Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Афины-2004 - Борьба
КАК ЖЕ ТРУДНО ВЫИГРЫВАТЬ У ДРУГА!

27 августа 2004

победный прием Бувайсы Сайтиева
Фото © Григорий Филиппов
на снимке: победный прием Бувайсара Сайтиева

В заключительный день Игр российские борцы завоевали еще две высшие награды. Бувайсар Сайтиев стал чемпионом в категории 74 кг, а Хаджимурад Гацалов выиграл золото в весе 96 кг.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ ЧЕРЕЗ ЧЕТЫРЕ ГОДА!

Для Бувайсара Сайтиева день начался с драки. Он боролся за выход в полуфинал с Мурадом Гайдаровым, который представляет Белоруссию, а на самом деле вырос с Сайтиевым в одном городе - Хасавюрте - и много лет работал с ним бок о бок на тренировочных сборах.

Знающие обоих борцов люди рассказывали, что даже на тренировках соперничество Сайтиева и Гайдарова было непримиримым. Они настолько хорошо изучили друг друга, что уязвимых мест просто не осталось. Гайдаров был тем самым соперником, которого Сайтиев одолел в финале прошлогоднего чемпионата мира, выступая со сломанной в трех местах челюстью. Но сдаваться в Афинах он не собирался.

На ковре Гайдаров вел себя вызывающе. Так, как обычно ведут себя те, кто давным-давно убежден в собственном превосходстве и в том, что победа не достается им только из-за заведомой предвзятости арбитров. Повод обидеться на судей очередной раз возник и в схватке с Сайтиевым: по истечении основного времени поединка борцов поставили в крестообразный захват. Сайтиев вышел из него победителем.

Чем опытнее борцы, тем реже чье-то преимущество в «кресте» можно истолковать однозначно. Не исключено, что, отдавая Сайтиеву столь нужный тому балл, судья помнил прежде всего о том, что перед ним - олимпийский чемпион Атланты, многократный чемпион мира и Европы. А уж потом задавался вопросом, кто из соперников более прав.

Понять это в крестообразном захвате, как я уже написала, удается далеко не всегда. Но решение стало последней каплей для Гайдарова. Проиграв схватку, он отказался пожать руку победителю, а вместо дежурной благодарности судьям высказал все, что о них думает, не особенно выбирая выражения.

В борцовской среде на этот счет (даже если ты проиграл несправедливо) существует определенный этикет. Гайдаров его нарушил. Завязалась перепалка, которая мгновенно переросла в потасовку. Сначала - между спортсменами и их тренерами, потом рядом с Сайтиевым появился его брат Муслим, мигом перемахнувший с трибуны, а рядом с Гайдаровым - его группа поддержки.

Немалая вина, как ни странно, лежала на организаторах. Им не пришла в голову элементарная вещь: позаботиться о том, чтобы борцы, сойдя с ковра, не пересекались в одном пространстве хотя бы первые несколько минут. В этом временном отрезке эмоции не поддаются контролю. Вот и заискрило. В результате Гайдаров в наручниках отправился в полицию, Сайтиев же был в значительной степени выбит из колеи и еле сумел собраться на полуфинальный поединок с поляком Кристианом Бжозовски.

Сам потом вспоминал:

- На ковер вышел, вроде бы начинать бороться нужно, а я все не о том думаю. В результате опять был крестообразный захват, а это всегда лотерея. - Борец усмехнулся каким-то своим мыслям и добавил: - Эта лотерея, видно, для таких слабых, как я, придумана - чтобы у сильных выигрывать.

Парадокс, но финальный поединок дался российскому спортсмену куда меньшей кровью, чем все предыдущие. В самой первой схватке Игр - с венгром Арпадом Риттером - Бувайсару вообще удалось довести своих тренеров и болельщиков до инфарктного состояния. Впервые в жизни он попался на «промокашку». Так называется унизительный для любого борца прием, когда соперник одновременным захватом ног и шеи вынуждает своего оппонента выгнуться, как пресс-папье, и судорожно дрыгаться на виду у всего зала в попытках (как правило, безрезультатных) спасения.

Бувайсар вырвался. С одной стороны, неудивительно: венгр лишь пару лет назад перешел в вольную борьбу из греко-римской и по всем параметрам не мог считаться серьезным препятствием. До Игр в Афинах встречался с Сайтиевым семь раз и все семь уходил с ковра, не заработав ни единого балла. Но поймать на «промокашку» самого Сайтиева - это уже не шутки.

Правда, к финалу, где Сайтиеву предстояло бороться с Геннадием Лалиевым из Казахстана, об этом не вспоминали ни сам спортсмен, ни полсотни земляков, приехавших в Афины из Хасавюрта, ни такое же количество болельщиков из Красноярска (именно там, в знаменитой борцовской школе Дмитрия Миндиашвили, Сайтиев вырос в двукратного олимпийского чемпиона).

Группу поддержки Бувайсар не подвел. Заработал первый балл, вытолкнув соперника с ковра на 30-й секунде поединка, затем трижды - как по учебнику - сделал три наката и закончил поединок со счетом 7:0.

- В финале я настраивался на более тяжелую схватку, - признался он. - Обязательно спрошу у Гены, что случилось. Он должен был бороться гораздо сильнее. В разминочном зале выглядел настолько хорошо, что я даже побаиваться начал. Мы с ним давно знаем друг друга, долгое время были спарринг-партнерами на тренировочных сборах. Лалиев - прекрасный парень, огромной души человек - это вам кто угодно скажет. Я даже чуть расстроился, когда понял, что судьба сведет меня в финале именно с ним.

- Нервничали, выходя на ковер?

- Немного. Победить в Афинах оказалось куда сложнее, чем восемь лет назад в Атланте. Там все было по-другому. Молодой парень, душа нараспашку, терять нечего. Пришел, всех повалял - и ушел. А в Сиднее не получилось. Сам виноват - слишком успокоился. И не вышел из группы. У нас ведь все предельно ясно: проиграл одну схватку - все кончено. Добро пожаловать на Игры через четыре года. Но я об этом не жалею. Благодарен и тем, кто все эти годы мне помогал, - за поддержку, и тем, кто мешал, - за то, что расслабляться не позволяли.

- Почему ваш первый поединок в субботу с Риттером получился таким тяжелым? Не успели проснуться?

- Я же гонял вес - пять килограммов. А когда гоняешь, то после взвешивания снова начинаешь его набирать. Хочешь не хочешь, к вечеру напиваешься воды до такой степени, что весь булькать начинаешь. Поэтому наутро самочувствие далеко не идеальное. Думаю, причина в этом. А пить хочется и сейчас. Как и восемь лет назад, когда победил в Атланте. Так хочется, что ни о чем другом просто думать не могу.
Сайтиев повернулся, чтобы уйти в раздевалку, но я окликнула его еще раз - тем самым уменьшительным именем, которое он при знакомстве назвал мне восемь лет назад в Атланте:

- Бусик! Когда мы с вами встречались последний раз, у вас не были сломаны уши. Где это случилось?
Бувайсар посмотрел на тренера - Дмитрия Миндиашвили:

- У меня разве когда-нибудь не были сломаны уши? Не помню...

И, улыбнувшись еще раз, скрылся за изгибом коридора.

- Он не любит вспоминать о травмах, - вздохнул Миндиашвили. - Здесь боролся - две фаланги на руке сломаны. С его точки зрения, это вообще не повод для разговора. Но я-то знаю, какой ценой даются все эти победы.

- Почему вы не настояли, чтобы снять Сайтиева с финала чемпионата мира в прошлом году?

- Настаивал. Всю ночь возле него просидел. Хотя даже не подозревал, что травма настолько серьезна. Что в Москве придется делать сложнейшую операцию, извлекать три обломка кости. В Нью-Йорке мы тоже делали рентгеновский снимок, но то, что челюсть сломана, да еще в трех местах, американские врачи не увидели. Бусик промучился почти сутки, постоянно прикладывал к лицу лед, иногда забывался сном, и тогда я начинал плакать - пока он не видит. Не мог смотреть, как он страдает. Но слышать о том, чтобы отказаться от выступления, он не хотел.

- С вашей точки зрения, поражение в Сиднее было случайным или же расплатой за предыдущие четыре года?

- Скорее расплатой. Бусик мог выиграть. Но он же за четыре года не проиграл ни одного чемпионата, где выступал. Наверное, чересчур успокоился. Но я счастлив. Он не просто вернул себе титул олимпийского чемпиона. Он доказал, что действительно великий борец.

ЗОЛОТОЙ ХАДЖИМУРАД

Финальное выступление Хаджимурада Гацалова в категории 96 кг получилось настолько уверенно-спокойным, что даже не верилось, что чемпионом Олимпийских игр стал дебютант, которому помимо недостатка опыта до весовой нормы не хватало почти пять килограммов. Таких спортсменов, выступающих в более тяжелой относительно собственного веса категории, называют обидным на первый взгляд словом: недовесок. Однако в устах борцов по отношению к Гацалову даже это звучало уважительно.

Его соперником был Магомед Ибрагимов из Узбекистана. По сути же, на ковре, как это часто случается в вольной борьбе, схлестнулись интересы Дагестана и Осетии. В частности, за Гацалова что было сил болел выдающийся осетинский борец, двукратный олимпийский чемпион Сослан Андиев.

Он и стал моим первым собеседником, когда победа россиянина стала свершившимся фактом.

- Хаджимурад - удивительный спортсмен, - сказал Андиев. - Два года назад не сумел отобраться в сборную в категории 84 кг, но тем не менее поехал на чемпионат Европы, чтобы выступить в более тяжелом весе, - возникла необходимость заменить борца, который не смог поехать на те соревнования. И стал чемпионом. В этом году выиграл снова. Ему действительно пока не хватает веса, но в этом есть определенный плюс: удается сохранить резкость, взрывную силу. Вы видели, как он боролся? Я смотрел все схватки Гацалова, и, на мой взгляд, каждая из них заслуживает высшей оценки - за тактику, грамотность ведения боя, умение распределить силы на весь турнир. А ведь перед ним не ставили никаких задач.

Андиеву вторил еще один двукратный олимпийский чемпион - Арсен Фадзаев:

- Золотой парень! Зо-ло-той! Порядочный, хороший. А как боролся! Нехватка веса - ерунда! Главное в борьбе - характер и умение держать удар. Если этого нет - не победишь. А вес всегда набрать можно.

Сам Хаджимурад Гацалов даже после награждения был немногословен, как истинный горец:

- Приходилось до последнего сдерживать себя. Поэтому долго настраивался на каждую схватку, рассчитывал каждое усилие - так, чтобы запаса хватило до финала. Не скажу, что какие-то поединки дались легче, а какие-то тяжелее. Хотя финальный был особым: мы с Ибрагимовым настолько хорошо друг друга знаем, что я голову сломал, думая, как и в чем могу его обмануть.

- А о победе думали?

- Как вам сказать... Два года назад я бы не поверил, если бы мне сказали, что я стану олимпийским чемпионом в этой категории. Но выиграть Олимпиаду было мечтой всей моей жизни. Я шел к этому 15 лет.

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru