Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Хоккей - Чемпионат мира 2007 - Москва (Россия)
БЫКОВ, ТИХОНОВ И ТЕАТР
Вячеслав Быков
Фото © ИТАР-ТАСС
На снимке Вячеслав Быков

11 мая 2007

Перед полуфинальным матчем в расположении российской сборной в Серебряном бору было запланировано совершенно нехоккейное мероприятие – КВН. Культурная программа команды в рамках чемпионата мира оказалась  насыщенной. Дважды тренеры вывозили своих питомцев в театр Сатиры – перед самым началом турнира. Еще раз приглашали к себе артистов.

Смысл подобных мероприятий для меня был совершенно ясен: разгрузить команду психологически, дать возможность хотя бы на несколько часов позабыть о хоккее, но в то же время, сохранить настрой команды на самоотдачу, восстановить потерянные эмоции, лишний раз почувствовать чужое внимание. Словом – психология чистейшей воды.

Однако уже совсем поздним вечером в среду коллега огорошил меня вопросом: «Как думаешь, а Тихонов бы – стал водить своих хоккеистов по театрам?»

Вопрос почему-то застрял в голове. Тихонов, как ни крути, – яркий представитель великого тренерского поколения, которое в числе прочего всегда было склонно придерживаться довольно жестокой формулы: «Если спортсмену нужен психолог, такой спортсмен сборной не нужен!»

Не случайно же в воспоминаниях Быкова о чемпионате мира-1986 – последнем, где под руководством Тихонова победила «домашняя» команда, до сих пор сквозят воспоминания о том, как на протяжении всего турнира сборная была отсечена от всех и заперта в подмосковном Новогорске. «Как в тюрьме?» - не удержалась я от вопроса. «Ну-у, - улыбнулся Быков, - Новогорск и сейчас не очень доступное для посторонних место…»

Отчаявшись самостоятельно найти ответ на вопрос коллеги, я набрала телефонный номер Валерия Каменского.

- Так Тихонов нас постоянно в театр водил, - рассмеялся собеседник. – Правда, не в ходе соревнований, а, как правило, перед их началом. Это было не столько культурной программой, сколько возможностью повстречаться с семьями. Вроде и отдых, и в то же время все игроки на виду, под контролем. Посмотрели спектакль – и снова на базу. Так что психологом Тихонов был хорошим.

- Вы могли бы сказать, что Быков в своей работе в какой-то степени повторяет Тихонова?

- Нет. Я вообще не люблю и не умею сравнивать людей. В этом случае – особенно. Сейчас совершенно другое время, другие игроки, другие методы. Слава сумел сделать главное – сплотить совершенно новый для себя коллектив. Видно, что ребята играют друг за друга. И это – целиком заслуга тренерского состава.

- Когда вы вместе играли в ЦСКА, у Быкова проявлялись тренерские задатки?

- Он всегда был этаким «магнитиком». Притягивал положительные эмоции, отталкивал отрицательные. С ним всегда было приятно общаться, играть. Когда надо, он умел быть жестким. Но если характеризовать Быкова одним словом, я бы сказал – справедливый…

Просьба сравнить сборную-2007 и ту, которой руководил в свое время Тихонов (а заодно - и фигуры главных тренеров) поставила поначалу в тупик и Игоря Ларионова, вместе с которым мы наблюдали матч между Россией и Чехией в среду.

- В то время, когда играли мы сами, все было совсем иначе, - сказал он. – Тихонов имел возможность собирать лучших, эта команда играла вместе в течение многих лет. Все мы, к тому же, находились под жестким тренерским контролем  почти 11 месяцев в году. Когда игроки стали уезжать в НХЛ и уже оттуда приезжать в сборную, главное заключалось в том, чтобы найти к ним правильный подход. Тихонов, пожалуй, одним из первых столкнулся с тем, что далеко не все стремятся вернуться в «прежнюю» жизнь. Но перестроиться, как мне кажется, не сумел. Быков никогда не играл в НХЛ. Играл в совершенно нехоккейной, спокойной  Швейцарии – стране часов и шоколада. Прожил там много лет. Тем не менее, ему удалось понять и современный хоккей, и игроков. Мне было бы очень интересно пообщаться после чемпионата с Овечкиным, с Ковальчуком – услышать их мнение о работе с Быковым. С моей точки зрения хорошо, когда тренер с игроками на дружеской ноге. Но одновременно он должен уметь держать дистанцию. Как, например, умел Скотти Боумэн. Его обожали все, кто играл под его руководством, но при этом он всегда был способен привести в чувство любого игрока, если тот хоть в чем-то недорабатывал.

«Пока я вижу, что команда хорошо сбалансирована, ребята помогают друг другу. Так когда-то играла наша «пятерка». Это ведь и есть главное: понимать, как бы сам ни был талантлив, что хоккей – коллективная игра», - заметил Ларионов.

- Но ведь ваша пятерка была создана именно Тихоновым. Получается, его методы работы Быков все-таки перенял?

- Какие-то качества – безусловно. Тихонов прежде всего требовал от нас игровой дисциплины. Но понимал, что когда человек входит в игру, невозможно действовать чересчур схематично.  Нужно найти способ сделать так, чтобы возникало множество моментов, чтобы получился гол. Одновременно надо отдавать себе отчет, что любые незапланированные действия могут повлечь ошибку, исправлять которую будет поздно. Мне кажется, Быков проявляет эти качества, встав у руля сборной. Не боится принимать решения. Игрок ведь никогда не отвечает за результат в той степени, в какой за него отвечает тренер. К тому же тренер постоянно находится под давлением со стороны журналистов, болельщиков, федерации хоккея. Это тяжело. Так что дай бог, чтобы у Славки получилось все до конца…

Попасть под пресс постоянного сравнения с великим предшественником Быкову было суждено с того самого момента, как два года назад он возглавил ЦСКА. Точно так же, как самому Тихонову – когда тот, приехав в Москву из Риги, принял главный клуб страны после Анатолия Тарасова. Газетные вырезки тех времен, в которых Тихонова чехвостили напропалую уже за то, что он – не Тарасов, хранятся в семейном архиве тренера до сих пор. И разве что жена – Татьяна Васильевна – знает, до какой степени Тихонов переживал ту затянувшуюся на годы подспудную нелюбовь тех, кто начинал играть в ЦСКА при Тарасове и с кем был вынужден продолжать работать он сам.

Тихонов вовсе не рвался на этот пост – по крайней мере внешне и поначалу. Трижды встречался по этому поводу в ЦК с Юрием Андроповым и первые два раза упорно отказывался от предложения. На третий раз тренеру коротко объяснили, что все дискуссии закончены и приказ обсуждению не подлежит. С тех самых пор именно Андропова Тихонов считает человеком, определившим его профессиональную жизнь.

С назначением Быкова все было совсем иначе. Глава Росспорта Вячеслав Фетисов по этому поводу вспоминал:

- Когда я узнал, что в ЦСКА решили поискать перспективного хоккейного тренера, то встретился с совладельцами клуба Михаилом Прохоровым и Владимиром Потаниным. Мы разговаривали о том, что в команду нужно принести новую кровь, новое понимание хоккея, выстроить новые отношения.  Тогда я и сказал, что с моей точки зрения однозначно стоит обратить внимание на Быкова. Я не раз встречался с ним в Швейцарии, мы много говорили о хоккее. Я видел, до какой степени он рвется работать.

На этот рынок не так просто попасть. Быкова пригласили в ЦСКА, однако уже через год он имел все шансы потерять эту работу, поскольку результаты оказались ниже ожидаемых. И я очень рад, что ему дали еще одну возможность...

Шанс возглавить сборную России выпал тренеру тоже, в общем-то, волею случая. В хоккейных кругах до сих пор поговаривают, что без вмешательства Фетисова не обошлось и здесь: мол, президент ФХР Владислав Третьяк до последнего склонялся к другой кандидатуре.

После того, как сборная России одержала в Москве седьмую победу подряд, я  подошла к Фетисову:

- Почему вы до такой степени верили в Быкова, настаивая на его назначении?

- Мы много лет были в одной команде. Поймите:  когда человек весит 70 кг и при этом является одним из лучших центровых мира, играя в жесткий хоккей, нетрудно понять, что с головой у него все в порядке. И Быков и Сергей Немчинов – это игроки, которые сумели завоевать огромное уважение в мире, не будучи самыми популярными в своей собственной стране. Я же уверен, что руководить командами должны именно такие люди. Которые на своей шкуре прошли весь этот путь. Уважение базируется на понятных вещах. Профессионализме, последовательности действий и понимании психологии тех, с кем приходится работать. Сам был тренером, успел понять, что построить команду не так просто. Славе удалось. Сейчас другая раздевалка. Я захожу внутрь и понимаю, что игрокам приятно там находиться. Вижу при этом, что Быков уверен в себе,  четко понимает, что делает и чего хочет добиться.

- Вы могли бы сравнить его работу с тем, как работал Тихонов, когда вы с Быковым выступали под его руководством?

- Не хочу сравнивать. Но могу сказать, что мне известен один-единственный великий тренер, которому удавалось побеждать с тремя поколениями игроков. Это Скотти Боумэн. В 70-х, 80-х и 90-х он был совершенно разным. Прежде всего -  в понимании жизни. А это – неотъемлемая часть в достижении результата. Что сказать, как сказать, когда сказать – все это – психология спорта. Чтобы принимать правильные решения, нужно знать ее досконально...

Наверное, сравнивать двух тренеров совершенно разных поколений неправомерно. Общим можно считать только возраст. И Тихонов и Быков оказались во главе национальных команд в 46. Но Тихонов принимал и ЦСКА, и впоследствии – сборную - как набитый под завязку сокровищами Алмазный фонд. Поэтому протест ветеранов хоккея против молодого совсем специалиста и оказался тогда столь яростен: сокровища-то собирали другие. Быкову досталась совершенно иная команда. С почти полностью утраченными победными традициями. С разъехавшимися игроками. С непонятным будущим.

- Слава долго играл под руководством Виктора Васильевича и, безусловно, перенял многие навыки, - говорил мне Немчинов. – Требовательность, тактические построения. Он старается привить команде комбинационный хоккей. Такой, как был в ЦСКА, когда клуб обыгрывал всех. В то же время очень многому Быков научился у тренеров, с которыми работал за границей. Он по другому строит отношения с людьми, тренировочный процесс. Я вижу это. Лично мне работать с ним очень комфортно. У нас одни взгляды на хоккей. Мы постоянно разговариваем. Он рассказывает о своем опыте работы в Европе, я – об НХЛ...

Парадоксально, но первым, кто поставил знак равенства между Тихоновым и Быковым, стал иностранец. Петер Штястны, к которому российские журналисты обратились с просьбой прокомментировать отчисление из российской сборной Александра Семина. По мнению знаменитого в прошлом хоккеиста, Быков был категорически неправ в той ситуации. В России же решение главного тренера поддержали все те, кто в разное время имел возможность побывать в его шкуре. Борис Михайлов, Фетисов, Юрзинов. И сам Тихонов.

В свое время - в самом начале работы в ЦСКА - он крепко сцепился с руководством армейского клуба, когда волевым решением за нарушение режима убрал из команды одного из ветеранов. На партсобрании клуба от него потребовали объяснений: как так без согласования с руководством посмел удалить из состава столь известного и титулованного игрока? Тихонов спокойно ответил: «Передо мной поставлена задача вернуть стране звание чемпиона мира. Поэтому прежде всего я создаю команду, способную это сделать».

Возможно, Тихонов до сих пор помнит 1996-год, где он оказался в крайне непривычной для себя роли ничего не решающего консультанта сборной на чемпионате мира в Вене. Мне даже показалось, что он вообще потерял интерес к происходящему после того, как безуспешно пытался настоять на отчислении из команды (все за то же нарушении режима) одного из игроков НХЛ. И до сих пор уверен: если бы это было сделано, ситуация в сборной наверняка вошла бы в нормальное русло.

Не исключено, что в дисциплинарной жесткости Быкова Тихонов увидел самого себя.

Впрочем, подхваченная было в прессе тема, что  Быков – точно такой же безжалостный диктатор, каким в свое время был его выдающийся наставник, была полностью разрушена одной-единственной фразой Ильи Ковальчука. «Для этого человека хочется играть», - сказал он накануне чемпионата.

Готовность Быкова вступиться грудью за любого из своих потенциальных подопечных, понять их, была очевидна с самого начала. С того самого момента, как он начал формировать команду и столкнулся с тем, что далеко не все звезды рвутся в ней играть.

Подобное явление огорчительно для любого тренера, однако Быков рассуждал, как игрок:

- Мне больно слушать негативные высказывания в адрес тех, кто не захотел приехать. Сам был в этой шкуре и знаю, что такое провести целый сезон, когда на тебе висит эта ноша: тебе говорят: «Приезжай», а ты действительно не можешь подводить, во-первых, сборную, а во-вторых, свое имя. Я прекрасно их понимаю. Поэтому для меня важно прежде всего услышать игрока. Его голос, интонацию. Почувствовать, что стоит за его решением. Заставлять неправильно. Это против натуры человека и наверняка рано или поздно негативно скажется и на результате, и на взаимоотношениях.

Для Тихонова была неприемлема сама позиция тех, кто отказывался играть за сборную. Подозреваю, что за годы своей работы он в каком-то отношении стал заложником ситуации: когда от тебя требуют постоянных побед, а под рукой – как минимум два десятка игроков на любую позицию, совершенно ни к чему задумываться о тонких душевных материях. Проще бывает отчислить и забыть. Как отчислили бы и забыли в советские годы самого Тихонова, если победная серия не была бы продолжена.

Никакой другой жизни, кроме хоккея, у Тихонова по большому счету не было. Возможно, в глубине души он очень любил своих игроков. Но факт остается фактом: тренер никогда не давал им возможности это почувствовать. Его подопечные разных лет испытывали по отношению к наставнику скорее страх, нежели преданность. И очень немногие понимали при этом, что жесткость  Тихонова по отношению к окружающим – это лишь малая толика требовательности, которую он предъявляет к себе.

Об этом мне совершенно неожиданно сказал Быков.

- В моей жизни были и другие тренеры, работу которых я старался анализировать. Но отношению к работе я научился у Виктора Васильевича. Это важно – уметь быть требовательным к себе, к тому, что ты делаешь. Только тогда ты имеешь право требовать такого же отношения от других.

  

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru