Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Афины-2004 - Плавание
Кеес ван ден Хугенбанд:
«
В ПЕКИНЕ ФЛАГ ГОЛЛАНДИИ ПОНЕСЕТ МОЙ СЫН»
Кеес ван ден Хугенбанд
Фото © Александр Вильф,
на снимке: Кеес ван ден Хугенбанд

24 августа 2004

Отец Питера ван ден Хугенбанда опоздал на интервью почти на час. Этого в принципе следовало ожидать. В среду голландец одержал фантастическую победу в финале 100-метровки вольным стилем, а в четверг утром его отца ждал очередной стресс, но уже со знаком «минус»: Питер, как и четырехкратный олимпийский чемпион Александр Попов, не попал в полуфинал на дистанции 50 метров.

Словом, причин нарушить договоренность у Кееса ван ден Хугенбанда хватало. Впору было ожидать, что он вообще не появится в бассейне. Но Хугенбанд-старший пришел.

Увидев меня, виновато улыбнулся:

- Заставил ждать? Извините. Столько всего случилось...

- Поздравляю с победой и... выражаю соболезнования. Наверное, не ожидали такого поворота событий?

- Да уж... Но ничуть не расстроен. Питер ставил перед собой одну-единственную задачу: выиграть в Афинах 100 метров вольным стилем и повторить достижение Попова. Ему удалось набрать хорошую форму, и лишь поэтому он решил стартовать на дистанциях 200 и 50 метров.
- Как-то даже не верится, что Питер не расстроился, проиграв 200-метровку, на которой он стал олимпийским чемпионом в Сиднее, Иану Торпу?

- Расстроился, конечно. В момент финиша. Тем более что проиграл-то совсем немного.
Но я слишком хорошо знаю сына: по-настоящему принципиальной для него была лишь 100-метровка.

- А как сын объяснил, почему он не попал в финал на «полтиннике»?

- Он не спал всю ночь. Я предупреждал его, что такое может случиться. Говорил, что предпринять. Но ничего не помогло. Слишком сильным оказался эмоциональный стресс после победы. Ведь он так долго ждал этого. Рассказывал, что под утро, когда уже не было сил даже на то, чтобы держать глаза открытыми, в голове снова и снова прокручивалась та 100-метровка. От старта до финиша. И его опять начинало трясти.
А в предварительном заплыве на 50 метров он не смог стартовать так, как стартует обычно, потому что находился в полностью разобранном состоянии.

- Честно говоря, я не верила что на 100-метровке ваш сын сумеет догнать Роланда Шумана.

- Питер ненавидит, когда кто-то из соперников плывет в такой манере. Помните, как на чемпионате мира в Фукуоке он проиграл Энтони Эрвину? Тот плыл по крайней дорожке, быстро начал, вырвался вперед, а Питер не обратил на него внимания - караулил Торпа. Да и в Сиднее произошло нечто похожее. Помните 100-метровку, которую Майкл Клим начал за 23,12, быстрее, чем Питер, когда побил рекорд мира в полуфинале?

У сына давно сложилась вполне определенная тактика. Он прекрасно знает, как должен начать дистанцию, чтобы хватило сил на финиш. Климу, кстати, в Сиднее их не хватило. Не так-то просто сохранить скорость на второй половине дистанции, если львиная доля энергии уходит на первую. Но, когда кто-то рядом уходит в отрыв, да еще так, как это сделал в финале Шуман, невольно хочется погнаться следом.

Именно это пугало меня больше всего. Я боялся, что Питер не выдержит и начнет ускоряться раньше, чем нужно. Зато когда он дождался поворота и пошел... О-о-о! Вы не представляете, как я счастлив, что ему удалось выиграть!

- Это я видела. Даже испугалась, что вы вывалитесь с трибуны на бортик бассейна.

- В какой-то момент я с удивлением почувствовал, что меня держат с двух сторон. Но это что! Слышали бы вы, что творилось с нашими телекомментаторами. Сразу после финала мне позвонил приятель - руководитель голландского спортивного канала - и сказал, что в любой другой ситуации он немедленно отозвал бы бригаду с Игр и уволил. В течение нескольких минут после финиша они не могли произнести в эфир ни одной связной фразы, только кричали, свистели, хохотали как умалишенные, топали ногами и лупили кулаками по пультам...

- Почему для Питера была так важна именно 100-метровка?

- Из-за Попова. Я же вам рассказывал, помните? Сын во всем равняется на Алекса. И безумно восхищается им.

- Ну здесь, в Афинах, вряд ли...

- А что изменилось в связи с тем, что Попов проиграл? Менее великим он не стал. По крайней мере в моих глазах и глазах моего сына. Да, неприятно. Но от этого не застрахован ни один спортсмен. Мне кажется, причина неудачи Попова кроется в том, что он немного поздно начал тренироваться. В феврале мы говорили с ним по телефону - я пригласил Алекса на турнир в Голландию. Он отказался, сославшись на то, что только приступил к тренировкам. Я тогда еще очень удивился этому. Потому что Питер уже несколько месяцев работал вовсю.

- Но, если не ошибаюсь, стартов у вашего сына в этом сезоне было не много.

- Шесть или семь. И все проходные. Специально он не готовился ни к одному из них, даже к чемпионату Европы. Приехал в Мадрид в разгар тяжелейшей тренировочной работы. Как в 2000 году в Хельсинки. Просто тогда он страшно расстроился, проиграв все, что только можно было, - не имел большого опыта переживать поражения, не был готов к критике, которая мгновенно обрушилась на него в голландской прессе. А в Мадриде воспринял результат совершенно спокойно. Был, по-моему, даже доволен тем, что все происходит в точности так, как в олимпийском сезоне четыре года назад.

- Голландские журналисты по-прежнему отслеживают каждый его шаг?

- Питер к этому уже привык. К тому же пресса почти всегда относится к нему весьма доброжелательно. Вывести его из себя вашим коллегам удалось лишь истерией вокруг Майкла Фелпса. Мало того что все американские газеты начали вовсю стравливать Питера с Майклом, как перед Сиднеем многие стравливали Питера с Поповым. Американцы договорились до того, что самая главная и самая престижная дистанция в плавании не 100-метровка, а 200 метров.

На одной из пресс-конференций Питер не выдержал и сказал, что ему надоело слушать всю эту чушь. Напомнил, что именно американцы еще со времен Вайссмюллера считают 100-метровку вольным стилем королевской дистанцией и не уставали убеждать в этом мир все дни, что шли Олимпийские игры в Атланте. Другое дело, что вопреки их ожиданиям победил там не Гэри Холл, а Попов, повторив рекорд Вайссмюллера. И добавил, что он, Питер, мечтает о том, чтобы его имя заняло место в истории плавания именно в этом ряду. Рядом с Вайссмюллером и Поповым.

- Сын будет продолжать плавать после Афин?

- Да. До Олимпиады в Пекине. У него два больших контракта - с фирмой Nike и голландским телевидением. Так что плавать еще четыре года он не только хочет сам, но и обязан.

- Кстати, такой вопрос. Питер, как я понимаю, один из наиболее популярных и уважаемых в вашей стране спортсменов. Ему не предлагали пронести государственный флаг на церемонии открытия афинских Игр?

- Предлагали. Он выдвинул компромиссный вариант, который в итоге всех устроил: на церемонию открытия в Афинах Питер не идет (он вообще никогда в жизни не принимал участия ни в одном подобном мероприятии), но обещает взять на себя роль знаменосца в Пекине.

- Не боитесь, что он может повторить печальный опыт Попова?

- Не думаю, что к тому времени у Питера останутся какие-то амбиции. Ему будет 30, а все, что он хотел выиграть в плавании, он уже выиграл.

- Стать семейным человеком ваш сын не планирует?

- Думает об этом. Его невеста Минуш Смит здесь, в Афинах. Она бывшая пловчиха, участвовала в Играх в Атланте и заняла седьмое место в комплексном плавании. В том же виде, кстати, в котором выступала в свое время жена Попова.

- А как насчет будущей профессии?

- Питер закончил медицинский факультет университета - это я настоял на том, чтобы он пошел по моим стопам. Но работать врачом Питер, скорее всего, не будет. Сами посудите, как неловко он может себя чувствовать, придя в медицину в 30 лет, в окружении исключительно 20-летних коллег. Но вопрос его трудоустройства не сильно меня волнует. У сына уже сейчас есть довольно заманчивые предложения от не скольких крупных фирм - все они касаются работы в области public relations. Питера, как мне кажется, это интересует. Меня гораздо больше занимает другое.

- Что же?

- Успеет ли Питер до Игр в Пекине сделать меня счастливым дедом...

2004 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru