Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Вокруг спорта
Вячеслав Фетисов: ИГРАЮЩИЙ СЕНАТОР
Вячеслав Фетисов
Фото © Александр Вильф
Владимир Крутов (слева), Вячеслав Фетисов, Игорь Ларионов,
Алексей Касатонов и Сергей Макаров

В годы своего руководства федеральным агентством по физической культуре и спорту двукратный олимпийский чемпион Вячеслав Фетисов был на виду, пожалуй, меньше, нежели сейчас, когда занял сразу два общественных, но весьма важных поста - председателя Совета директоров Континентальной хоккейной лиги и президента хоккейного ЦСКА. Хотя основная деятельность прославленного игрока по-прежнему сводится не к хоккею.

Встретились мы в ЦСКА накануне матча армейцев с «Северсталью». Пока поднимались в гостевую ложу, Фетисов лишь хмыкал, глядя по сторонам: «Трибуны далековато ото льда. Многие сектора просто неудобны для зрителей. Табло допотопное. Да и вообще обветшал Дворец. Куда не глянь, все глаз режет. Он и 20 лет назад был уже устаревшим, хотя и свежепостроенным. Трудно что-либо изменить, если ты - не хозяин...»

- Вы занимаете пост президента клуба уже полгода. Не разочаровались в том, что взялись за эту работу?

- Это не в моих принципах - разочаровываться. Если уж взялся.

- Вам тысячу раз задавали этот вопрос, но все-таки спрошу еще раз: зачем вы пришли в клуб? Чего хотите добиться?

- Когда весной из ЦСКА ушел главный тренер команды Вячеслав Быков, мне позвонили достаточно высокопоставленные люди. Предложили поговорить на тему дальнейших перспектив команды. И обсудить возможность моего прихода на пост президента. Я согласился. Можете считать мой ответ пафосным, но мне было крайне неприятно видеть то пренебрежительное отношение к великому брэнду, которое имело место на протяжении многих последних лет.

- Но ведь это отношение сложилось не с уходом Быкова, а значительно раньше. Что мешало начать бить тревогу именно тогда?

- Этого мне не позволяла ситуация. Я был руководителем спортивного ведомства, по сути - министром спорта, передо мной стояли другие задачи, и было бы не совсем корректно, согласитесь, параллельно заниматься работой в клубе. Хотя Быкова привел в ЦСКА именно я - посчитал это важным и правильным шагом. Ну и помогал по мере сил, когда была такая возможность.

- Вы допускали, когда уходили с поста руководителя агентства, что продолжите настолько активную деятельность в спорте?

- Мне, кстати, тогда же предлагали занять кресло заместителя министра, отвечающего за спорт. В министерстве спорта, туризма и молодежной политики. Другое дело, что я отказался.

- Потому и спрашиваю. У меня сложилось впечатление, что тот отчасти вынужденный уход из Росспорта стал для вас неприятным моментом биографии. После которого можно вообще надолго потерять интерес к подобной работе.

- Уже тогда я предполагал, что возглавлю комиссию Совета Федерации, отвечающую за развитие спорта и олимпийского движения в нашей стране. Что и произошло. Да и проигравшим себя не чувствовал. На что было обижаться? На то, что должность министра предложили не мне, а предпочли более старшего и опытного человека? Это как минимум неразумно. Из Росспорта я ушел сам - за несколько месяцев до того, как агентство было ликвидировано. Можно, конечно, считать, что я не выиграл в той ситуации, но нет худа без добра: иногда бывает полезно поменять сферу деятельности. Чтобы переключиться, по-новому посмотреть на какие-то вещи.

* * *

- Что сейчас отнимает больше ваших сил и времени - работа во главе Совета директоров КХЛ или в ЦСКА?

- Моя основная работа, напомню, - в Совете Федерации. Я представляю в Верхней палате парламента Приморский край, и эта работа требует значительного времени. Помимо того, что возглавляю комиссию по спорту, вхожу в совет Палаты, а также в президиум Президентского совета. Если же говорить только о хоккее, то ЦСКА, безусловно, отнимает больше времени.

- Понимаю, что с момента вашего назначения на пост президента клуба прошло не так много времени, но можно ли уже сейчас говорить о каких-то изменениях к лучшему, которыми вы были бы удовлетворены?

- Мы сделали главный шаг к тому, чтобы начать нормально работать - собрали команду тренеров. Это люди, которые очень ответственно относятся к своей работе, знают игру, имеют авторитет. Может быть, не всем хватает опыта, но это придет. Второй момент заключается в том, что нам удалось «озвучить» свои намерения вернуться в элиту хоккея. Многие ребята, которые сегодня играют в команде, особенно молодые, тоже это почувствовали. Конечно, сделать нужно еще многое, но радует уже то, что на пройденном нами пути не было разочарований. Думаю, уже в ближайшее время ЦСКА станет лидером и КХЛ, и мирового хоккея.

- Что дает вам основание так считать? Звезд первой величины в вашем клубе пока нет, да и турнирное положение довольно шаткое. Не находите?

- Я в хоккее достаточно долго, поэтому давно понял, что следует замечать, а что - нет. Все решает концовка сезона. Плей-офф. Развалить команду можно в одночасье. А вот строить, создавать серьезную базу - длительный процесс.

Я играл в трех командах - ЦСКА, «Нью-Джерси Дэвилз» и «Детройте». Эти команды никогда не являлись «калифами на час», каким был тот же «Рейнджерс». В них всегда серьезно работали с резервом, с подбором кадров. Отстраивали всю конструкцию. Хотя кто-то предпочитал просто «купить» результат - потратить все средства на приобретение большого количества звезд.

Безусловно, супербогатые клубы поднимают престиж Лиги в целом. Но ведь чемпионом все равно становится только одна команда. Мы же будем идти своим путем. И уверен, что построим серьезную команду. Естественно, будем искать и варианты усиления, и возможность привлекать деньги со стороны. Да и зарабатывать их. Хотя пока такая возможность невелика. Это, кстати, - одна из серьезнейших проблем нашего хоккея.

- Получается, что российский хоккей вообще не имеет шансов стать самоокупаемым?

- Первые шаги к этому сделаны. КХЛ имеет международный статус, и, надеюсь, недалек тот день, когда нам удастся защитить свои интересы законодательно, чтобы разговаривать со всеми - и Национальной хоккейной лигой в том числе - уже на равных.

Второй момент - необходимо постепенно привести клубы к стандартам НХЛ во всех отношениях. Мы вот с вами прошлись сегодня по дворцу, и вы могли видеть даже внешнюю разницу.

- Знаю, что вы на днях вернулись из НХЛ...

- Да. Был на традиционном уик-энде All Stars в Зале хоккейной славы в Торонто. На благотворительный матч ветеранов пришли 12 тысяч зрителей, причем люди заплатили за это не самые маленькие деньги. В такие минуты понимаешь, как надо работать и к чему стремиться. И мы с президентом КХЛ Александром Медведевым предпринимаем определенные усилия в этом направлении. Встречались с руководителями ряда компаний в России, несколько очень полезных встреч было у Медведева и во время нашего визита в США.

- Одна из них - с комиссаром НХЛ Гэри Бэттменом?

- Нет, со вторым лицом Лиги - Биллом Дэйли. Бэттмен на эту встречу не приехал. Но с ним не так давно встречался я.

- Он по-прежнему не желает считаться с КХЛ?

- Надо понимать простую вещь: пока мы не станем сильными, с нами никто считаться не будет. Для того, чтобы считались, нужно прежде всего защитить свои интересы внутри Лиги. Вот, к примеру, мы говорим, что все наши контракты защищены, но на самом деле это пока не так.

- Поясните.

- В НХЛ есть три документа, которые регламентируют всю жизнь Лиги. Это типовой контракт игрока, где прописаны обязанности обеих сторон, а также коллективный договор между профсоюзом игроков и Лигой. Эти документы обеспечивают ситуацию, при которой никто ни у кого не может украсть игрока, перекупить его.

- А третий документ?

- Договор, который НХЛ успела подписать с Международной федерацией хоккея (ИИХФ) в обмен на свое участие в Олимпийских играх. О том, что ИИХФ запрещает любому игроку, имеющему действующий контракт с НХЛ, играть где-то еще. То есть речь идет об очень серьезной монополии.

Мы создавали свою Лигу по тем же принципам, что и НХЛ. И хотим, естественно, добиться таких же условий. Их пока нет. Пробиваться в этом направлении трудно. В том числе и потому, что люди, которые много лет зарабатывали на том, что поставляют наших игроков в НХЛ, никуда не делись. И совершенно не собираются от этого бизнеса отказываться.

Но самое сложное заключается в том, что все наши права регулируются трудовым законодательством РФ. Для того чтобы официально уволиться с работы, коей для хоккеиста является игра в клубе, достаточно написать заявление и отправить его в клуб по факсу.

- Другими словами, ситуация тупиковая?

- Не совсем. Мы сейчас готовим поправку в законодательные документы, которая позволила бы сделать отступление от Трудового кодекса и дала бы профессиональным спортивным лигам возможность регламентировать отношения внутри них самих. Думаю, это удастся. Вот тогда мы сможем разговаривать с тем же Бэттменом совершенно иначе.

Я ему, кстати, сказал во время последней встречи: «Знаешь, Гэри, вы скоро нам вообще будете не нужны. Мы сегодня идем вам навстречу только для того, чтобы в дальнейшем выстраивать какую-то общую политику в развитии хоккея в мире. Сейчас мы открываем новые рынки, вкладываем деньги в развитие молодежного хоккея, воспитываем детей. Вы же хотите просто так забирать у нас игроков. Не получится».

Это действительно так. Мы приложим все усилия, чтобы защитить свои интересы. Если же НХЛ откажется от выступления на Олимпийских играх, тогда тем более у КХЛ будет преимущество. И в этом случае НХЛ будет крайне трудно впоследствии вернуться в олимпийскую семью, даже если эта Лига захочет это сделать.

В рамках «уик-энда» в Торонто я провел немало встреч и с хозяевами клубов, и с президентами, и с суперзвездами из числа ветеранов. Многие разделяют мое стремление найти общие точки для сотрудничества. В том числе и очень влиятельные люди. Знаю, что там же в Торонто проходила двухдневная встреча, на которой руководители клубов как раз обсуждали вопрос сотрудничества с КХЛ. То есть мы и там уже на слуху. Теперь многое зависит и от нас самих. От того, насколько быстро нам удастся добиться изменений.

* * *

- Вы постоянно ссылаетесь на пример НХЛ, стремитесь ему следовать. А есть что-либо в структуре этой Лиги, что вам не нравится?

- Говорил много раз и повторю еще: то, что прошло столетнюю эволюцию как бизнес и как спорт, уже этим фактом подтвердило свою жизнеспособность. И думаю, требует глубокого и серьезного изучения. Наверное, там тоже есть недостатки, за которые систему можно критиковать, но я пока негативных моментов не вижу. Главное достижение заключается в том, что спортивный принцип поставлен во главу угла. В НХЛ богатые клубы не могут иметь преимущества перед менее обеспеченными, существует система, которая контролирует этот баланс и стимулирует постоянное развитие Лиги. Это ведь не так просто - увеличить Лигу до тридцати команд и при этом не потерять в качестве игры. Понятно, что этим НХЛ сильно обязана европейцам. Понятно, что этот рынок она хочет сохранить. Поэтому сейчас так сильно и держится за свои позиции.

- Мне непонятно другое: чем мы можем привлечь в КХЛ звезд первой величины? Не таких, как Сергей Федоров или Сергей Зубов, которые при всем к ним уважении приехали в Россию доигрывать, а молодых и перспективных?

- Мы должны воспитать этих звезд сами. Прежде всего изменить менталитет игроков. Чтобы они не смотрели на ситуацию так, как смотрят сейчас: если плохо в одном месте - значит, надо искать, где может быть лучше. Чтобы понимали простую вещь: если будешь играть лучше, то и получать будешь больше. У нас колоссальная миграция. До 70-ти процентов российских игроков меняли команды в течение сезона.

Конечно, это развращает. Я бы сказал, вообще убивает необходимость к чему-то стремиться. А ведь все условия для того, чтобы стать суперзвездами, в России есть.

Нам потребовалось семь лет, чтобы запустить молодежную лигу. Почему никто не занимался этим раньше? Потому что было не так выгодно, нежели растащить всех игроков по агентам и собирать деньги. Сейчас же в «молодежке» видны и игра, и задор, и целеустремленность. Еще пять лет - и многие из тех, кто там играет, станут звездами. Мы всерьез намерены расширить географию российского хоккея. В стране уже построено 300 катков. В Оренбурге, Тюмени, Краснодарском крае, на Дальнем Востоке… Мы и туда дадим команды. Соберем игроков, тренеров… Если бы КХЛ была создана на пять - шесть лет раньше, не факт, что Малкин с Овечкиным вообще захотели бы уехать.

- Пять лет назад, когда мы с вами впервые говорили о перспективе создания Евроазиатской хоккейной лиги, вы говорили о том, что она может быть расширена и за счет Японии, Кореи…

- Мы тогда собирались и обсуждали перспективу развития Лиги с людьми из администрации президента и крупными, серьезными бизнесменами, которые были готовы вложиться в хоккей. Тогда, кстати, и было озвучено намерение сделать Лигу международной. Сейчас в КХЛ четыре страны. Уверен, что их станет больше. В Белоруссии нам благодарны, в Казахстане тоже. Как и в Латвии, где политическая обстановка, прямо скажем, не очень благоприятна, чтобы развивать совместные проекты.

Но этот рынок слишком мал, чтобы иметь серьезную перспективу. В то время как на Востоке развивать хоккей хотят Китай, Япония, Корея… Да, они далеко. И как раз Лига способна дать им серьезные преимущества. Вот она - совершенно иная аудитория. Нельзя вариться в рамках нескольких команд. Взять Евротур: какой интерес может быть, если на матчи этого турнира уже перестают ходить в Финляндии, Чехии, Швеции?

- Другими словами, вы не разделяете мнение, что Евротур дает возможность этим странам, и России в том числе, проверить свои сборные перед главным стартом сезона, наиграть состав?

- Кого там наигрывать, если целые звенья у нас играют в одном и том же клубе? А половина потенциальной сборной - в НХЛ? А вот недостатки налицо. Взять нашу команду: молодые армейцы прекрасно начали сезон. Но за последние три недели сыграли всего три игры. Для наиболее возрастных и опытных это, естественно, передышка. А для других? Их же чем-то постоянно занимать нужно, чтобы функциональное состояние оставалось на высоком уровне.

* * *

- Почему на пост главного тренера ЦСКА вы решили пригласить Сергея Немчинова? Человека без какого бы то ни было опыта работы с клубом?

- В свое время Слава Быков приехал в ЦСКА, обладая еще меньшим опытом. Он работал с юношеской командой Фрибурга. И не имел в Швейцарии никакой перспективы роста. Ему дали шанс. А дали бы шанс раньше начать работу со сборной - мы могли бы выиграть Олимпиаду в Турине. Но там в очередной раз получилось несоответствие: тренеры сборной и игроки вообще не находили между собой точек соприкосновения.

- Вы же прекрасно понимаете, что применительно к спорту никакого сослагательного наклонения быть не может. О таком взаимопонимании, какое было с командой у вас в 2002-м, можно только мечтать, но тем не менее вы тоже проиграли.

- Когда уже после Игр я анализировал ситуацию, которая там сложилась, то пришел к выводу, что у нас было не так много шансов на победу. Но это - сложная тема, которую я готов обсудить в отдельном разговоре. Возвращаясь к Немчинову, могу сказать, что и сам с ним играл, и тренировал его, знаю, на что он способен. Знаю и то, насколько серьезно Сергей относится к любому делу, которое ему поручено. Он - уважаемый человек в хоккейном мире. И в России, и в НХЛ. А это немаловажно.

Когда мы с Немчиновым пришли в ЦСКА на первую тренировку, я был в шоке от того, как мало умеет команда. Игроки не знали самых элементарных вещей. И ведь ничего, выкарабкиваемся. Самое главное, что Немчинов хочет и не боится работать.

- Финансовая обстановка в ЦСКА изменилась к лучшему?

- Она и раньше была нормальной. Надо понимать простую вещь: те проблемы и перемены, которые происходят в «большом» ЦСКА, не имеют к хоккейному клубу никакого отношения. Это совершенно автономный организм. ООО «ХК ЦСКА».

Сейчас у нас нормальные отношения со спонсорами, хороший контакт с хозяевами, нет никаких проблем. При этом мы не сторонники того, чтобы «палить» деньги, пусть даже чужие. У нас есть определенные принципы в этом плане.

- Почему ваш друг Игорь Ларионов не захотел остаться работать в России?

- Игорь входит в Совет директоров КХЛ. Думаю, его работа в СКА была прежде всего продиктована тем, что он чувствовал ответственность за Бэрри Смита, которого привел в команду и, естественно, хотел ему помочь. Сейчас Игорь уехал, потому что дела потребовали его присутствия в США, но он по-прежнему присылает какие-то свои предложения, делится соображениями.

Естественно, мне бы хотелось, чтобы Игорь был рядом. Неважно, в федерации или КХЛ. Я предлагал ему позицию генерального менеджера в ЦСКА. Но тогда Ларионов как раз переезжал из одного штата в другой и не смог принять это предложение. Сказал, что подумает. Вакансия генерального менеджера до сих пор свободна. Ее по совместительству занимает Немчинов, и это пока нас устраивает.

* * *

- Насколько велики ваши полномочия в КХЛ?

- Я могу влиять на принятие тех или иных решений. Но у меня нормальный контакт с Медведевым, поэтому мы не доводим ситуацию до того, чтобы я был вынужден блокировать какие-то вещи. Повторю еще раз: построить что-либо в одночасье очень тяжело. Мы с Медведевым оба это понимаем. Как понимали и с руководителем администрации президента РФ Сергеем Нарышкиным, который до меня возглавлял Совет директоров - согласился на это, чтобы с самого начала поднять статус Лиги.

- Кстати, я обратила внимание на то, что на матчи ЦСКА регулярно приходят весьма высокопоставленные люди. Они делают это из дружеского к вам отношения, им нравится хоккей или это просто способ решать какие-то вопросы в неформальной обстановке?

- И то, и другое, и третье. Хотя никаких серьезных вопросов мы здесь не решаем, просто с удовольствием лишний раз общаемся. Многие из моих друзей сами играют в хоккей, причем не хуже, чем я сам. Мы вместе ездим на церемонии открытия новых катков, играем там, проводим другие мероприятия похожего плана. И тем самым по мере сил поднимаем интерес к хоккею в стране.

- Отвлекаясь от хоккейной темы: как вы относитесь к тому, что сейчас в Думе заседает столько спортсменов?

- В какой-то степени я сам положил этому начало. Минус заключается в том, что спортсменов очень сложно объединить. Я пытался сделать это и в «Спортивной России», и в Думе, и в Совете Федерации. Не вышло. Каждый как бы продолжает жить своей жизнью. Но не думаю, что присутствие спортсменов в большой политике - это плохо. Все они узнаваемые люди, к ним есть определенное доверие. А кто чем занимается - не мне судить. Своей работы вполне хватает.

Считаю, что сделал немало. В том числе - на посту руководителя Росспорта. Нам удалось запустить в жизнь десятилетнюю Федеральную программу развития спорта, возродить Спартакиады, почти в 30 раз увеличить финансирование сборных команд, было много сделано для того, чтобы «притащить» Олимпийские игры-2014 в Сочи, Универсиаду-2013 - в Казань. Знаю, что та же Ирина Роднина, как депутат Госдумы и заместитель председателя Комитета по образованию, работает очень много. Постоянно летает по стране на всякие спортивные мероприятия, много делает в плане развития школьного спорта, возглавляет общество «Спортивная Россия», принимает участие в огромном количестве всевозможных социальных программ. Просто об этой стороне нашей работы мало кто знает. Про нее ведь не пишут. Всех гораздо больше интересуют отношения Фетисова и Быкова.

- И меня интересуют. Возможно, этот вопрос для вас неприятен, но мне хотелось бы услышать ответ. В свое время вы бились за право уехать из ЦСКА в НХЛ - и уехали. Сейчас понимаете Ларионова, который явно не рвется в Россию. Почему же тогда уход Быкова из ЦСКА в другой клуб вызвал у вас столь сильное неприятие?

- Потому что у Славы был действующий контракт с клубом. Если мы хотим соблюдения этики от игроков, то и сами должны ее соблюдать, не так ли? Если бы контракт был истекшим, я бы слова не сказал. Несмотря на то, что ЦСКА для Быкова, как мне всегда казалось, - не просто аббревиатура. А клуб, который сначала вытащил его из Челябинска, а потом сделал хоккеистом и несколько раз очень серьезно помог в жизни. Плюс - дал возможность состояться как тренеру.

Сам я уезжал из страны легально, это раз. В звании семикратного чемпиона мира, двукратного олимпийского чемпиона и 13-кратного чемпиона страны, причем все эти 13 высших титулов были завоеваны подряд. Мне к тому же был 31 год. То есть все свои долги я клубу отдал. Да и стране тоже. Поэтому считаю, что как человек, который нигде не поступился своими принципами и никогда не разменивал свое имя, могу судить не только Быкова, но кого угодно.

- Сейчас у вас нет никаких точек соприкосновения с руководством российской сборной?

- А зачем они нужны? За тем, как играет команда, я, естественно, слежу, желаю ей удачи. Тренеры делают свое дело, я считаю неправильным им мешать.

2009 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru