Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Хоккей - Чемпионат мира 2010 - Кельн (Германия)
ШАГ НАЗАД
Кельн
Фото © Reuters
Кельн. Россия - Чехия

25 мая 2010

После того как в четвертьфинале Россия разгромила Канаду, а затем переиграла Германию, многие заговорили о том, что даже если российская сборная уступит в финале, большого расстройства не будет. Мол, при таком сопернике, как Чехия, случиться может все что угодно. Да и вообще победа над Канадой для нас на этом чемпионате куда важнее.

Но вот парадокс: прямо противоположная мысль - о том, что Россия может и должна в третий раз подряд стать чемпионом мира, повторив чешский рекорд десятилетней давности, - воспринималась почти столь же безэмоционально.

Я, как и многие знакомые мне люди, прислушивалась к собственным ощущениям и пыталась понять: что же с нами произошло? Неужели олимпийское поражение в Ванкувере до такой степени сильно ударило по нашему самолюбию, что почти убило способность ликовать?

Хорошо помню, как в 2007-м на чемпионате мира в Москве это ликование возникало от одного только факта, что у нас появилась сборная, способная биться за первое место. Россия проиграла тогда турнир, оставшись третьей, но это ничуть не умаляло чувства, что в нашем хоккее в кои-то веки сложилось все: есть сборная, которая жаждет побеждать, есть тренерский штаб - молодой, жесткий и одновременно демократичный, умеющий с полуслова находить общий язык со своей командой, есть игра, наблюдать за которой - громадное удовольствие. А главное - была уверенность, что все это по-настоящему и надолго.

Фантастическая победа россиян на мировом первенстве в Квебеке лишь укрепила все эти чувства. Игроки вернулись с чемпионата национальными героями, а тренеры команды - Вячеслав Быков и его помощник Игорь Захаркин - помимо признания получили полный карт-бланш на подготовку российской сборной к Олимпийским играм в Ванкувере.

Вторая победа, которая состоялась через год в Берне, укрепила всю страну в уверенности, что олимпийское золото должно стать российским.

Именно благодаря этому предвкушению гарантированного, казалось бы, триумфа Быкову и Захаркину заведомо прощали все. А когда триумфа в Ванкувере не случилось, звездному тандему немедленно припомнили все допущенные промахи. В хоккейном закулисье заговорили о том, что нельзя было в олимпийский год допускать совмещение тренерских постов в клубе и сборной, о недостаточной подготовленности команды к Играм, о тренерских ошибках, допущенных перед матчем с канадцами. И даже о том, что не такие уж Быков и Захаркин выдающиеся специалисты. Скорее везунчики - применительно к мировым первенствам.

Другими словами, на свой четвертый по счету чемпионат мира в Кельн тренеры отправлялись, прекрасно понимая: еще одно поражение может означать для них конец карьеры в сборной. Тогда как победа, сколь бы убедительной она ни была, скорее всего, окажется не лучшей заменой упущенным медалям Ванкувера.

Да ведь и мы понимали это, не так ли? Поэтому и сил на большую радость не находилось.

* * *

Считать Быкова и Захаркина тренерами, каких много, я не могу хотя бы по той причине, что посредственности не приводят команды к победам на мировых первенствах. Тем более дважды подряд.

Все 15 лет, что прошли со времен триумфа российской сборной на чемпионате мира в 1993-м, страна мечтала о волшебнике, способном вернуть отечественному хоккею величие «Большой красной машины» - сборной СССР. Но мало кто при этом задумывался, что главным залогом длительных успехов тех времен была драконовская реальность: элитнейшие хоккеисты страны проводили 11 месяцев в году на тренировочных сборах с жесточайшим соблюдением режима и игровой дисциплины. И каждый из них, даже самый талантливый, знал: случись что - на его место в команде стоит очередь из десятка страждущих.

Вот, кстати, весьма красноречивый штришок: обсуждая в Кельне нашумевшую историю с курением, все без исключения игроки прошлых поколений признавали: если бы подобный публичный скандал случился во времена СССР, нарушители отправились бы домой в течение ближайших суток. Причем, скорее всего, с пожизненным волчьим билетом.

Как только страна развалилась, а хоккейные звезды в массовом порядке подались за океан, стало очевидно: прежние рычаги управления командой вызывают немедленное отторжение и внутренний протест такой силы, что некоторым из игроков проще вообще не приезжать в сборную, нежели возвращаться в «советскую» реальность.

С тех самых пор добиться победного результата на мировых первенствах пытались многие. Получилось только у Быкова и Захаркина.

Я уже писала, но повторю еще раз: главная, на мой взгляд, заслуга нынешних тренеров заключается в том, что им удалось создать команду, играть в которой захотели все. По этому поводу мне доводилось слышать самые разные высказывания. В том числе и о том, что Быков просто идет на поводу у своих игроков. И что удовольствие, с которым те приезжают в сборную, связано прежде всего с психологическим комфортом и вседозволенностью.

Возможно, для таких суждений есть основания. Возможно, на том этапе почти безмедальных выступлений команде нужен был именно такой главный тренер - «свой парень» до мозга костей. Способный понять, простить и защитить. Возможно, Быков действительно в какой-то момент упустил ситуацию, и это обернулось поражением в Ванкувере. Возможно, для победы в том горьком для нас четвертьфинале не хватило не «души и сердца», о которых всегда говорили руководители сборной, а именно тренерского мышления и тренерской же психологической устойчивости.

Но винить в этом Быкова я не взялась бы. В конце концов, это была его первая тренерская Олимпиада.

* * *

Известная спортивная поговорка: если команда побеждает, ее тренер всегда прав. Взять нынешний чемпионат - все разговоры о том, что в субботнем полуфинале со сборной Германии у российской сборной хромала защита, а игровая дисциплина оставляла желать лучшего, бьются одним аргументом: Россия играла в финале, а Германия - нет.

Но вот что написал мне еще в ходе турнира один из болельщиков:

«Этот чемпионат не дал нам самого главного: уверенности в том, что Быков сделал правильные выводы после разгрома в Ванкувере. - Всё, что сегодня показывает наша сборная, - это игра на классе, без тренерской мысли, заученных комбинаций. И не говорите, что открытый хоккей нашей команды - это стиль Быкова. Это стиль игроков, играющих так, как им удобно. Наша игра в обороне ужасна. И если бы сегодня российская сборная снова играла с Канадой в Ванкувере, она вновь уступила бы».

Поспорить можно разве что с резкостью формулировок. Стала ли наша сборная лучше с тех пор, как ее возглавил Быков? Однозначно да. Она стала прежде всего намного более уверенной в себе, и за одно это наш тренерский штаб заслуживает благодарностей и комплиментов. Но очевидно и другое: на протяжении последних лет тренеры сборной продолжали по большому счету эксплуатировать игровую модель, взятую за основу в 2007-м, где центральное место занимает не командная тактика, а прежде всего индивидуальное мастерство отдельно взятых игроков.

Плюс на двух выигранных Россией чемпионатах мира нам фантастически везло на вратарей. В Квебеке это был Евгений Набоков, в Берне - Илья Брызгалов.

Прошедших лет вполне хватило и на то, чтобы понять: то, как играет российская сборная, зависит исключительно от ее психологического настроя. Если он есть, компенсировать удается даже хронические прорехи в обороне при сопернике любого класса. А вот если настрой недостаточен, мы получаем едва вытащенный «на зубах» матч с Германией.

Другими словами, вероятность крупного успеха команды не становится больше, чем это было три года назад. Ответственность с каждым новым титулом продолжает расти, а мотивировать себя на повторение уже достигнутого результата становится не в пример сложнее.

От команды в ее нынешнем суперзвездном составе ждали отнюдь не такой неровной и нервной игры. А куда более впечатляющих, чтобы не сказать - разгромных побед. Или хотя бы чего-то такого, что заставило бы взглянуть на сборную другими глазами. Ведь если команда перестает удивлять, это всегда воспринимается в спорте как шаг назад.

Способен ли наш тренерский штаб предложить что-то новое в плане стратегии и тактики, я судить не берусь - просто не знаю. Если да, самое время, засучив рукава, уже сейчас приступать к подготовке команды к Играм в Сочи. Если нет, нужно уходить. Результат, достигнутый в Кельне, не имеет в этом плане никакого значения.

* * *

Осенью я приезжала к Быкову в Уфу - поговорить с ним об уходе из ЦСКА и олимпийском сезоне. Тренер сказал тогда: в том, что он сам и Захаркин совмещают работу в клубе и сборной, нет никаких проблем. При этом мы оба прекрасно понимали, что такая позиция требует совершенно конкретного фактического подтверждения собственной правоты. То есть побед.

Совместительство обернулось двумя поражениями: сокрушительным для сборной - в Ванкувере - и весьма неприятным для «Салавата Юлаева» - в финале Восточной конференции КХЛ. Причем никаких шансов доказать кому-либо сейчас, что основная причина неудач кроется вовсе не в многостаночности, ни у Быкова, ни у Захаркина уже нет.

Незадолго до начала чемпионата мира в интернете появилась информация о том, что руководство уфимского клуба выдвинуло тренерам ультиматум: прекратить совмещение. Чуть позже информация была официально опровергнута, но давайте поразмышляем: могло ли руководство «Салавата» выступать против работы своих тренеров в сборной в олимпийском сезоне? Да ни в коем случае: ведь такую позицию не понял бы и не поддержал ни один российский болельщик, включая высшее руководство страны. Может ли это совмещение устраивать клуб сейчас? Подозреваю, что уже нет. Вряд ли уфимцы перекупили звездный тренерский дуэт для того, чтобы, считаясь самым богатым клубом лиги, мириться с поражениями своей команды на внутрироссийском уровне.

Дело даже не в том, что у Быкова и Захаркина не получилось донести до цели взваленный на себя груз. В одном из своих интервью Михаил Жванецкий сказал, что невозможно и неправильно делить энергию на творческую и какую-либо другую, потому что она - едина. Тратишь ее, скажем, на общение с женщиной - значит, будешь вынужден в какой-то степени пожертвовать творчеством.

Знаменитый сатирик, как водится, свел объяснение к шутливой форме, но замечание сделал на редкость точное. Все ведь очень просто: в сутках всего 24 часа, а силы человека небеспредельны.

Если с этим согласиться, мы придем к простому заключению: любое совмещение, независимо от того, о каких персоналиях идет речь, - это всегда стратегический проигрыш. Особенно когда перед людьми стоит сверхзадача.

* * *

«Я более чем уверен, что Быков уйдет, - это выдержка из письма еще одного болельщика. - Его просто заклевали и замордовали. А наша сборная привычно вылетит в четвертьфиналах мировых первенств пару лет подряд, и те же самые СМИ, которые критиковали Быкова, когда он побеждал, сразу о нем вспомнят. Но на его месте я бы навсегда закрыл для себя тему сборной».

Быть под непрерывным обстрелом критики - участь главного тренера любой сильной команды. Тут уж надо решать заранее: либо ты берешься за эту ношу и терпишь, либо нет. Взялся - должен отдавать себе отчет: все будет именно так. Примеров в истории спорта множество, вот лишь один. Когда великая Татьяна Тарасова только начинала свою тренерскую карьеру и выиграла с учениками первые - серебряные - медали Олимпийских игр, она, преисполненная гордости, пришла к отцу - легендарному Анатолию Тарасову. «Дочка, - ответил он ей. - В моем виде спорта за серебро выгоняют с работы…»

Те времена давно прошли, но суть остается прежней: в любой сфере деятельности, где люди замахиваются на право быть сильнейшими в мире, они вынуждены постоянно находиться в зоне чужого внимания и критики. А иногда - откровенной зависти и злобы.

Я вполне допускала, кстати, что в случае победы в Кельне Быков сам захочет уйти. Для того чтобы взять своего рода тайм-аут, передохнуть, осмыслить уже сделанное, чувствуя себя (что принципиально для любого тренера) триумфатором.

Триумфа не получилось, контракт, который в случае победы был бы автоматически продлен, заканчивается в августе, и уже в Кельне вовсю ходили слухи о том, что Федерация хоккея России может не захотеть продолжать работу с нынешним штабом сборной.

Но даже в этом случае я совсем не удивлюсь, если несколько лет спустя Быков захочет вернуться. Ведь если закрываешь для себя тему сборной навсегда, это автоматически означает, что ты прощаешься с мечтой войти в когорту великих тренеров. Подозреваю, что в 2007-м, когда выдающийся в прошлом игрок согласился принять главную команду страны, принеся в жертву налаженную и благополучную швейцарскую жизнь и в какой-то мере даже собственную семью, именно эта мечта влекла его наиболее сильно.

Но для этого надо как минимум выиграть Олимпийские игры.

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru