Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Атланта-96 - Комментарии
СЕСТЬ. СУД УШЕЛ!
Атланта
Фото © Corbis

6 августа 1996

В заключительный день Игр спортивный арбитражный суд, который со вторника занимался рассмотрением апелляции, поданной Олимпийским комитетом России после дисквалификации четырех российских спортсменов (их, напомню, обвинили в применении запрещенного медицинского препарата бромантана, и Международный олимпийский комитет принял решение о дисквалификации), вынес окончательный вердикт. Цитирую.

«Заслушав стороны, жюри пригласило для проведения независимой экспертизы профессора Мерсерского университета доктора Холбрука, который после детального изучения свойств препарата засвидетельствовал, что бромантан, с одной стороны, вполне может считаться средством, способным улучшить результат спортсмена, но с другой, нет никаких доказательств, что российские атлеты применяли его с какой-либо иной целью, кроме укрепления иммунной системы организма.

Основываясь на вышеизложенном, жюри пришло к выводу, что, поскольку бромантан не обладает ярко выраженным стимулирующим действием, столь жестокое наказание, как лишение атлетов завоеванных ими медалей и последующая дисквалификация, не может считаться оправданным».

Такого решения следовало ожидать. В субботу в главном пресс-центре Игр прошла пресс-конференция президента Олимпийского комитета России, члена МОК Виталия Смирнова. Вот что он сказал:

«Два года назад мы начали целенаправленно готовиться к Играм в Атланте и обратились в Институт фармакологии Академии наук России, олимпийский медицинский центр и лабораторию антидопинга с просьбой подготовить ряд рекомендаций, в том числе, по медицинским препаратам, которые спортсмены могли бы принимать на протяжении этого периода. Одним из рекомендованных препаратов был бромантан, причем лично я получил документ, подписанный тремя крупнейшими российскими специалистами в области фармакологии, в котором говорилось, что бромантан не обладает никаким стимулирующим эффектом, но в значительной степени улучшает иммунные функции организма. В Атланте меня спрашивали, правда ли, что в России бромантан применяется в космонавтике и войсках, которые несут службу в горячих точках. Не знаю. Во всяком случае, никогда не интересовался.

За два года - с 1994-го по 1996-й - было несколько случаев, когда наличие бромантана было отмечено в допингпробах пловцов, легкоатлетов, фигуристов, велосипедистов. Причем фигурировали не только российские, но также шведские, литовские и эстонские спортсмены. Ни в одном случае медицинская комиссия МОК не проявила к этому никакого повышенного интереса - то есть предупреждений не получили ни НОК, ни федерации, ни сами атлеты. В мае этого года по просьбе Международной федерации легкой атлетики представить образцы препарата, мы послали 50 таблеток, которые, как потом выяснилось, были переданы в медицинскую комиссию МОК. А в июле – то есть за несколько дней до открытия Игр в Атланте – препарат был запрещен: медицинская комиссия сочла его стимулятором, не поставив в известность Олимпийский комитет России. Поэтому руководство НОК попало в весьма двусмысленную ситуацию: мы сами рекомендовали препарат и, получается, сами способствовали дисквалификации своих спортсменов.

Поскольку решить возникшую проблему путем переговоров не удалось, мы были вынуждены обратиться в арбитражный суд. Аргументов у российской стороны было два. Во-первых, как мы были уверены, препарат не находится в списке запрещенных, во-вторых, была нарушена процедура: по правилам все данные анализов должны быть предоставлены уличенной в применении запрещенных средств стороне в течение 48 часов. О результатах первой из проведенных проб нам сообщили через три дня. Второе сообщение пришло через пять. Кроме моральной стороны была не менее важна и финансовая: призеры получили довольно крупные валютные премии и уже разъехались по домам.

3 августа, несмотря на то, что дело слушалось в суде уже четыре дня, мы обратились в Исполком МОК с целью найти компромисс: чтобы ни у кого не сложилось впечатления, что НОК России раздувает конфликт с Международным олимпийским комитетом, - все-таки мы члены одной олимпийской семьи, а следовательно, должны жить по одним законам. ОКР, со своей стороны, обещал снять все претензии, проследить самым тщательным образом за тем, чтобы бромантан впредь никем из спортсменов не употреблялся, и, наконец, оказать полное содействие медицинской комиссии МОК в проведении любых анализов, связанных с этим препаратом. В свою очередь, мы просили о том, чтобы МОК нашел возможность заменить дисквалификацию строгим предупреждением. Поскольку в сложившейся ситуации наказывать спортсменов - это в высшей степени несправедливо. МОК принял решение дождаться завершения судебного разбирательства и после этого дать ответ».

На вопрос, почему бромантан был обнаружен в допингпробах только четырех атлетов, тогда как был рекомендован всем без исключения федерациям, Смирнов ответил: «На мой взгляд, это говорит только о том, что интерес к бромантану был очень невысок».

«Мы не намерены обращаться ни в какие иные инстанции, - добавил президент НОК. - Каким бы ни было решение, мы ему подчинимся».

Что ж, история закончена: пловцы Андрей Корнеев и Нина Живаневская, борец Зафар Гулиев и легкоатлетка Марина Транденкова восстановлены в своих правах. Но неприятный осадок остался.
На вопрос, что президент Олимпийского комитета России думает об Играх в целом, Смирнов сказал:

«Выводы делать рано. Я лично знаю руководителей оргкомитета Игр уже девять лет, это замечательные люди, и они искренне старались провести самые лучшие Игры в истории. Равно как и МОК всегда делает все от него зависящее, если речь идет об интересах дела. Может быть, в Атланте что-то не получилось: я сам был исполнительным директором оргкомитета московской Олимпиады и знаю, сколько проблем возникает по ходу соревнований. Знаете ли, в дни Игр-96 с российской стороны я не слышал ни одной жалобы…»

…Что ж, все логично: на первой половине пресс-конференции присутствовал президент Олимпийского комитета России, на второй – член МОК.

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru