Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Хоккей - Тренеры
Вячеслав Фетисов:
«
ГОТОВ ПОМОГАТЬ РОССИИ, НО ШАР НЕ НА МОЕЙ СТОРОНЕ»
Вячеслав Фетисов
Фото © Александр Вильф
На снимке Вячеслав Фетисов

В тот день, когда мы встретились в Калгари, у «Нью-Джерси» не было вечерней игры, и можно было побеседовать с Фетисовым в предельно спокойной обстановке. Об этом договаривались заранее, поэтому предисловия были ни к чему. Темой интервью стала, естественно, ситуация вокруг хоккейной сборной России на Олимпиаде-2002.

- Судя по публикациям в российской прессе, вы не скрываете своего желания стать генеральным менеджером олимпийской команды, однако так до сих пор и не нашли полного взаимопонимания с президентом ФХР Александром Стеблиным. Что является основным камнем преткновения? Несовпадение взглядов на эту роль?

- В одном из недавних интервью я прочитал, какие обязанности мне могут вменить в том случае, если я стану генеральным менеджером. Билеты, размещение и встреча гостей, организация пресс-конференций. .. Думаю, этим делом должны заниматься профессионалы-администраторы. Наверняка есть люди, которые способны сделать эту работу более качественно, чем Фетисов. Я не администратор, а профессиональный тренер, который уже три года трудится в одной из лучших команд НХЛ. Потому своими прямыми обязанностями считаю именно тренерскую работу. В разговоре со Стеблиным об этом и говорил.

- Другими словами, вы хотите обладать решающим правом голоса?

- Прежде всего хочу напомнить, что сам ничего ни у кого не просил. В августе прошлого года приезжал в Москву на свой прощальный матч и в связи с этим много выступал по телевидению. В одной из программ, которая шла в прямом эфире, мне сказали, что во время паузы будет сюрприз. Вот именно тогда я и услышал из уст министра спорта России Павла Рожкова, что спортивная общественность и руководители страны хотели бы видеть меня главным тренером команды в Солт-Лейк-Сити. Но к тому моменту главным тренером сборной России на следующие два года уже был назначен Борис Михайлов. Я меньше всего был настроен вступать с ним в какое-то противостояние. Поэтому дипломатично сказал, что очень ценю оказанное мне доверие и был бы рад помочь России на Играх. После чего возникла идея предложить мне роль генерального менеджера.

КОСТЯК СБОРНОЙ - В АМЕРИКЕ

- Насколько я помню, уже тогда вы считали, что основная ставка на Олимпийских играх должна быть сделана на НХЛовцев, а не на тех, кто играет в России. И руководить сборной соответственно должен человек, досконально знающий, что происходит в Лиге.

- Давайте посмотрим на ситуацию реально. Точка зрения Михайлова понятна. Он - главный тренер и, значит, это его обязанность - разговаривать с игроками, называть состав, отбирать помощников и отвечать за результат. Так было всегда. Вспомните Тихонова. Именно он являлся в сборной и главным тренером, и генеральным менеджером, хотя такой должности в его времена не существовало. Как говорится - и царь, и бог, и воинский начальник. Но иной была сама ситуация. Игроки постоянно находились под непосредственным надзором, 11 месяцев в году проводили на сборах, что позволяло Тихонову досконально владеть ситуацией. Знать, кто чем дышит, как всем этим манипулировать и как добиться результата.

Сейчас ситуация изменилась. Хотим мы того или нет, но основной костяк сборной - здесь, в Америке. И это, естественно, создает определенные проблемы. Прекрасно помню, как перед Кубком мира-96, когда я еще и не помышлял о тренерской карьере, мне из Москвы позвонил глава тренерского совета Анатолий Кострюков и попросил назвать состав. Откровенно признался, что в федерации просто не знают хоккеистов. Кто играет, как, на каких позициях. В ответ я сказал, что комплектование команды - не мое дело. Но это не помешало позже вменить мне в вину, что я, как игрок, влез в те дела, в которые не должен был влезать.

Сейчас я рассуждаю не только как спортсмен, который прожил в Америке 12 лет и больше чем кто-либо играл в Кубках Стэнли, а как тренер, который успел многому научиться. Да, здесь другой хоккей, другая жизнь - и я отдаю себе в этом отчет. Но уверен, что возглавлять команду на Олимпийских играх должен человек, знакомый с ситуацией не понаслышке и, главное, способный за короткое время заставить ребят поверить в себя. Не просто знающий и авторитетный, но абсолютно уверенный в том, что он делает. Именно эти качества в первую очередь определяют успех.

ЛАМОРЕЛЛО ОКАЗАЛСЯ ПРАВ

- Я, кстати, много думала об этом, наблюдая за матчами Кубка Стэнли. И пришла к выводу, что, сколько бы ни было в команде классных игроков, решающую роль играет штаб.

- Могу привести пример. В прошлом сезоне «Дэвилз» очень неплохо начали сезон, и тем не менее генеральный менеджер пошел на то, чтобы за три недели до начала плей-офф сменить старшего тренера. Не могу сказать, что Фторек не справлялся с работой или не знал, что делал. Команда шла на втором месте, было очевидно, что сможет бороться и дальше, но что-то дало Ламорелло повод посчитать Фторека не совсем тем человеком, который может выиграть Кубок Стэнли. И Ламорелло оказался прав, назначив старшим тренером Лэрри Робинсона.

Плей-офф требует от тренера очень многих качеств. Прежде всего - умения заставить поверить себе и повести за собой. Когда игры проходят через день и не остается времени ни на восстановление, ни на залечивание травм, когда постоянно надо играть через не могу, когда от одной игры зависит, останешься ты наверху или поедешь домой - отдыхать, это очень тяжело. Если в этой ситуации в команде нет абсолютного взаимопонимания, то становится сложно влиять на сознание спортсменов. Не говоря уже о том, что мотивировать игрока, особенно в профессиональном спорте, где все ребята, мягко говоря, не бедные, тоже не так-то просто.

- Мне казалось, что всеми этими качествами в полной мере обладал Владимир Юрзинов, работавший с олимпийской сборной в Нагано. Стеблин, кстати, в своем интервью «СЭ» заметил, что не прочь привлечь его к работе с командой и на этот раз.

- Именно Юрзинов сказал после Игр в Нагано, что штаб российской команды обязательно должен быть и в Америке, и в России. Я считаю его лучшим на сегодняшний день специалистом. Но вспомните: после провала в Санкт-Петербурге вакансия старшего тренера осталась открытой. Юрзинов в то время был в отпуске, и его даже не спросили, что он думает, что считает нужным сделать, хочет ли принять участие в работе со сборной и в каком качестве.

Я, кстати, в то время был в Москве. С удовольствием пришел бы на тренерский совет, ответил бы на любые вопросы - как представляю себе работу в сборной, что думаю. Считаю, что сейчас престиж и авторитет нашего хоккея полностью разрушен. Если страна занимает на мировом уровне 11-е место, а ближайший резерв в виде молодежной сборной - седьмое, это не просто тревожный симптом, это - катастрофа. И показатель работы национальной хоккейной федерации. Я слишком много сил отдал хоккею, чтобы спокойно относиться к тому, что происходит. По этой же причине не считал выдающимся достижением выступление сборной России в Нагано. При до сих пор живущих трехкратных олимпийских чемпионах радоваться серебряным медалям как минимум неприлично. Моя точка зрения такой была, есть и будет.

НА КОНУ - РЕПУТАЦИЯ

- Полностью с вами согласна. Но, знаю, многих сильно раздражает то, что вы беретесь критиковать и советовать, оставаясь за океаном. Мол, если сборная неудачно выступит в Солт-Лейк-Сити, вы останетесь в Америке, а значит, и ответственности никакой.

- Давайте посмотрим по-другому. В коллективную ответственность я не верю. Практика показывает, что в этом случае за результат не отвечает никто. Что ставлю на кон я? Прежде всего свою репутацию и тренерскую карьеру. Для меня это не просто слова. Считаю, что участие команды в Олимпийских играх - это очень серьезно. Поэтому когда мы встречались со Стеблиным в феврале, я сказал: «Готов взять всю ответственность на себя. Но решение принимать тебе. Не говори сразу «да» - подумай, посоветуйся».

- Кстати, на встрече в «СЭ» в начале марта Стеблин признался: перед Играми в Нагано тренеры имели основание полагать, что ваше присутствие в сборной сделает обстановку в команде нездоровой. Поэтому, мол, и не пригласили. Сейчас же он вынужден с вами считаться - иначе общественность его не поймет.

- Перед Нагано Юрзинов и Стеблин приезжали в Детройт. После матча договорились поужинать. Сергей Федоров и Слава Козлов по каким-то причинам отказались, а мы с Игорем Ларионовым пошли. Вспомнили много смешного, а потом Юрзинов вдруг сказал: ребята, у нас сложная ситуация. Нет вратаря, не очень сильный состав... Если проиграем - вам это не нужно. Вы - лицо хоккея. Выиграли все, что могли. И не должны ставить под удар свою репутацию. Я ответил, что проигрывать мы действительно не привыкли и именно поэтому готовы сделать все, чтобы помочь команде. Расстались на том, что мы с Игорем подумаем, а федерация дождется нашего решения.

Играть я, не скрою, хотел. Но пару недель спустя вдруг появляется статья Касатонова о том, что Фетисову и Ларионову в Нагано делать нечего. Я расценил это, как позицию федерации, поскольку Касатонов на тот момент был генеральным менеджером. Уже потом решил выяснить, почему Касатонов так заявил. Ответ последовал такой: «Ну ты знаешь, Леша ведь вас не любит».
Сейчас, когда Стеблин приезжал в Америку, я снова услышал: «Не могу рисковать тобой. Ситуация непростая, вратаря нет, игроки уставшие будут»...

- Но ведь в какой-то степени это действительно так.

- Может, просто не на тех игроков делаем ставку? Мне вообще не очень понятно, когда причину поражений ищут в том, что профессионалы, отыграв регулярный чемпионат НХЛ, не способны в сборной выкладываться в полную силу. Для того, чтобы понять, что это не так, достаточно приехать и посмотреть матчи плей-офф. Все выходит на другой уровень. Иное дело, надо учитывать и чувствовать массу нюансов, вплоть до того, когда поехать на раскатку, а когда ее пропустить. Тренер обязан досконально знать, кто даже в самой тяжелой ситуации способен забить переломный гол, а кто способен повернуть игру одним контрприемом, как это, например, умеет делать Каспарайтис. Тот же Виктор Васильевич в свое время составлял команду с учетом именно таких факторов. А о чем можно говорить сейчас, если главными советчиками российской федерации хоккея являются агенты?

Любой агент прежде всего - продавец, преследующий свои личные цели. У нас же получается, что они начинают управлять ситуацией. Доходит до абсурда! Лучшие юниоры не попадают в национальную команду только потому, что у них нет агента. Понимаю прекрасно, что я - персона не очень удобная для федерации. И что мои слова всегда можно назвать досужими обвинениями со стороны. Но хорошо помню времена, когда нас - всех, кто уехал в Америку, - в один момент начали считать отрезанными ломтями. И много времени пришлось доказывать, что это не так.

Наверное, мне самому правильнее было бы не переживать из-за того, что обо мне напишут в той или иной ситуации, а сконцентрироваться на том, что через три недели - плей-офф, что надо зарабатывать деньги, кормить семью... Тем не менее считаю: у нас есть еще время для того, чтобы сделать команду и выиграть Олимпиаду. И вратаря найти.

- Кого конкретно вы имеете в виду?

- Того же Набокова. Он - безумно талантлив, к тому же очень хочет играть. Стеблин объяснил, что биться за него бесполезно. Мол, пунктик есть в правилах. Что парень был заигран за другую страну. Я не говорю, что это не так. Но не уверен, что ситуация действительно безвыходная. Набоков же не виноват в том, что родился в СССР, а после распада страны оказался в Казахстане? Почему не попробовать побороться? Обратиться в международный спортивный суд - а вдруг получится отстоять?

- Вы верите, что американцы и канадцы способны взять в Солт-Лейк-Сити реванш за поражение в Нагано?

- Шапкозакидательского настроения, какое отличало и тех и других в 98-м, однозначно не будет. С обеих сторон в подготовку вовлечены серьезные тренеры, в частности, американскую сборную будет тренировать Херб Брукс, который выиграл Олимпиаду в 80-м. Генеральным менеджером назначен Крейг Патрик. Они работают уже два года, наблюдают за всеми, анализируют различные программы подготовки. И, естественно, мечтают выиграть. Как и Уэйн Гретцки, который заявил, что, раз у него, как у хоккеиста, не получилось завоевать золото в Нагано, он не успокоится, пока не сделает это, как тренер. В любом случае надо быть готовым к тому, что США и Канада будут выглядеть совершенно иначе, чем три года назад.

С МОГИЛЬНЫМ СТОИТ ПОГОВОРИТЬ

- В ближайшие дни ФХР должна обнародовать имена восьми игроков олимпийской сборной. А вы готовы предложить свой вариант?

- Конечно. Но называть его сейчас было бы некорректно. Хотя считаю, что есть игроки, чьи кандидатуры не вызовут сомнений ни у кого. Буре-старший, Яшин, Ковалев...

- В декабре, когда я разговаривала с Игорем Ларионовым накануне его сорокалетия, он сказал, что не считает возможным претендовать на место в сборной в силу своего возраста. С вашей точки зрения, Ларионов может оказаться полезен?

- Безусловно. Тем более, что сейчас Игорь играет так, как не могут многие молодые звезды. Никто не скажет, что он несправедливо занимает чье-то место. У Ларионова колоссальный авторитет. Не знаю никого, кто умел бы лучше сгладить любую конфликтную ситуацию. Свежий пример: в Детройте в начале сезона возникли сильные разногласия между игроками. Стоило вернуться Игорю - все встало на свои места. Команда заиграла совсем иначе. Такие люди необходимы в любом коллективе.

- А что можете сказать по поводу Александра Могильного, с которым работаете в «Нью-Джерси»? Говорят, его не интересует возможность играть за Россию на Олимпиаде. Это действительно так?

- Насколько мне известно, на эту тему с Сашей никто не разговаривал. За время, проведенное в «Нью-Джерси», он сильно изменился. Сам сейчас не верит, что год назад собирался вообще заканчивать с хоккеем. Стал биться до последнего - что было для него совсем нехарактерно. И по мере продвижения в плей-офф я видел, что он раскрывается все больше и больше. Считаю, надо было по крайней мере попытаться убедить его в том, что он нужен сборной.

- Так ведь принято считать, что Могильный в гораздо большей степени американец, нежели русский.

- Какой он американец! Абсолютно русский человек, родители живут в России, жена - москвичка, дети говорят по-русски. Другое дело - как убеждать.

- Тогда возвращаюсь к тому, с чего мы начали. Насколько, с вашей точки зрения, велика вероятность того, что руководители ФХР сочтут необходимым привлечь вас к непосредственной работе с олимпийской сборной?

- Как говорят в Америке, шар сейчас на их стороне. Они и должны принимать решение...

ПСИХОЛОГИЯ ПОБЕДИТЕЛЯ

...Еще в начале декабря во время командировки в Америку, наблюдая за тренировками и играми обладателя Кубка Стэнли «Нью-Джерси Дэвилз», я пыталась понять, почему именно этот клуб так зацепил мое внимание. Поняла это только сейчас, в канадском Калгари, куда «Дэвилз» приезжали на очередной матч регулярного чемпионата НХЛ. И под сводами олимпийского катка, и в гостинице, и просто на улице каждого члена команды, начиная от главного тренера Лэрри Робинсона и заканчивая врачами, массажистами и техниками, окружала невидимая, но вполне осязаемая аура абсолютно уверенных в себе людей. Аура победителей.

Когда я еще была спортсменкой, похожее чувство вызывали сразу несколько команд. Баскетбольная сборная СССР 1972 года, сборная по водному поло тех же времен, гандболисты - в олимпийском Монреале-76. И, безусловно, наши хоккеисты. Те, кто тогда играл, одним своим видом заставляли вспоминать известную фразу: «Нам забьют - сколько смогут, мы - сколько захотим».

Выдающимися величинами были и тренеры. Александр Гомельский, Анатолий Блюменталь, Анатолий Евтушенко, Анатолий Тарасов, Аркадий Чернышев, Виктор Тихонов...

Потом победы почти прекратились. По объективным причинам: развал страны, отъезд за рубеж ведущих игроков, отсутствие денег. Великие тренеры старились, кто-то уходил из жизни, и с каждым годом становилось все очевиднее, что замены большинству из них в спорте просто нет.

Разговаривая с Блюменталем накануне его 70-летия, услышала убийственную в устах великого тренера фразу: «Мы по-прежнему способны что-то выиграть. Но ушла психология победителей, которая вырабатывалась многими поколениями спортсменов».

Я вспоминала эти слова на всех последних Олимпиадах. Даже в Нагано-98, где мы, журналисты, преподносили выступление российской хоккейной сборной как выдающееся, нашим спортсменам и тренерам не хватило именно этого качества. Когда оно есть, серебру не радуются.

Очередным катализатором памяти послужила хоккейная трансляция из Эдмонтона, где «Дьяволы» в овертайме выиграли у «Ойлерз», забросив победную шайбу за секунду до сирены. Сразу пришли на ум мюнхенские баскетбольные три секунды, затем размышления начали раскручиваться в разных направлениях. Утром следующего дня, договорившись по телефону о встрече с тренером-ассистентом «Нью-Джерси» Вячеславом Фетисовым и повесив трубку, я вдруг подумала: а ведь он - единственный из целого поколения российских хоккейных тренеров, кому удалось в полной мере сохранить в себе психологию победы. Многократный чемпион мира и Олимпийских игр. Дважды обладатель высшего трофея НХЛ - Кубка Стэнли. Более того, закончив играть, он взял этот Кубок снова. Как тренер.

Теперь Фетисов отчаянно хочет выиграть Олимпийские игры.

Приход такого человека в сборную не может быть безболезненным. Слишком много у каждой выдающейся личности острых углов, то и дело задевающих всех, кто находится рядом. Конфликтен, упрям, резок в суждениях. С точки зрения любого обладающего решающим голосом руководителя, предоставить такому карт-бланш - значит, идти на большой риск. Не факт, что справится с ответственностью. Проблем же создаст массу. Вот поэтому-то, собственно, я не очень верю в искренность желания руководителей российского хоккея договориться с Фетисовым о совместной работе в Солт-Лейк-Сити.

«Если мы не привлечем Фетисова в олимпийскую сборную, боюсь, общественность нас просто не поймет», - признался недавно на встрече в редакции «СЭ» президент ФХР Александр Стеблин.

Это так. И не так. Если сборная России станет первой - простят все: большинству болельщиков будет по большому счету наплевать, кто именно из тренеров привел команду к победе. А вот если проиграет, не исключено, что останется кусать локти и гадать: правильно ли было отказываться от услуг специалиста, способного передать игрокам то, чего по определению не может передать никто другой.

2001 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru