Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Турин-2006 - Фигурное катание
РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТА

13 февраля 2006

Максим Маринин, Татьяна Тотьмянина и Олег Васильев
Фото © Reuters
Турин-2006. Максим Маринин, Татьяна Тотьмянина и Олег Васильев

Победная история российского парного катания еще не знала случая, чтобы олимпийскими чемпионами стала не та пара, на которую делается главная ставка. Такую ставку в Турине Россия делала на Татьяну Тотьмянину и Максима Маринина, даже не допуская, что кто-то из соперников может оказаться выше.

Но в понедельник мысли крутились самые разные. Сумеют ли двукратные чемпионы мира выдержать психологическое напряжение борьбы? И как вообще сложится эта борьба?

В Турине, уже вселившись в Олимпийскую деревню, Маринин случайно встретил Мишель Кван. Тогда еще не было известно, что пятикратная чемпионка мира будет вынуждена оставить Игры и уехать домой. Завязался какой-то разговор, и тут Мишель вдруг сказала:

- Знаешь, когда выигрываешь первый чемпионат мира, то кажется, что плечи разворачиваются сами собой, становишься выше, увереннее в своих силах. Но очень быстро начинаешь чувствовать, что на тебя ложится тяжеленная плита, которая с каждой новой победой все больше прижимает тебя к земле. А плечи начинают расправляться у тех, кто идет сзади. Они моложе, сильнее мотивированы, им легче все дается...

Большая иллюзия - предполагать, что чемпионы могут заставить себя не думать об ответственности. Победив, Маринин признался, что отгонять такие мысли прочь в оставшиеся до старта дни было самым сложным. Даже перед финалом мало кто удерживался, чтобы не напомнить: «Ну, давайте, ребята! Мы же столько лет не проигрывали на Олимпиадах!»

Выдержать подобный стресс не всегда получалось даже у самых великих. Так что в финале могли случиться самые разные варианты.

ВАРИАНТ ПЕРВЫЙ: ШЕНЬ Сюэ И ЧЖАО Хунбо

Если бы в конце августа партнер сильнейшей китайской пары не разорвал ахилл и не выбыл на несколько месяцев из строя, Шень Сюэ и Чжао Хунбо были бы в Турине самым опасным соперником России. В понедельник это стало очевидно: всего после месяца совместных тренировок, после почти проваленной короткой программы китайцы сумели сделать почти невозможное. Результат 124,59, показанный фигуристами в произвольной программе, не стал для них лучшим (рекорд этой пары в произвольной программе - 136,02). Но он тем не менее превышал максимальные достижения таких дуэтов, как Дань Чжан/Хао Чжан (124,36), Алена Савченко/Робин Шелковы (123,62), Мария Петрова - Алексей Тихонов (122,62).

После короткой программы вторую российскую пару и Шень Сюэ и Чжао Хунбо разделяли чуть меньше двух баллов. А это означало, что Петровой и Тихонову, чтобы остаться впереди, нужно добиться максимально качественного проката.

ВАРИАНТ ВТОРОЙ: Алена САВЧЕНКО И Робин ШЕЛКОВЫ

Еще до начала финала немецкую пару успели назвать главным открытием Игр в фигурном катании. Не так часто случается, чтобы фигуристы, выступающие вместе меньше двух лет, столь стремительно подобрались к элите. Произошло это не только благодаря таланту украинки Алены и мулата Робина. Но и тому что волею судьбы они оказались в прекрасных руках. Инго Штойер - чемпион мира-1997 в парном катании - реализовался в тренерской профессии как всесторонне профессиональный специалист и весьма незаурядный постановщик. Обе программы его немецких подопечных сами по себе были произведением искусства. Что приобретало совершенно особую ценность в свете новых правил.

Однако перед отъездом в Турин подготовка пары была серьезно нарушена (чтобы не сказать - сорвана). Вакханалия Олимпийского комитета Германии, развернутая вокруг «демократического» прошлого Штойера и его связей со «Штази», привела к тому, что и самого тренера, и его спортсменов журналисты не оставляли ни на минуту. При этом каждый писал все что бог на душу положит.

По словам Алены, она не могла ни спать, ни есть, постоянно плакала. В голову лезли самые разные мысли, вплоть до того, чтобы вообще не ехать на Игры, если тренеру откажут в аккредитации.

Дело в итоге решилось положительно, но заплатить за участие в Олимпиаде пришлось собственными нервами. Это сказалось прежде всего в короткой программе, где немцы остались седьмыми. Но в финале они боролись что было сил. Ошиблись в первом выбросе, затем, хотя и незначительно, - в поддержке. Получили небольшие сбавки во втором выбросе и в параллельном вращении, но в целом, с учетом высокой сложности элементов, результат оказался неплохим - 119,19.

ВАРИАНТ ТРЕТИЙ: Мария ПЕТРОВА И Алексей ТИХОНОВ

Многие годы они как бы несли на себе клеймо вечных дублеров. Сначала - Елены Бережной и Антона Сихарулидзе, затем - Татьяны Тотьмяниной и Максима Маринина. Стать первыми в мире им позволили лишь однажды - в 2000-м, когда первая пара страны по ряду обстоятельств не сумела поехать на чемпионат.

Но все последующие годы груз, который ложился на вторую российскую пару, был непомерно велик. Потому что неизменно подразумевалось: Петрова и Тихонов должны быть всегда готовы к тому, чтобы удержать российские позиции, если лидеры вдруг споткнутся.

Так бывает всегда, когда речь идет о политике. За последние сорок с лишним лет парное катание было в России именно политикой. А как иначе, если страна вот уже 11 олимпийских циклов не отдавала олимпийское золото в этом виде программы никому?

Петрова и Тихонов обмолвились как-то, что собираются довести олимпийский сезон до конца - выступить в марте на чемпионате мира в Калгари и лишь после этого уйти из спорта. Но главным их стартом, конечно же, должен был стать финал Игр. Последняя возможность завоевать первую в своей карьере олимпийскую медаль

Четыре с лишним балла, отделившие этих фигуристов в субботу от соотечественников, в общем-то не позволяли им особо надеяться на победу. Но реальный шанс стать серебряными призерами Игр у них имелся.

И снова, как не раз случалось в последние годы, спортсменов подвели нервы. Две грубые ошибки (Мария сделала двойной тулуп вместо тройного, а Алексей «сдвоил» сальхов) закончились потерей медальных шансов вообще. Перед выходом на лед трех оставшихся пар Петрова и Тихонов по сумме двух программ занимали в протоколе вторую строку, и было понятно, что остаться в тройке они могут лишь чудом.

ВАРИАНТ ЧЕТВЕРТЫЙ: ЦИНЬ Пан И ЦЗЯНЬ Тон

Вице-чемпионы Китая, выступавшие в финале в амплуа дублеров главных надежд страны и имевшие четвертый результат после короткой программы, исполнили программу «по-дублерски»: достаточно надежно, но без чемпионского блеска. По результату произвольной они проиграли Шень Сюэ и Чжао Хунбо чуть более балла. Но этого оказалось достаточно, чтобы остаться в общем зачете позади соотечественников. Зато позволило опередить россиян.

БЕЗ ВАРИАНТОВ!

При таком катании, какое под музыку из кинофильма «Ромео и Джульетта» Тотьмянина и Маринин показали в финале, обыграть их не смог бы никто. Идеальное исполнение, изумительная красота! На последних четырех Олимпиадах, пожалуй, не было случая, чтобы выступление чемпионов получилось настолько чистым. Можно было не ждать оценок, чтобы понять, что Татьяна и Максим - первые. Они были совершенно не в силах радоваться. Все силы ушли на выступление, были высосаны из спортсменов до последней капли.

Последние полтора года со спортсменами, помимо тренера, постоянно работал личный врач-психолог Елена Дерябина. Если бы не она, Маринин, скорее всего, так бы и не сумел морально восстановиться после трагического случая в прошлом сезоне - когда на этапе «Гран-при» Тотьмянина упала с поддержки. Слишком винил в этом себя и считал, что партнерша никогда не сможет его простить. Дерябина неотлучно находилась с фигуристами несколько месяцев, опекала их на всех турнирах, восстанавливала после нагрузок и мелких травм. В конце прошлой осени ее услугами случайно воспользовалась одна выдающаяся, травмированная на тот момент теннисистка, после чего врачу было сделано предложение, от которого, выражаясь хрестоматийной цитатой из «Крестного отца», невозможно отказаться. Дерябина отказалась. Сказала лишь, что готова обсудить эту тему весной. Когда закончат выступать Тотьмянина и Маринин.

В Турин ее не взяли. На просьбу аккредитовать врача Тотьмяниной и Маринина на Играх Российская федерация фигурного катания ответила отказом.

Впрочем, к моменту выступления и Татьяна, и Максим уже были психологически другими людьми. Абсолютно уверенными в себе. «Мы знали, что в олимпийской команде есть психолог, который, наверное, согласился бы помочь, если бы возникла такая потребность. Но я совсем не знаю этого человека и не видел смысла рисковать, - сказал Маринин. - На переправе лошадей не меняют».

Во вторник утром я позвонила Дерябиной в Москву - поздравить.

- Не спала всю ночь, - чуть не плача от счастья сказала она. - Таня с Максимом не просто заслужили эту победу. Они выстрадали ее всем своим существом. Ведь если говорить честно, в них никогда не было столь яркой искры таланта, которая дает возможность человеку добиваться цели гораздо меньшим трудом. Тотьмянина и Маринин прежде всего трудяги. Я видела, с каким фанатизмом они работают на тренировках. Поэтому их золото имеет для меня совершенно особенную цену.

Умение работать так, как не может никто другой, - тоже своего рода талант.

- Мы сделали все, что могли, - сказала после выступления Тотьмянина. - Работали ради этой победы очень много и тяжело. Многое пережили вместе. Я до сих пор порой думаю, что падение с поддержки, которое произошло год назад, тоже сыграло свою роль. В тренировках, случается, спортсмены падают не менее серьезно. Но публика не видит этого и не задумывается, какой ценой даются нам победы. Возможно, увидев то падение, кто-то станет относиться к нашему труду более уважительно. Это действительно очень тяжелая работа.

С другой стороны, наверное, не зря говорят, что олимпийским чемпионом нужно родиться. Видимо, мы действительно родились с Максимом под счастливой звездой.

Маринин лишь добавил:

- Не знаю, как выразить, что сейчас чувствую. Ты ждешь этого момента всю жизнь, а он пролетает на одном дыхании. Так много людей стремятся выиграть Олимпиаду, а получается у единиц. У нас получилось. Мы с Татьяной, если вспоминать, очень долго притирались друг к другу. По знаку зодиака я - Овен и долго стремился лидировать, диктовать свои условия. Но со временем понял, что пара - это как лошади, которые бегут в одной упряжке. Если хочешь прибежать к финишу первым, надо чем-то жертвовать, полностью доверять тем, с кем идешь к цели. Если не доверяешь, то и не стоит начинать работать.

Именно поэтому слово тренера для нас - закон. Ведь если разобраться, именно он несет ответственность за все. Можно сказать, что последние два года у нас были четко распределены роли. Мы не тратили лишних сил и времени на ненужные разговоры. А в результате быстрее двигались вперед.

Так было и здесь. До старта мы ни разу не включили телевизор. Понимали, что невольно поддадимся азарту, начнем за кого-то болеть, расходовать нервы. Старались не говорить о финале, о том, что можем выиграть. Даже думать об этом было нельзя. Настраивались только на работу, которую нужно выполнить. Когда все закончилось, меня настолько переполняла благодарность к Тане, что я непроизвольно упал перед ней на колени. И услышал, как она говорит: «Ты представляешь, это - все! Все!!» А я смотрю на нее ошеломленно и не могу поверить...

ВЕЛИКОЕ ПРЕОДОЛЕНИЕ

От выступления китайской пары Дань Чжан/Хао Чжан судьба олимпийского золота уже практически не зависела. Но фигуристов, которым выпало завершать финал, ждали с большим интересом. У них была заявлена самая сложная программа с ультрасложным элементом в самом начале - выбросом в четыре оборота.

Многие тренеры, специализирующиеся в парном катании, до сих пор убеждены, что подобные выбросы надо запретить в принципе. Потому что, выполняя их, партнерша балансирует на грани человеческих возможностей. И слишком велик риск тяжелейших травм.

Те, кто видел, как упала Дань Чжан, наверняка не понимают до сих пор, как она смогла вообще продолжить программу. Один из наиболее известных в России спортивных хирургов-ортопедов Сергей Архипов, наблюдавший за состязаниями, сразу сказал:

- По механизму травмы очень похоже на то, что серьезно повреждены, возможно разорваны, приводящие мышцы бедра и внутренняя боковая связка коленного сустава. Кататься в таком состоянии? Ну, не знаю...

По правилам соревнований, спортсмены имеют право продолжить выступления, если после остановки (по серьезной, разумеется, причине) прошло не более двух минут. Все шло к тому, что никакого продолжения не последует. Китаянку «вело», било крупной дрожью. Когда она подъехала к борту, где располагались арбитры, то еле удержалась, чтобы не осесть на лед. Но, увидев приготовленные врачами носилки, отрицательно качнула головой.

Не прошло и минуты, как пара вновь заскользила к центру катка.

То, что они сделали в следующие четыре минуты, можно назвать лишь одним словом: подвиг. Даже без первого элемента (того самого выброса) и при еле стоящей на ногах партнерше Дань Чжан и Хао Чжан сумели показать второй результат в произвольной программе и оставить серебряные медали за собой.

Впечатление, оставленное их прокатом, было столь нечеловечески сильным, что среди иностранных журналистов тут же поползли предположения. Мол, кому досталось бы золото, если бы «китайский» прокат был чистым?

Однако стоило кому-то из репортеров поднять тему на пресс-конференции, Маринин резко оборвал:

- У нас в России есть хорошая поговорка: после драки кулаками не машут. Мы выиграли. Поезд ушел. Что касается падения, то все лишний раз поняли, насколько фигурное катание может быть опасным, а борьба - рискованной. Особенно на Олимпиаде, где сама обстановка способна спровоцировать любую травму. Слишком все нервно и напряженно.

- Но китайцы продолжили кататься и довели программу до конца, а вам в Детройте это не удалось, - не унимался журналист.

Тут уже не выдержала Татьяна:

- Видите ли в чем дело, - мило улыбнувшись сказала она в микрофон. - Китайцы, конечно, молодцы. Но у нас был несколько иной случай. Когда лежишь на льду без сознания, встать и продолжить кататься бывает немножко проблематично...

ВПЕРЕДИ - ТУПИК?

- Это действительно наш последний старт, - подтвердили в понедельник чемпионы. - Мы приняли это решение в начале сезона - слишком устали. Хотим поблагодарить всех тех, кто за нас болел. И тех, кто критиковал. Не будь этой критики, наверное, у нас никогда бы не появилось столь сильного стимула карабкаться все выше и выше. А сейчас, видимо, просто подошли к такой точке, после которой очень трудно двигаться вперед.

«Что дальше?» - этот вопрос неизменно возникает после каждых Игр. Маринина так и вовсе спросили напрямую: «Не жалко отдавать парное катание на растерзание китайцам? Ведь за вами не осталось ни одной конкурентоспособной пары».

- Не знаю даже, что ответить на этот вопрос, - растерялся он. - Мы сделали все, что зависело от нас. Наверное, теперь очередь других?

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru