Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Авторский раздел
Елена Вайцеховская:
«СЛЕЗТЬ С ВЫШКИ БЕЗ ПРЫЖКА – ЭТО ПОЗОР»
Елена Вайцеховская
фото © Александр Вильф
Елена Вайцеховская и Вячеслав Фетисов

В восемнадцать лет она выиграла золото Олимпиады по прыжкам в воду с 10-метровой вышки. В неполные тридцать пришла работать в «Советский спорт», а в 1991-м стала одним из основателей «Спорт-Экспресса». Сегодня у Елены Вайцеховской день рождения – 50 лет. В гости к ней заглянул наш корреспондент.

БЫВАЕТ СТЫДНО ЗА ПРОФЕССИЮ

Когда я шел на это интервью, многие говорили: «Ты с ума сошел? Отношения между нашими газетами, как у Монтекки с Капулетти». Но я думаю, Вайцеховская – это больше, чем коллега из конкурирующего издания. Уже потому, что олимпийская чемпионка. А еще потому, что ее читаю со школы.

- На самом деле, я очень ленивый человек, - призналась Елена Сергеевна, когда усадила меня за стол на кухне и начала поить китайским чаем, на днях привезенным из Пекина. – Могу неделю ничего не писать, а потом работать круглые сутки напролет.

- Сколько времени ушло на этот труд? – показываю на книгу «Слезы на льду» о фигурном катании. 334 страницы.
- В общей сложности - четыре месяца. Хотя на самом деле она была написана  за две недели - за один присест писала по две-три главы. В среднем – 120 тысяч знаков. Только между подходами могла быть пара месяцев.

- Как вам удается одинаково хорошо писать о синхронном плавании, биатлоне, фигурном катании, борьбе, тяжелой атлетике, хоккее?… Кстати, какой вид спорта вы еще не освещали?

- Керлинг, например. Или хоккей с мячом, горные лыжи. Альпинизм. Туризм – говорят, это тоже спорт.

- …Так вот, как можно сочетать все это в уме? У меня была бы каша.

- А в чем проблема-то? Вот я работала на чемпионате Европы по фигурному катанию в Загребе. Как только он закончился, я села в самолет – все, забыла об этом виде спорта до 17 марта, пока не начнется чемпионат мира в Гетеборге. Нужно выкидывать лишнее из головы. Спросите у меня сейчас, что происходит в фигурном катании – я , пожалуй, и не отвечу.

- Завтра вам нужно будет брать интервью с сумоистом. Сколько вы станете к нему готовиться?

- Буду часа три рыться в интернете.

- А можно просто так пойти – в разведку боем.

- Я же сама – бывшая спортсменка. И знаю, как бывает, когда к тебе приходит журналист и спрашивает то, что можно узнать нажатием одной клавиши компьютера. Становится смертельно скучно: «Какого черта я трачу на него время?». Когда порой слышишь, что спрашивают на пресс-конференциях по тому же фигурному катанию, мне становится стыдно за всю профессию.

- Вы не считаете, что наш спорт делится на первый сорт (футбол, в меньшей степени хоккей) и второй – остальные виды, которым почти не уделяется внимание прессы?

- А так всегда было. Народ хочет читать о футболе – он получает футбол.

- У вас нет комплекса? Вы пишете о видах спорта, у которых маленький рейтинг.

- Если бы изначально я ставила перед собой цель стать самым популярным журналистом страны, наверное, стала бы писать о футболе. Но мне это не интересно, хотя периодически я о футболе пишу.  Написать о том же плавании так, чтобы человек, которому заметка попадется на глаза, ее прочитал, гораздо сложнее О футболе люди читают гораздо охотнее. И получается, что футбольному журналисту почти никогда не нужно прыгать выше головы. А когда от тебя это не требуется, ты начинаешь деградировать. В России огромное количество изданий, пишущих о футболе. Но я не назову вам ни одного футбольного журналиста, которого мне всегда интересно читать.

- Самым сложным в жизни вы называете интервью с отцом – Сергеем Вайцеховским, тренером сборной страны по плаванию, которое вы сделали в конце 80-х для «Советского спорта». Какие еще интервью были, как крепкий орешек?

- Очень запомнился разговор с Александром Карелиным в 1992 году. Он выиграл свое второе золото Олимпиады в Барселоне, там мы и познакомились. Потом, в Москве, я поехала к нему в гостиницу делать большое интервью. Беседовали часа три. И получился разговор ни о чем вообще. Никакого контакта – Карелин сидел с непроницаемым лицом. Пленка диктофона крутилась, а я понимала, что писать в газету нечего.

Я сказала ему: «Саша, машина заедет за мной только через два часа. Можно я тут в уголке посижу, почитаю?». Он согласился. Я выключила диктофон, и вот тогда пошел разговор обо всем на свете. Причем завязался он на совершенно отвлеченном вопросе: «Почему вы так коротко стрижетесь?»… Это одно из самых любимых моих интервью. Называется «Опоздавшим достаются кости».

КИТАЙЦЫ ПОХОЖИ НА БИОРОБОТОВ

- Как сильно изменился спорт с тех пор, когда выступали вы? Например, проблема допинга.

- Раньше она была черно-белой. Если человек попадался на допинге, его делали изгоем. Вспомните, например, лыжницу Любовь Егорову. Это 1997-й. Когда в 2002-м были дисквалифицированы Лазутина и Данилова, такого отношения уже не было. Допинг перестал считаться преступлением А вот из Любы сделали врага народа. Раньше еще хуже было – человека уничтожали. Он оказывался на улице: без денег, профессии и перспектив. Это клеймо на всю жизнь.

Те препараты, что не были запрещены раньше, теперь считаются допингом. Я знала многих спортсменов, которые ели фурасемид, как витамин С. Он же снимает кучу проблем – лишнего веса, лишней жидкости, отечности. Но сейчас фурасемид в черном списке. И любой вправе сказать даже мне, что олимпийское золото, которое я выиграла в 1976-м, было нечестным, потому что я принимала допинг. По нынешним меркам.

Если говорить не о допинге, а о фармакологии – она развивается бурно. Пищевые добавки, витамины – без этого не может обойтись ни один спортсмен.

- Вы только что вернулись из Пекина. Принято считать, что многие успехи китайского спорта связаны с допингом. Согласны?

- Китай развивается стремительнее всех в мире. И спорт – не исключение. Китайцы потрясающе умеют учиться. Брать и внедрять у себя все передовое, что есть в других странах. Это не только мое мнение, но и Николая Дурманова, экс-руководителя российского Антидопингового агентства. Мы как-то беседовали с ним на эту тему и он сказал, что специалисты этой страны ушли в фармакологии так далеко вперед, что использовать те препараты, которые официально запрещены, им просто нет никакого смысла.
Сейчас в Китае работает на спорт вся страна. Это колоссальные финансовые вливания, лучшие мозги. Я совершенно не исключаю, что на Олимпиаде в Пекине у хозяев получится выполнить свою задачу – не просто победить, а сокрушить всех конкурентов.

- Вам китайцы не напоминают биороботов?

- В каком-то смысле да. Другое дело, что психологические срывы бывают и у них. К тому же китайцы более прогнозируемы. Образно говоря, грудью на амбразуру не лягут. Мы же лучше всех в мире умеем преодолевать себя. Поэтому накануне Олимпиады все-таки есть оптимизм. Не исключаю, что тоже можем стать первыми. Если всё удачно совпадет. Но если мы ждем, что звезды на небе правильно встанут, то китайцы хотят с гарантией получить победу.

- То есть будущее спорта – за Китаем?

- Не думаю. Остальные страны, если уж играют в эту игру, всегда будут стремиться к конкуренции. Просто эта конкуренция с каждым годом становится все более жесткой. Хотя по большому счету, если сравнивать спорт 30-летней давности и нынешний – с точки зрения психологии в нем ничего не изменилось. Да, теперь для многих спорт – это бизнес. Но, как и тогда, ты должен стать аскетом перед Олимпиадой. Как и тогда, у тебя должна быть сумасшедшая концентрация. Оттого, что за золото стали платить не тысячу, а 100 тысяч долларов премиальных, путь к медали не стал иным.

НЕ ВСЕМ НУЖНО ПЕРВОЕ МЕСТО

- Напомните, как именно вы стали олимпийской чемпионкой.

- На меня ничто не давило. А вот моя главная конкурентка – шведка Ульрика Кнапе – была под психологическим прессом. Для нее это вторая Олимпиада. И она официально объявила, что после игр в Монреале завершает карьеру. Ни о чем другом, кроме золота, Кнапе думать не могла. И это ей мешало.
По жеребьевке я прыгала за ней. Это очень хорошо – смотришься на контрасте. Если ты прыгаешь не хуже, судьи обязаны поставить тебе высокую оценку. Вдобавок у меня была намного сложнее программа. После семи прыжков я увидела, что опережаю Кнапе всего на шесть баллов. Последняя попытка у нас была одинаковой по сложности. Я быстро просчитала, что если не случится чего-то неожиданного, то я стану чемпионкой. И когда я удачно оттолкнулась от вышки, войдя в нужную траекторию, то поняла – золото мое.

- Сколько вы получили за ту победу?

- 516 долларов и 3600 рублей.

- Не так мало. «Жигули» в то время стоили 5,5 тысяч.

- Не мало. Средняя зарплата в СССР была 120 рублей. Хорошие спортсмены получали 250-300. Но сейчас спортсменам за золото дают два раза по 50 тысяч долларов, плюс машины и много-много разных фишек.

- Насчет фишек – титул олимпийской чемпионки вам сильно помогает в жизни?

- А кто об этом помнит? Многие, с кем я общаюсь, родились после 1976 года... Я не скажу, что это звание обесценилось. Оно стало оплачиваться по-другому. Поэтому появились спортсмены, которые поняли, что и за бронзу платят хорошо. Главное для них – попасть в сборную. Помню, я однажды решила выразить соболезнование фигуристу, который занял третье место. А он вообще не понял моей интонации. Его все устраивало!

- Это же ущербная психология.

- Не факт.

- Как можно быть спортсменом, если ты не борешься за первое место?

- Большое заблуждение. Вы говорите теоретически. А на практике все спортсмены разные. Есть такие, кто прекрасно выступают на Кубках мира, но сливают чемпионаты мира. Почему? Потому что на Кубках мира платят больше. Или теннис – куда выгоднее играть на турнирах Большого шлема, чем на Олимпиаде.
Это совсем не повод для осуждения. Но такие спортсмены мне, как журналисту, неинтересны. Мне хочется писать о тех, кто жертвует всем ради того, чтобы стать первым.

ПРЫЖОК «НА СЛАБО»

- Я правильно подсчитал, что вы стали олимпийской чемпионкой с нуля всего за шесть лет?
- Не совсем. Тренироваться начала в 9. В 12 лет впервые прыгнула с 10-метровой вышки, а выиграла золото в 18. Но я была физически развитой – ОФП, плавание, гимнастика. С другой стороны, я ни по одному параметру не гожусь для прыжков в воду. Я плохо отталкиваюсь, гибкость ограничена, неподходящая фигура. На фоне сильной, красивой, высокой Кнапе я выглядела гадким утенком.

- ОФП – это понятно. Но вы вспомните хотя бы еще одного, кто за шесть лет стал олимпийским чемпионом.

- Анфиса Резцова.

- Не считается. Она бегала на лыжах, а перешла в биатлон.

- Это все равно, что перейти из плавания в прыжки в воду. Только кажется, что один вид спорта. Если у Резцовой в руках винтовка, то это меняет всю лыжную подготовку. А она на второй год начала все выигрывать.

Или бобслей. Приходят люди разгоняющими из легкой атлетике, а через два года уже в олимпийской обойме.

- Не убедили. Бобслей – командный вид спорта. А тут 12-летняя девочка встает на 10-метровую вышку. Это же с ума сойти как страшно.

- Я когда первый раз забралась на вышку, то прыгнула только потому, что на меня снизу смотрела ватерпольная команда. Если бы ее не было, я бы в жизни прыгать не стала. Но слезть с вышки при людях для меня казалось таким унизительным делом, что уже неважно было, разобьюсь я или нет. Я собралась и прыгнула «солдатиком». По сути, сделала это «на слабо».

- Спустились бы бочком по лестнице, никто бы внимания не обратил.

- Мне Олег Романцев рассказывал, что однажды поднялся на 10-метровую вышку. Посмотрел оттуда вниз и слез. «Как? На глазах всей команды?» - «Да». Я ему говорю: «Позор-то какой…».

- Многие бы с вами не согласились. А вы прыгали когда-нибудь с парашютом?

- Да, четыре раза.

- Ощущения такие же, как на вышке?

- Нет. Когда у тебя за спиной парашют, то нет чувства, что можешь разбиться. Впервые я прыгала с 4000 метров – обычно новичков кидают с 1200. Землю видно хорошо, но как на картинке. Никакого страха. И я знаю многих парашютистов, которые не могут прыгнуть с 10-метровой вышки. Потому что в полете за спиной ничто не раскроется.

- На вашей памяти, какую самую ужасную травму получал прыгун в воду? Помню, однажды на Олимпиаде американец Луганис в полете ударился головой о  трамплин.

- Грэг легко отделался. Я помню 1985 год. В нашей сборной был замечательный мальчик – Сережа Шалибашвили. Он делал очень сложный прыжок. Поехал без тренера на Универсиаду. И во вращении ударился головой об вышку. Перелом основания черепа. Его держали несколько суток в больнице. Но удар был такой страшной силы, что головной мозг превратился в месиво. Родственникам сказали, что могут еще долго не отключать Сергея от аппарата. Но он уже никогда не придет в себя. В общем, без вариантов…

- Почему прыжки в воду не относят к экстремальным видам спорта?

- А почему две машины едут по дороге и вдруг попадают в аварию? Все же просчитано, да и техника хорошая. Но какая-нибудь кочка или лопнуло колесо – и все.

ПОВОД ДЛЯ ВСТРЕЧИ

Я выпил, кажется, уже весь китайский чай в доме. Шел третий час разговора. Я выключил диктофон, но потом спохватился – забыл спросить о самом главном.

- У вас же день рождения! 50 лет – это дата?

- Для меня она мало что значит… Эту тему я даже обсуждала с Вячеславом Фетисовым – ему тоже будет пятьдесят в этом году, но через полтора месяца. Он ломал голову: «Такая дата… Надо как-то отметить». А я сказала, что ни в каких ресторанах праздновать не буду. Не вижу повода.

Сегодня же, когда ехала по Москве в пробках, размышляла: почему люди с помпой отмечают свои круглые даты? И нашла только один разумный ответ. Я хотела бы на свой 50-й день рождения собрать близких, симпатичных мне людей. Весь круг друзей. И тут я с ужасом подумала, что если делать это на 60-летие, то некоторых может уже не оказаться в живых.

Такие праздники дают еще один повод для встречи, который не стоит откладывать на потом. Но поскольку я терпеть не могу пафосные мероприятия, идею я все равно отмела. Соберу наиболее близких друзей прямо здесь, на этой кухне. Это уже традиция и я не вижу никакого повода ее менять

Павел Лысенков («Советский спорт)

2008 год

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru