Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Турин-2006 - Фигурное катание
ТРОЕВЛАСТИЕ

21 февраля 2006

Саша Коэн
Фото © Aлександр Вильф
Турин-2006. Саша Коэн

«Очи чорние - лалала-лала - очи чорние, американские…» - пел во весь голос на улице перед катком Палавела один из американских телевизионщиков. Его можно было понять. Впервые за все время турнира по фигурному катанию представительница его страны захватила лидерство и имела все шансы сохранить его до конца.

Когда Ирина Слуцкая исполнила свою программу и вышла на первое место, у меня в ложе прессы зазвонил мобильник. Звонивший - человек из «внутренних» кругов и весьма близкий к судьям - сказал: «Ирину будут убирать. Жестко. Сейчас начнется».

Что имелось в виду, было понятно. Японка Шизука Аракава, итальянка Каролина Костнер и Саша Коэн, которым выпало выступать после россиянки, имели все шансы на то, чтобы обойти Слуцкую. Ирина справилась со всеми элементами. Могла бы, наверное, сделать больше, если бы прыгнула каскад 3+3. В этом случае получила бы за технику еще два с лишним балла. Соединить в каскаде два тройных прыжка к этому моменту удалось лишь двум спортсменкам - американке Кимми Майсснер и грузинке Элене Гедеванишвили.

Но что теперь обсуждать? Второго тройного не получилось. А может быть, он и не планировался. До сих пор Ирина никогда не включала этот каскад в короткую программу – считала ненужным, неоправданным риском. Но кто знает, может как раз в Турине и стоило?

Сказанные по телефону слова «сейчас начнется» подразумевали, что и Аракава, и Костнер способны пойти на 3+3 - каскад, который обе успешно выполняли на тренировках. А значит, готовы обойти двукратную чемпионку мира как минимум по сложности своих программ.

На трибуне рядом со мной за соревнованиями наблюдал чемпион США Джонни Вейр.

- Мой фаворит - Ирина, - сказал он. - Она не маленькая девочка, как большинство других. Сильная, взрослая спортсменка, которая уже выиграла множество соревнований и продолжает их выигрывать. Умная. Не теряет контроля над собой ни при каких обстоятельствах.

- Знаю, многие американские болельщики не испытывают восторга от того, как катается Слуцкая. Считают ее стиль недостаточно изысканным для женского катания. Чересчур атлетичным.

- Она, безусловно, спортсменка до мозга костей. Но посмотрите: есть Саша Коэн, которая катается, как танцует. Очень красиво. Красивых фигуристок много. И ни одна из них не способна кататься, как Ирина. У нее свой собственный стиль, не сравнимый ни с каким другим. Поэтому я за нее и болею.

- А как же Саша?

- Я уже сказал. Саша на льду - как красивая, нежная фарфоровая куколка. Очень хрупкая, очень талантливая. Но иногда она делает ошибки.

- Катание Каролины Костнер вам импонирует?

- Равнодушен. Ее стиль не воспринимаю. Мне он кажется слегка «размазанным». У Костнер замечательные прыжки - когда она их делает без ошибок, хорошие вращения. Никакая другая спортсменка не катается так быстро, как она. Плюс - Каролина очень молода. И, наверное, может многого добиться. Но - потом. Ничего другого сказать о ней не могу. Теперь вы, наверное, спросите об Аракаве?

- Естественно.

- Она красивая. В ней есть потрясающее внутреннее спокойствие, которое, как мне кажется, вообще свойственно восточным людям. Внешне она очень элегантная, мягкая, но изнутри идут сила и мощь, которые невозможно скрыть никакими платьями. Ее прыжки - стопроцентная реализация этой мощи, невероятного внутреннего огня. Все это захватывает, завораживает. Невозможно не поддаться эмоциям, когда она на льду.

- Аракава решила вернуться к своим старым программам. Вы тоже катали в Турине прошлогоднюю произвольную композицию. Считаете, это более правильно?

- Что касается Шизуки, она незадолго до Игр рассталась с Татьяной Тарасовой, стала работать с Николаем Морозовым, и он поменял в ее программе (хотя сам ее когда-то и ставил) довольно много деталей.

Если вас интересует мое мнение, - конечно же, надо стараться делать новые постановки. В нашем виде спорта болельщикам гораздо интереснее видеть, как фигурист меняется. Причем это касается всего - костюмов, музыки, стиля катания. И с этим нельзя не считаться. А вернулся я к старой композиции, потому что новую не очень воспринимали судьи, да и сам я чувствовал себя не столь уверенно. Считайте, у меня просто не было другого выхода.

- На чемпионате мира в Калгари вы собираетесь исполнять ее же?

- Да. Но при этом хочу попробовать включить в программу четверной прыжок - сделать его и в квалификации, и потом - в произвольной. Если это получится, думаю, моя программа будет выглядеть по-другому. Лучше, чем в Турине…

Аракава тоже не cтала делать в каскаде второй прыжок тройным. Со всеми элементами она справилась хорошо - получила ерундовое снятие за тройной флип и вышла на второе место, отставая от Слуцкой на 0,71.

А в следующей группе упала Костнер.

Эту фигуристку - хоть она и заняла в итоге одиннадцатое место - опасались не зря. В тренировках Каролина щелкала свои каскады как семечки. Если бы сделала, оценки за компоненты программы, наверняка, оказались бы намного выше. Ну а раз упала - к чему лишние реверансы?

Вот и получилось, что расклад перед выходом на лед Коэн сложился для России весьма неплохо.  В том, что преимущество перед Аракавой не получилось более убедительным, Слуцкая была виновата сама. Могла ли она пойти ва-банк? Безусловно. Так поступал когда-то канадец Элвис Стойко, усиливая набор обязательных «коротких» элементов прыжком в четыре оборота. Понимал прекрасно, что чем-то другим затмить соперников ему не по силам, вот и прыгал по максимуму. Иногда это помогало, иногда нет. Но фигурист получал удовлетворение уже от того, что делал все что мог.

Вообще разговоры о том, что судьи будут во что бы то ни стало стараться «топить» россиянку и тащить наверх ее американскую соперницу, лично мне казались сильно притянутыми за уши. В конце концов кто решил, что четыре золотые награды ни в коем случае не могут быть отданы одной стране? Был же пример Лиллехаммера, где вплоть до женского финала по трибунам и под ними курсировали все те же, аналогичные туринским, аргументы и слухи. Что у России уже есть три золота. Что Америке позарез нужна своя чемпионка и что ей, вне всякого сомнения, должна стать Нэнси Керриган. Что победа Оксаны Баюл состояться не может, потому что не может, и все! Украину в начале 90-х еще как-то не привыкли отделять от развалившегося СССР, так что в сознании подавляющего большинства задействованных в фигурном катании иностранцев Баюл по-прежнему оставалась неотделимой частью ненавистного «советского» блока. Но выиграла же тогда эта кроха!

Действительно ли Коэн была в короткой программе лучшей? В прыжках - однозначно нет. Амплитуда вылета, резкость, приземления - все, что, собственно, и определяет класс прыжковых элементов и связок, было заметно лучше и у Слуцкой, и у Аракавы. Но это и получило отражение в оценках. Так же как и то, что вращения и дорожки, показанные тремя главными охотницами за золотом, были сопоставимы и по сложности, и по классу исполнения.

Так чем же тогда взяла американка? Выразительностью. И хореографией. «Очи черные» - одна из лучших олимпийских работ (если вообще не самая лучшая) Николая Морозова, наиболее востребованного постановщика в мире. В танце совершенно не чувствовалось напряжение - и это хоть и немного, но отличало композицию американки от программы Слуцкой.

Впрочем, разговоры о возможном судейском раскладе в женском турнире, которые вне всякого сомнения велись как по одну, так и по другую сторону океана, сыграли свою роль. Коэн вышла на старт, как королева, прекрасно осведомленная о силе своего войска. Слуцкая - как одинокий боец, оставшийся у последнего укрепления с автоматом в руках, понятия не имея, исправен тот или нет.

На трибуне рядом с Вейром и немногими американскими болельщиками (большинство в этот день отправились на хоккейный стадион на матч Россия - США) сидела олимпийская чемпионка Солт-Лейк-Сити Сара Хьюз. Она приехала в Турин поболеть за родную сестру. И сразу после того как откаталась Эмили, Сара поднялась с ней и с ее тренером Бонни Ретцкин на трибуну участников.

Мне показалось, она болела за Слуцкую. Этот феномен трудно объяснить, но нередко случается, что олимпийский чемпион, закончивший выступать, внутренне испытывает гораздо больше симпатий к спортсменам своего поколения, особенно к тем, у кого выиграл сам, нежели к тому, кто пришел на его место.

На Коэн же чемпионка Солт-Лейк-Сити смотрела с некоторой ревностью и даже легким превосходством. Во взгляде угадывалось: «Я уже выиграла Олимпиаду. Сумеешь ли ты?»

А может быть, все это было только плодом фантазии. Сара, безусловно, была счастлива. Младшая сестра выступила замечательно. Откаталась без ошибок, на большом эмоциональном подъеме. На пару с еще одной дебютанткой американской команды - Мейсснер, она вполне могла бы стать одной из героинь вечера. Но обеих затмила Гедеванишвили.

Выступление самой юной участницы Игр (Элене родилась 7 января 1990 года) невольно заставило вспомнить: «Скажи мне, кто твой тренер». Подопечная Елены Водорезовой ворвалась в элиту точно так же, как когда-то - сама Елена. Налицо было все: суперсложность, превосходные вращения, а главное - то, как все это было преподнесено зрителям: уверенно, эмоционально, весело.

- В чем секрет, - пытала я Водорезову, когда та поднялась на трибуну. - Почему в российской сборной дебютантки катаются так, словно на чемпионатах Европы и мира им и в голову не приходит рассчитывать на что-то большее, нежели «просто участие»?

- Даже не знаю, что ответить, - пожала плечами Водорезова. - Возможно, на нас с Элене просто не давила ответственность. Не нужно было бороться за место в команде, думать о том, что надо во что бы то ни стало показать cвой лучший результат на национальном чемпионате, и бояться любой ошибки, потому что из-за нее тебя могут вообще выкинуть из сборной. Мы просто тренировались. Делали то, что считаем нужным. Да и сейчас никто не ставит перед Гедеванишвили никаких невероятных целей. Я рада, что Элене удалось показать, как она умеет кататься, уже на чемпионате Европы. Там она, правда, не справилась с нервами в произвольной программе, не хватило опыта. Будем стараться здесь.

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru