Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Вокруг спорта
Вячеслав Фетисов: «ЗА ПОТРАЧЕННЫЕ ДЕНЬГИ НАДО ОТВЕЧАТЬ»
Вячеслав Фетисов и Жак Рогге
Фото © Александр Вильф
на снимке Вячеслав Фетисов(справа) и президент МОК Жак Рогге

В конце августа глава российского Федерального агентства по физической культуре и спорту Вячеслав Фетисов ответил на вопросы обозревателя «СЭ» Елены ВАЙЦЕХОВСКОЙ.

ПОРА СТАВИТЬ ДРУГИЕ ЦЕЛИ

- Не так давно я вернулась из Монреаля, где проходил чемпионат мира по водным видам спорта. И до сих пор не могу отойти от чувства разочарования, которое испытывала на протяжении всех дней плавательного турнира. С моей точки зрения, то, что творится в российском плавании, - это позор, и потому именно с этой темы хотела бы начать наш разговор. Знаю, несколько дней назад вы встречались с Александром Поповым и Геннадием Турецким и обсуждали перспективы возможной работы. Идея встречи принадлежала вам?

- Она возникла в какой-то степени спонтанно. Когда мы с Поповым были в Сингапуре, где проводились выборы олимпийской столицы 2012 года, то много разговаривали. В том числе и о плавании. Дело даже не в том, что до сих пор никто не отчитался за проигранную Олимпиаду в Афинах. Меня интересовало другое.

У нас множество талантливых спортсменов - ничуть не менее талантливых, чем в любой другой стране. Это видно на любых юниорских чемпионатах. Куда они все деваются? Если падение результатов с переходом на взрослый уровень становится нормой, почему не создать альтернативную, экспериментальную сборную? Пригласить в нее тренеров, которые рвутся работать, создать им все необходимые условия - по тем стандартам, которые существуют в мире.

Я не могу досконально знать все, что происходит в том или ином виде спорта, но способен обеспечить условия для достижения успеха. Поэтому постоянно прошу все федерации: дайте мне перечень всего необходимого, выскажите все ваши соображения по развитию региональных центров, по сборной команде, по каждому спортсмену. Для всей элиты нашего спорта. Чтобы они тренировались там, где считают правильным, ездили на те турниры, которые нужны для подготовки, и так далее. Ну как, скажите, можно объяснить, что предолимпийский сбор перед Играми в Афинах пловцы проводили в Дубне на базе пионерского лагеря?

После чемпионата мира в Монреале я пригласил к себе Попова, Геннадия Турецкого и главного тренера сборной России Александра Клокова. Говорили о том же: что нужно сделать для того, чтобы появился результат. Нужно отправлять людей за границу? Отправим, найдем средства.

- Сразу приходит на ум пример бобслея. Вы создали людям условия, и оказалось, что они не только умеют, но и хотят работать. В плавании ситуация иная. Тренеры из года в год обещают одно, на деле же получается совсем другое. Естественно, доверие к ним падает. Что, на ваш взгляд, можно предпринять для того, чтобы исправить ситуацию?

- У людей для начала должно появиться такое желание. Надо прекратить искать объяснения неудачам. Мне было начали говорить, что можно просчитать, на каких дистанциях конкуренция в мире не так высока, и попробовать добиться результата там. Но сразу возникает вопрос: «А что, для Попова тоже выбирали дистанции, где конкуренция послабее?» Надо ставить задачу не доплыть до уровня соперника, а переплыть, обогнать его. Взять Китай. Там никто не говорил о том, что в академической гребле у страны нет никаких победных традиций. Они просто поставили задачу - выиграть в Афинах золотую медаль. И приложили все силы для ее реализации.

Посмотрите, что все эти годы происходило на Западе: там приглашали наших тренеров и держали до тех пор, пока не выкачали из них все. Следует учесть этот опыт, извлечь из него полезные уроки и искать новые решения. Скажем, тот же Турецкий обладает колоссальным опытом работы в Австралии. Почему не пригласить его, не поинтересоваться его мнением, не направить его потенциал на российское плавание?

Плывут-то уже все. Зимбабве, Южная Африка. Да, большинство тренируется в Америке - не считают это зазорным. Я не хочу сказать, что нужно немедленно собрать всех спортсменов и отправить в эту страну. Но если мы говорим о результате, нужно самим четко понимать, как его добиваться.

Спорт высших достижений сейчас стал совершенно другим. Но концепция работы в большинстве видов у нас в стране остается той же, что была последние 50 лет. Не может так быть. Тем более с учетом наших амбиций. В России наверняка больше бассейнов, чем в Голландии. И людей талантливых не меньше. Надо решить для себя: мы боимся китайцев, потому что с ними невозможно бороться, или же готовы принять вызов, пересмотреть все свои подходы к большому спорту?

Вызов-то серьезнейший - Китай, Америка, Австралия, Германия, Япония рвутся вперед, и всех их явно не устраивает тот уровень, который есть. Надо отнимать, вырывать зубами свою медаль. Не бывает в спорте по-другому. В конце концов, звание олимпийского чемпиона приносит и уважение, и деньги, правильно? Сейчас за олимпийскую медаль помимо бюджетных денег любой губернатор считает необходимым установить свою премию. Плюс появляются всевозможные спонсоры. Плюс перспектива зарабатывать на коммерческих стартах. Вы же не будете спорить, что у олимпийского чемпиона она намного шире?

- Означают ли ваши слова, что если к вам придет главный тренер и скажет, что для достижения определенной цели нужны десяток выездов в Америку, Австралию, отправка тренеров на международные семинары и так далее, на все это найдутся деньги?

- Именно так. Но за эти деньги придется отвечать.

НЕ ХОЧУ УПРАВЛЯТЬ ФЕДЕРАЦИЯМИ

- Перед чемпионатом мира вы наверняка встречались с руководителями Российской федерации плавания, сборной команды. Что-то ведь они обещали?

- Представили план по медалям, все как положено.

- И что теперь, когда обещанных медалей не оказалось? Кто-то ответит за провал?

- Я не раз уже говорил: с этим руководством у федерации плавания никогда не появится никаких перспектив. У меня нет личных претензий к Геннадию Алешину. Но меня, как и большинство болеющих за дело людей, абсолютно не устраивает то, как под его руководством работает федерация.

Вместе с тем государственный орган - а Федеральное агентство таковым и является - не имеет права вмешаться в работу общественной организации. Я могу говорить сейчас что угодно, но при этом Олимпийский комитет будет стоять на позиции, что в его федерациях собраны самые лучшие специалисты, руководители и так далее. Получается постоянное противостояние «плохой - хороший» и никакого взаимодействия. Посмотрите на сегодняшнюю ситуацию. По логике я должен просто прекратить финансирование федерации плавания как неэффективного получателя бюджетных денег. Но такая мера ударит прежде всего по спортсменам и тренерам. Получается замкнутый круг. Сначала все кричат:«Давай средства!» - а потом, когда результата не оказывается, начинают так же яростно кричать:«Не вмешивайтесь в наши дела!»

- Не возникает ли у вас чувства, что все ваши действия, попытки что-то изменить - не что иное, как борьба с ветряными мельницами? Результат в плавании многие годы не вызывает никаких чувств, кроме стыда, но это совершенно не помешало переизбрать президента федерации перед Играми в Афинах на новый четырехлетний срок. Если за него голосует большинство, значит, всех все устраивает?

- Если все устраивает, давайте не ставить перед собой никаких задач, а просто будем радоваться тому, что есть. За другие, естественно, деньги. И речь здесь уже не только о сборной команде. Ни одна спортивная организация в регионах не получает на свою деятельность никаких средств, кроме бюджетных. Надо заставить регионы задуматься, что их благополучие напрямую зависит не от благосклонности московского начальства, а от результатов их спортсменов. И пусть сами решают, устраивает их то руководство, которое есть, или нет.

Мне говорят: ты, мол, хочешь сам управлять федерациями. Нет, не хочу! У меня своей работы хватает. Хочу, чтобы у людей, которые занимают в федерациях высокие посты, не было безразличия. И чтобы главным мерилом их работы был результат.

Несколько дней назад на чемпионате мира по легкой атлетике в Хельсинки я разговаривал с нашими спортсменами и тренерами. Те же проблемы: готовиться негде. Ну сколько же можно повторять: дайте ваши требования, предложения. На оборудование, инвентарь, медицину. Не раз лично предлагал: давайте в конце каждого сезона собирать руководителей федерации, тренеров, ветеранов, авторитетных спортсменов, которые хотят участвовать в обсуждении, - чтобы получился всесторонне полный разбор сезона. Давайте введем такую постоянную практику. Один раз получилось - с конькобежцами. И сразу выяснилось, что на словах руководители федерации нам говорили одно, а на деле было совсем другое.

Точно такую же встречу договорились провести с легкоатлетами в октябре.

- Как, кстати, строятся взаимоотношения между федерациями и государством в западных странах с похожей на российскую спортивной структурой?

- Просчитывается бюджет, определяются цели и результаты, и, если они не достигнуты, финансирование того или иного вида спорта снижается. Или повышается, если результат улучшен. Когда я был во Франции, то спросил спортивного министра, может ли он своей волей снять президента федерации. Он ответил: «Нет. Но могу прекратить финансирование и во всеуслышание сказать, что меня не устраивает работа руководителя, поэтому и приняты такие меры. Это сразу воспринимается регионами как повод серьезно задуматься».

В Финляндии, где на финансирование спорта 70 процентов средств идут из бюджета, схема та же.

ПИШИТЕ, И ВАМ ОТВЕТЯТ

- У меня не идет из головы одна история. Перед монреальским чемпионатом я разговаривала с питерским пловцом Андреем Капраловым - он выиграл золото в эстафете на мировом первенстве-2003 - и поняла, что парень просто не в состоянии думать о результате. Живет с женой и маленьким сыном вместе со своими родителями в Колпине, купил в долг квартиру в доме, который до сих пор строится, и, похоже, отчаялся найти хоть какую-то поддержку местных спортивных властей.

- Видите, у меня на столе письмо лежит? Была такая чемпионка мира по спортивной гимнастике Ольга Мостепанова. Сейчас живет непонятно в каких условиях, одна воспитывает пятерых детей. Я переговорил с мэром Москвы Юрием Лужковым, и он сказал, что с удовольствием поможет решить проблему с жильем. Он же помог Станиславе Комаровой, которая ютилась вместе с бабушкой и мамой в двадцатиметровой квартирке, как помог многим и многим атлетам, ветеранам спорта, их семьям. Постоянно помогает губернатор Московской области Борис Громов, да и в целом по России есть немало регионов, где спортсменам во всем идут навстречу. Создают условия тренерам, чтобы те не уезжали. Когда у людей появляется возможность решить жилищные проблемы, это хороший стимул для качественной работы.

- За последние годы хоть одна федерация выходила на вас с просьбой посодействовать возвращению в Россию уехавших тренеров?

- Нет. Но мне кажется, что в стране постепенно создаются такие условия, что люди сами начнут возвращаться. Особенно те, кто уехал не от безденежья, а от произвола. Почему у нас вся спортивная гимнастика оказалась за границей? Да потому, что людям даже шанса не дали работать дома. И они вкалывали на Западе прежде всего для того, чтобы доказать, что они чего-то стоят. Получали не так много денег, кстати, - разве что на хлеб зарабатывали.

Особая тема - те, кто имел возможность почувствовать вкус побед. Вот кого в первую очередь возвращать надо. Думаю, это можно сделать.

Ведь в том же Китае, где бытовые условия совсем недавно были куда хуже, чем в России, уже вернули почти всех уехавших тренеров. В том числе для того, чтобы они не работали ни на кого другого. Там всего-навсего посчитали, что проще и дешевле вернуть людей и создать им все условия для работы, чем учить новых или приглашать в массовом порядке западных специалистов и ждать, когда они начнут понимать менталитет китайских спортсменов. Тем более что те, кто уезжал, вернулись с хорошим багажом - набрались западного опыта.

- А если руководителю области спорт безразличен?

- Такое встречается не так часто. Ко мне постоянно обращаются спортсмены, я лично перенаправляю их просьбы губернаторам, и вопросы решаются. Большинство руководителей уже начали понимать, что иметь сильных спортсменов у себя в регионе - престижно. И что спортсмен не может думать о медалях, когда у него проблемы со всех сторон.

- Поскольку мы начали это интервью с проблем плавания, то не могу не отметить: еще одна болезненная тема - бассейны.

- Мы не так давно были в Омске, проводили там нашу коллегию. Зашли в бассейн. Хороший 50-метровый бассейн - и весь занят купальщиками. Мне говорят: мы, мол, таким образом решаем социальную программу. Это замечательно, но спорт-то где?

- Вы считаете, на это можно влиять из центра?

- Конечно. Но для этого мы должны постоянно получать соответствующую информацию от федераций. Они же должны думать о том, чтобы снабжать своих тренеров методиками, проводить семинары, консультации, приглашать людей работать по контракту. Я не могу оплатить из бюджета приезд иностранного специалиста. А федерация может - на это есть спонсорские деньги.

ВРЕМЯ ДУМАТЬ О СКАМЕЙКЕ

- Слышала, что ваша программа развития спорта в регионах должна заработать уже в 2006 году. В чем ее суть?

- Хотим, чтобы по числу людей, регулярно занимающихся спортом, Россия догнала развитые и передовые в спортивном отношении страны. У нас эта цифра - 11,5 процента населения, у них - 30-40 процентов. В рамках новой программы нам выделяют на десять лет порядка 105 миллиардов рублей на вполне конкретные цели. Хотим построить в образовательных учреждениях по всей стране сеть из 1467 многофункциональных спортзалов, а также 733 зала с бассейнами и 733 стадиона-площадки. Это нужно, чтобы подтолкнуть к занятиям спортом школьников.

Для остальных наших граждан предназначается тысяча новых спортивных центров, которые будут переданы на баланс субъектов РФ. Ключевое условие - все эти объекты не могут быть приватизированы. В рамках программы планируется также привести в соответствие с современными требованиями оставшиеся федеральные спортивные центры и антидопинговую лабораторию.

В регионах, кстати, уже сейчас на подготовку спортсменов тратится в десятки раз больше средств, чем в центре. Мы создали ситуацию, когда регионы соревнуются друг с другом в финансировании, развитии спорта, конкурируют за право проведения крупных соревнований. Взять недавнюю Спартакиаду учащихся. Эти соревнования были задуманы прежде всего для того, чтобы ребята получили возможность соревноваться между собой на уровне школ. Чтобы молодые спортсмены, которые от Бога наделены чемпионскими качествами, не потерялись, чтобы их заметили. Потому что все они - это ближайший резерв российского спорта, та самая «скамейка», о которой мечтает тренер любой сборной. Мы часто вспоминаем, как хорошо было в советское время, когда за каждое место в команде по той же спортивной гимнастике конкурировали по 6 человек. Сегодня у нас на такое же место - один претендент.

Спартакиада дала возможность понять, что у нас есть в регионах. Плюс предоставила возможность огромному числу спортсменов проверить себя и понять, на каком они уровне. Не надо ведь объяснять, что такое для любого ребенка первые в жизни серьезные соревнования. Отбор проводился сначала в федеральных округах, затем каждый из округов формировал свою сборную и отправлял ее на финал.

Финальная стадия проходила в нескольких городах. Наши специалисты были в каждом из них. Я сам приезжал в Челябинск и уверен, что мы запустили процесс, который уже необратим. Говорить о том, что в стране не создается условий для подготовки резерва, уже нельзя, - не проходят такие отговорки. Но руководить этим и всем дальнейшим процессом должны профессиональные люди.

Еще один пример - «Лыжня России». Раньше в ней участвовали шесть, от силы - восемь тысяч человек. Мы вовлекли в это мероприятие 300 тысяч. У людей появилась цель. Они приобретают лыжи, держат себя в хорошей форме, приходят на лыжню, берут с собой детей, и эти дети, я уверен, станут заниматься спортом. Сами соревнования превратились в серьезное раскрученное мероприятие, в котором активно участвуют губернаторы, мэры городов. Мы тоже выделяем средства на организацию. Нам удалось убедить и правительство, и многие государственные структуры, что это нужно. Обратились к организаторам с просьбой проводить старты в разных городах в одно и то же время. Знаете, когда 300 тысяч людей стартуют одновременно, это впечатляет.

В прошлом году разыграли лотерею для простых участников, в качестве призов выставили два автомобиля. В оргкомитеты поступает куча заявок, вовлекаются целые предприятия, детские дома. Причем это не показуха и не обязаловка. Сам видел, как люди едут из Москвы электричкой до Дмитровского шоссе и идут на старт три километра пешком. И выясняется, что в нашей стране любят спорт гораздо больше, чем мы думаем. Значит, людям нужно просто создать условия.

Не говорю уже о том, что для многих становится все более и более очевидным: там, где в спорт вкладываются серьезные средства, снижается уровень пьянства, преступности и наркомании.

- Но ведь еще существует общераспространенное убеждение, что спортивный престиж страны определяют исключительно золотые олимпийские медали.

- Престиж национальной идеи не может не быть связан с высокими результатами. Елена Исинбаева прыгает на 5 метров - на следующий день весь мир об этом говорит. Но ведь речь как раз о том, что мы сумели организовать в стране мероприятия, которые дадут нам будущих чемпионов. Не могут не дать.

СТОИТ ЛИ УЧИТЬ УЧЕНОГО?

- Давно хотела спросить: почему российские тренеры за редчайшим исключением никогда не принимают участия ни в каких профессиональных семинарах и конференциях?

- Хороший вопрос. Я тоже этим интересовался, и мне сказали, что нашим тренерам это не нужно. Мол, они и сами не хотят. Объяснений здесь может быть два. Либо это элементарная боязнь нового плюс незнание языка, либо люди действительно считают, что они уже великие и учиться им незачем. В НХЛ бытует хорошая практика. Все специалисты, которые имеют отношение к научно-методическому обеспечению тренировочного процесса, медицине, восстановлению, фармакологии, три раза в году собираются на специальные семинары, где делятся друг с другом всеми самыми современными наработками. В Америке считается, что если та или иная методика была опробована, она уже пройденный этап и нет смысла делать из нее секрет. А вот услышать что-то новое для себя на таких семинарах всегда можно. Зайдите в любой книжный магазин на Западе - обязательно найдете огромные секции спортивной литературы. Биографической, научной, методической. У нас толком нет ни литературы, ни международного обмена опытом.

Тренеры обязаны постоянно учиться. Это те люди, которые результатами зарабатывают себе на жизнь. Кстати, мы и в этом случае постоянно призываем: дайте нам свои соображения по поводу того, что, на ваш взгляд, может помочь вам добиться результата.

- Раз уж мы косвенно затронули тему НХЛ, разрешите поинтересоваться: с комиссаром Лиги Гэри Бэттменом, который неделю назад приезжал в Москву, вы встречались как спортивный руководитель страны или как хоккеист Слава Фетисов?

- Это была скорее дружеская встреча. Гэри впервые приезжал в Москву, и мне хотелось, чтобы этот визит он вспоминал с удовольствием. Естественно, я был заинтересован и в том, чтобы у Бэттмена сложилось четкое понимание позиции России в отношении соглашения с НХЛ.

Мы знаем друг друга достаточно давно. Первый раз пересеклись в неприятной для меня ситуации, когда я сам еще играл в Америке и как-то был дисквалифицирован и оштрафован на сто тысяч долларов. По правилам эти деньги высчитываются из контракта игрока и идут в некий благотворительный фонд. Я, естественно, был расстроен как фактом дисквалификации, так и тем, что лишился немаленькой, скажем так, суммы. Но поскольку изменить ничего было нельзя, решил посмотреть на ситуацию под несколько другим углом. И спросил Бэттмена, нельзя ли сделать так, чтобы эти деньги пошли в Россию - на поддержку хоккеистов-ветеранов. Объяснил, что сам вырос на примере этих людей и как никто другой знаю, насколько они нуждаются. В деньгах, в лечении.

Бэттмен очень воодушевился идеей. Но... ничего не получилось.

- Почему?

- Я понял так, что в России в этот процесс решила вмешаться некая общественная хоккейная организация - поучаствовать, так сказать.

- В каком качестве вы будете присутствовать на Играх в Турине?

- Мне уже определили амплуа - почетный гость. По прежнему уставу ОКР я был вице-президентом этой организации. По нынешнему - нет. Хотя мне всегда казалось, что общественная организация, наоборот, должна стремиться к тому, чтобы тот, от кого зависит ее финансирование, имел возможность быть рядом с командой.

- Что тяжелее - стоять на тренерской скамейке и свистеть в два пальца, подбадривая свою сборную, или же наблюдать за происходящим из почетной ложи?

- Когда знаешь спортсменов и тренеров, трудно оставаться сторонним наблюдателем. Тяжело. Но... Терпеливые мы, спортсмены. Поэтому и результата добились.

2005 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru