Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Хоккей - Чемпионат мира 2010 - Кельн (Германия)
Владислав Третьяк:
«ОВЕЧКИН И КОВАЛЬЧУК НЕ ОТОШЛИ ОТ ВАНКУВЕРА»
Илья Ковальчук
Фото © Федор Успенский
Илья Ковальчук (справа) и Игорь Захаркин

14 мая 2010

Президент ФХР и трехкратный олимпийский чемпион Владислав Третьяк появился на трибуне хоккейного дворца одновременно с тем, как на раскатку выкатилась российская сборная. Вечером нашей команде предстоял матч с белорусами.

- Вы посещаете все тренировки? - поздоровавшись, поинтересовалась я.

- Планировал взглянуть и на белорусскую сборную, - признался легендарный вратарь. - Но белорусы свою тренировку отменили. Слишком рано им пришлось бы поднимать команду, чтобы в 9 утра быть на льду. Хотя раскатка - своего рода настрой на игру. В отеле ведь вся активность сильно ограничена. Тренировка позволяет проснуться, войти в ритм, проверить те или иные элементы, настроиться на матч.

- Я обратила внимание на то, что большинство игроков нашей сборной, выходя на лед, даже не поворачивают голову в сторону окружающих. Смотрят исключительно под ноги.

- И я точно так же в свое время поступал. Болельщики, помню, обижались. Тот же Валера Васильев со всеми здоровался, руки жал. А я не мог. За несколько часов до матча чувствовал, что внутренне уже весь на льду, в игре. Казалось, если отвлекусь на кого-то, концентрация обязательно нарушится. Для вратаря это недопустимо. Да и для остальных тоже.

А вот нагрузка в день игры - это чисто индивидуальное. Помню, в Ванкувере накануне какого-то важного матча все наши отдыхать отправились, а Сергей Федоров сидит на велотренажере, педали крутит. Возрастным игрокам вообще приходится прилагать гораздо больше усилий, чтобы поддерживать свое физическое состояние на должном уровне. Да и здесь, в Германии, если присмотреться, Федоров дольше других на тренировках на льду задерживается.

- Что можете сказать по поводу белорусской сборной?

- Амбиций много. Они, как говорится, успели почувствовать вкус жареного, играя с нами на двух последних чемпионатах мира. В Квебеке мы сумели выиграть у них только по буллитам, да и в Берне они нас чуть домой не отправили. Серьезный соперник. Где-то мы сами виноваты, где-то они молодцы, научились настраиваться на нашу команду.

Хотя на нас все, как мне кажется, настраиваются совершенно по-особенному. Россия всегда была в этом смысле раздражителем. Тем более сейчас, когда стала двукратным чемпионом мира. К тому же у нас в команде играют две такие звезды, как Илья Ковальчук и Александр Овечкин. Многие стремятся обыграть конкретно их - в единоборствах.

Наша главная проблема, как мне кажется, заключается в том, что где-то очень глубоко, в подсознании, у каждого маленьким червячком сидит мысль, что Белоруссия нам не соперник. И у меня такой червячок присутствует, честно признаюсь. Который шепчет, что эту страну мы должны обыгрывать. Просто обязаны.

Подобный настрой на самом деле часто играет неважную службу. Взять финнов. В среду они сыграли с американцами так, что игра получилась безо всякого преувеличения достойной финала.

- Так ведь у них просто не оказалось никакого другого выхода. Иначе домой пришлось бы ехать именно им.

- Правильно. Но зачем нужно было до этого доводить? Обыграли бы финны датчан, не пришлось бы пыжиться в матче с американцами. Но ведь играть с Данией финны вышли в полной уверенности, что победят их влегкую - малой кровью. Вместо этого совершенно растерялись - совершенно не были похожи на себя. Хотя второй период против США в финском исполнении - это лучшее, что я пока видел на этом чемпионате.

Точно так же Канада недооценила Швейцарию. А ведь именно с этой сборной канадцы в последние годы имели немало проблем. На Олимпийских играх в Ванкувере они еле-еле выиграли у Швейцарии по буллитам, а четыре года назад в Турине и вовсе им проиграли.

Виной - все тот же червячок в подсознании. У сильных команд он есть всегда. Кто ожидал, например, что сборная США вылетит на первом же этапе?

- Многие, знаю, считают это закономерным - состав-то у американцев в Германии не бог весть какой.

- Нельзя так говорить. В матче с Финляндией американцы показали очень хороший хоккей. Все игроки - профессионалы из НХЛ, причем из хороших команд. Возможно, сказалась акклиматизация. Но, мне думается, дело все в той же недооценке соперника. Команда не выглядела монолитной в первых двух матчах, вот и уступила. Если бы американцы начали чемпионат так, как в третьем матче, а потом стали прибавлять, это был бы очень серьезный соперник для всех без исключения.

Все говорят: мол, ну подумаешь, чемпионат мира. А чемпионат мира - это экзамен. Взять тех же датчан. Это ведь не случайное везение, не стечение обстоятельств. Команда провела три игры подряд на таком уровне, что впору позавидовать. Видно - игроки понимают, что они делают на поле, и силы у них есть, и выносливость, и мастерство. Мы же все матчи смотрим, видим, что к чему, оцениваем, анализируем. Другое дело, что для всех игра Дании оказалась неожиданной. И для нас в том числе. По крайней мере теперь будем соответствующим образом настраиваться - ведь если выиграем у Белоруссии, то попадаем в следующем матче именно на датчан.

В целом же лишний раз хочется напомнить старую истину: соперника нужно оценивать только после того, как ты его обыграл. Все! О какой бы команде ни шла речь.

- Применительно к сборной России мы нередко употребляем глагол «должны». Должны доказать, должны забить, должны переиграть Белоруссию... Но ведь с точки зрения сложившегося турнирного положения команда уже сделала все необходимое, чтобы выйти в следующий круг. Какая по большому счету разница, выиграем мы третий матч или сведем его вничью?

- А очки? Надо ведь думать и о том, что будет дальше, на кого мы попадем.

- Тот же Быков любит повторять, что команде, если она готова побеждать, должно быть все равно, на какого соперника ее выводит жребий.

- Ну а я, в свою очередь, могу повторить, что если бы мы не играли с канадцами в олимпийском четвертьфинале, то серебряные медали были бы у нас в кармане. Потому что в этом случае в финале мы играли бы точно. Это мое мнение. Зачем нам, скажем, в плей-офф играть с Германией, для которой лед Кельна - родной? Лучше уж с Данией. То, что немцы - серьезная команда с серьезным настроем, было видно как раз по их игре с датчанами. Они больше атаковали, были сильнее мотивированы - такие вещи всегда бросаются в глаза.

На самом деле чемпионат должен стать очень интересным. Нет такого, что элита наверху, а все остальные - в аутсайдерах. Силы давно уже подравнялись. Ту же Швейцарию можно смело причислять к элите, хотя несколько лет назад об этом было даже смешно думать.

- Когда команда внутренне настроена на то, что она не может проиграть, это хорошо или плохо?

- Это правильно. Психология победителя всегда дает дополнительную уверенность. Есть команды, которые могут прекрасно провести против сильного соперника два периода из трех. При этом у большинства игроков в подсознании сидит мысль: «Мы все равно проиграем». И проигрывают в итоге. А вот когда люди внутренне уверены в том, что они сильны, то выкрутиться можно даже из очень сложного положения.

- Я имела в виду другое. Когда человек живет с мыслью, что не может проиграть, любая неудача психологически бьет по нему значительно сильнее.

- Это правда. Поэтому, кстати, наш проигрыш в Ванкувере канадцам и получился до такой степени болезненным. Я не говорю сейчас о том, что и как писала пресса. Говорю о внутренних переживаниях тех, кто играл. Того же Овечкина, Ковальчука, всех остальных, кто был на Олимпиаде. Видно ведь, что они до сих пор не отошли от этого. И еще долго не отойдут. Настроены-то были на победу. Теперь же придется ждать второго такого шанса еще четыре года.

Я до сих пор помню свое состояние, когда в 1980-м мы проиграли американцам в Лейк-Плэсиде и получили серебряные медали. Четыре года все вокруг черным казалось. Тогда-то я все и понял про недооценку соперника. Усвоил на всю оставшуюся жизнь.

- Мне, честно говоря, казалось, что после того, что было пережито на Олимпиаде, мало кто из игроков захочет поехать на чемпионат мира.

- Надо отдать должное нашим тренерам. Да и со стороны федерации мы постарались сделать все возможное, чтобы ни у кого из ребят не осталось чувства вины за то, что случилось в Ванкувере. Они ведь очень ранимые, несмотря на всю внешнюю мужественность. Сами понимают все гораздо лучше, чем те, кто критикует их со стороны. И переживают сильнее. Искать «крайних» в такой ситуации неправильно и очень опасно. Можно в одночасье лишиться взаимопонимания. Мы поддержали их - и вот результат: все, кто имел возможность приехать в сборную, в нее приехали.

- Неужели в Ванкувере у вас лично, не только как у президента федерации, но и как у выдающегося игрока, не было хотя бы кратковременного желания найти козла отпущения? Поставить в пику тренерам сборной их совместительство, например?

- А смысл? Проиграли-то мы психологически. Не выдержали этих трех дней ожидания перед четвертьфиналом. Надо было в кино команду везти, в город, куда угодно, лишь бы они в деревне в четырех стенах не сидели. Ведь готовы были блестяще. Но сгорели. И канадцы просто перебегали нас. У них скорости были на порядок выше. В этом случае, как бы ты сам ни хотел выиграть, противопоставить что-либо сопернику просто нереально, какую тактику ни выбери.

- Вы потом пересматривали запись этого матча?

- Смотрел. Но я и в Ванкувере в первые пять минут игры все понял. Видно ж было, что шансов нет.

- Сейчас все болельщики ждут, когда к сборной присоединится Павел Дацюк. А какие планы у вас имеются по поводу Евгения Малкина, команда которого вылетела из борьбы за Кубок Стэнли в ночь со среды на четверг?

- Надо дать парню прийти в себя, наверное. Сейчас-то он в трауре после поражения. Хотя Женю Набокова я в точно такой же ситуации в три часа ночи вытаскивал из душа во время чемпионата мира в Квебеке.

- В каком смысле вытаскивали?

- У нас ведь тогда жуткая ситуация с вратарями сложилась, если помните. Сломались Семен Варламов, Саша Еременко. Остался один Миша Бирюков - совсем птенец. В три часа ночи я, помню, сидел у телевизора и смотрел, как играет "Сан-Хосе". Заканчивался уже второй овертайм.

Когда «Сан-Хосе» проиграл, я набрался наглости и набрал телефон Набокова. Он не ответил, так что единственное, что я мог сделать, - оставил ему сообщение на автоответчике: «Женя, перезвони. Это Владислав Александрович».

Он перезвонил буквально через несколько минут. Извинился, что не смог подойти к телефону - в душе мылся. Выслушал меня и сказал: «Я прямо сейчас поеду в Сан-Хосе, а завтра смогу вылететь в Квебек».
На следующий день я его уже встречал в аэропорту.

 

 

 


© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru