Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Хоккей - Тренеры
Виктор Тихонов: «НЕ ВЕРЬТЕ, ЧТО ЦСКА ПРОДАЛИ»
Виктор Тихонов
Фото из архива Елены Вайцеховской,
на снимке Виктор Тихонов

Информация о том, что во время последнего визита в Америку руководство хоккейного клуба ЦСКА подписало соглашение о совместной деятельности с профессиональным хоккейным клубом «Питтсбург Пингвинз» за несколько дней, предшествовавших возвращению из-за океана главного тренера команды Виктора Тихонова, обросла фантастическими слухами. Начиная с того, что зарплату всем без исключения хоккеистам ЦСКА платить отныне будут в долларах, и заканчивая тем, что еду в армейский буфет будут завозить из «Макдоналдса».

Лейтмотив при этом был один: «Продали ЦСКА, на корню продали…»

Слушая «подробности», я и дожидалась Тихонова в клубе. На следующее утро после его возвращения в Москву.

- Вам уже пришлось выслу­шать, что вы продали ЦСКА?

- Во всяком случае, вопросов было множество. Я, честно говоря, поэтому и не хотел, чтобы какая-то информация в прессе появлялась до моего возвращения, потому что предполагал, сколько домыслов вызовет тот факт, что мы подписали соглашение о совместной деятельности с «Питтсбург Пингвинз».

- И кто же от этого больше выиграл - ЦСКА или «Питтсбург»?

- Мы - равноправные партнеры. «Продаться», на мой взгляд, означает такой характер отношений, когда кто-то берет кого-то на полное обеспечение. В этом случае мы действительно зависели бы от партнеров полностью.

- Но какие могут быть равноправные отношения, когда один из партнеров - богатый, другой - бедный и может предложить только товар, то бишь игроков?

- Так вопрос не стоит. Хотят этого или не хотят, но команда ЦСКА известна во всем мире. И, знаете, ведь только сейчас многие начинают понимать, какая это была команда. Это же действительно был эталон. И за рубежом меня постоянно спрашивают, когда снова будет такая же. А это, увы, сейчас решают в первую очередь деньги.

- Неужели ЦСКА был не в состоянии найти приличных спонсоров?

- Находили. Но ведь все это было временным улучшением. И периодически мы оставались без всякой финансовой поддержки. Ведь команда ЦСКА до недавнего времени была одной из самых молодых и низкооплачиваемых в российском хоккее. В мае, когда надо было подписывать очередные контракты, половина игроков просто не хотела этого делать. И мне стоило огромных трудов сохранить тот состав, который у меня был. Кстати, то, что мы подписали соглашение с «Питтсбургом», не снимает с нас необходимости и здесь зарабатывать деньги. Если мы и получим какую-то сумму, она потом вся до копейки будет вычтена из наших доходов. И соглашение с нами американцы заключали, именно исходя из тех соображений, что клуб будет окупать все расходы. Не исключено, кстати, что через год – другой нам скажут: «Извините, нам это невыгодно». Хотя сейчас и они, и мы прекрасно понимаем, что если хотим чего-то добиться, а именно, чтобы и «Питтсбург» и ЦСКА были среди сильнейших команд мира, то должны вкладывать и вкладывать. В рекламу, поездки, сборы.

- А почему вы выбрали именно «Питтсбург»?

- Ко мне за последние четыре года обращались хозяева нескольких клубов НХЛ. Предлагали самые разные варианты, в том числе и полно финансовое обеспечение. Условия, предложенные «Питтсбургом», нас устроили. В результате ЦСКА получает возможность совместно с «Питтсбургом» зарабатывать необходимые средства и при этом остается абсолютно независимым клубом.

- Тогда давайте подробнее. Какие взаимоотношения оговорены в контракте?

- Руководство «Питтсбурга» прежде всего заинтересовано в том, чтобы это сотрудничество получило высокую международную оценку. На пресс-конференции, кстати, которая состоялась сразу после подписания соглашения высказывалось немало удивления, что из России - и вдруг такая инициатива. Такого ведь действительно никогда не было.

- Почему никогда? Насколько я знаю, у некоторых наших клубов существуют определенные отношения с клубами НХЛ.

- Мы по крайней мере первые, кто заявил о таких отношениях открыто. И наше сотрудничество с «Питтсбургом» подразумевает более широкий спектр деятельности. Это, во-первых, организация совместных тренировок, сборов, различных турне. Раньше мы не могли договориться и провести какое-либо турне самостоятельно. А сейчас нам ничто не мешает провести ряд игр, скажем, в Японии, где будут играть и «Питтсбург», и ЦСКА. Думаем и о том, чтобы проводить турнир с участием ряда команд НХЛ здесь, в Москве. При этом «Питтсбург» берет на себя организацию рекламы, в том числе и по телевидению. Уже следующим летом ЦСКА проведет ряд показательных игр в Питтсбурге и на выезде, а американцы - в России. Причем они собираются не только привезти сюда всю команду, но и своих болельщиков. К нам же периодически будут приезжать молодые американские игроки на своего рода стажировку, а наши юниоры, в свою очередь, получат возможность тренироваться в Питтсбурге. Кстати, интерес к ЦСКА в Штатах настолько велик, что уже существует договоренность о показах игр с участием нашей команды по специальному телевизионному каналу.

- Чтобы в НХЛ лучше знали, кого им покупать?

- Вы недооцениваете американцев. Их скауты давным – давно переписали не только тех, кто играет у нас в высшей лиге, но и фарм-клубы, и молодежный состав, и юношеский. Причем на них работают не только те люди, которые уехали отсюда на Запад, но и те, кто остался здесь, иногда в самих командах. И соответственно они получают определенный процент за поставку информации. Вы могли обратить внимание на то, что драфт сейчас - это драфт молодых игроков, 1974-1975 годов рождения. Только в девятом - одиннадцатом кругах появляются имена хоккеистов, которым по 25-26 лет. В том-то и заключается главная беда, что сейчас уже могут уезжать игроки, которым по 18 лет. Я, кстати, всегда говорил, что договор, который собирались заключить НХЛ и МХЛ, обязательно должен предусматривать какую-то возрастную границу. Скажем, 22 года. Тогда и мы знали бы, до какого времени можем рассчитывать на ребят, и соответственно готовили бы им замену. Сейчас же практически невозможно предсказать, когда тот или иной игрок уедет за границу.

Кстати, самое главное, что теперь адвокаты «Питтсбурга» будут обеспечивать правовую защиту каждого хоккеиста ЦСКА, в каком бы клубе НХЛ он ни играл. Они же будут вести дела всех игроков. Более того, президент «Питтсбурга» Ховард Болдуин уже дал распоряжение своим адвокатам и юристам разобраться с делами тех игроков, которые уехали из ЦСКА и за которых мы ничего не получили, чтобы попытаться в какой-то степени вернуть деньги. Естественно, нам придется оплачивать ведение судебных дел, издержки. Но если мы будем действовать сами, то не добьемся абсолютно ничего. Должен сказать, что по тем, кто промышлял перепродажей наших игроков в НХЛ, наше соглашение с «Питтсбургом» ударило достаточно сильно.

- Вы имеете в виду Сержа Ханли?

- И его тоже. Не сегодня - завтра он забрался бы и к нам. Собственно говоря, он и так забрался: в прошлом году, например, увез в Америку Кривокрасова. Мало того, что мы за игроков практически ничего не получали, так и он их продает по дешевке.

Доходит до того, что уже даже родители молодых игроков стремятся вывезти ребят в Америку – якобы учиться. Но все, что им обещают, только здесь выглядит красиво. Я же видел этих ребят за океаном. Они находятся в тяжелейших условиях: играют по пятьдесят матчей, не вылезая из автобуса. И практически бесплатно. Это же элементарно: когда ты сам себя предлагаешь, тебе всегда дадут минимальную цену. Не хочешь - значит, не получишь ничего. И в этой ситуации выход у тех, кто уехал сам, один: согласиться на любые условия. Я, например, уверен, что если бы Павел Буре не уехал, его контракт был бы за миллион. А так - вдвое меньше.

- А в НХЛ придают значение тому, кто и как отсюда уезжает?

- Конечно. Когда у хоккеиста заключен контракт с клубом, то клуб может обсуждать предложенную за игрока сумму, спорить, договариваться. То есть вести нормальный торг об оплате очень тяжелой работы. А мы, к сожалению, не приучены торговаться.

- Давайте снова вернемся к «Питтсбургу». У клуба есть какие-то гарантии, что ваши лучшие хоккеисты будут попадать именно туда?

- Нет, конечно. Все ведь идет через драфт. Но поскольку агентами наших игроков будут адвокаты «Питтсбурга», они соответственно будут получать за это определенный процент. Кроме того, они могут перекупить хоккеиста, поменяться при драфте очередью с другими клубами или отдать, скажем, трех игроков за двух - вариантов множество. У нас такая купля - продажа всегда считалась порочной, а там это - нормальный бизнес.

- Который совершенно не зависит от желаний самого игрока?

- Совершенно. Недавно, например, Макарова, который подписывал контракт с «Калгари» на три года, отдали в «Хартфорд». Точно так же продали Семенова, Татаринова. Кравчука поменяли на нападающего, который был нужен клубу больше, хотя Кравчук играл довольно хорошо. И такие переходы идут в течение всего сезона, почти до начала плей-офф. За счет драфта происходит определенное выравнивание команд, но потом те клубы, у которых есть деньги, все равно приобретают более сильных игроков.

- Ваша новая эмблема, которую «Спорт-Экспресс» уже публиковал, зарегистрирована официально?

- Пока это только проект. Но как только будет утверждена, то появится и на форме игроков. Это – обязательное требование. Реклама.

- Кстати, во многих видах спорта существуют правила, согласно которым спортсмен не имеет права нести на экипировке больше двух товарных знаков. В хоккее таких ограничений нет?

- Нет. Недавно мне сын привез финский рекламный проспект, так вот там указаны абсолютно все места на форме игроков, где могут быть размещены рекламные нашивки. Точно так же размечены борта катка, подробно указано, что и сколько стоит. Более того, даны расценки для сборных команд, для юношеских. Такая же система, знаю, существует в Швеции, думаю, что и в США. Реклама - это бизнес, который и дает максимальную прибыль владельцам клубов. И в каждом из этих клубов есть свои специалисты по маркетингу, экономисты, которые просчитывают абсолютно все. У нас же так работать пока не привыкли.

- Скажите, а вам стало легче или тяжелее в связи с тем, что вы больше не тренируете первую сборную страны?

- Я никогда не дифференцировал свою работу в зависимости от того, где работал. Если я считаю себя профессионалом, то и работать должен так, как я привык - честно. Если человек всю жизнь играл за ЦСКА, то что же, в «Динамо» он должен играть по-другому? Это и есть профессионализм - честное отношение к делу, чем бы ты ни занимался. А что касается меня, то теперь у меня стало просто немножко больше времени на работу с молодыми. Приходят-то в клуб такие, которых не то, что тренировать - воспитывать надо. Я ловлю себя на том, что сейчас моя работа очень напоминает то, как я много лет назад начинал работать с юниорами в клубе.

- То есть просто пошли по второму кругу?

- Да уже и не по второму. В тренерской работе ведь все всегда повторяется.

- И не надоедает?

- Что вы! Увидишь своих мальчишек, когда они начинают выигрывать, когда радуются после победы в раздевалке, и понимаешь: это стоит любых усилий.

- Виктор Васильевич, но ведь когда вы принимали решение подписать соглашение с «Питтсбургом», то наверняка думали о том, что все может сложиться совсем не так, как вы себе это представляете. И что если по каким-то причинам «Питтсбург» решит расторгнуть контракт, то ваш личный рейтинг в НХЛ, мягко говоря, оставит желать лучшего?

- Конечно просчитывал. Но я всю жизнь рисковал. И уж если принял решение, на попятный не иду никогда.

1993 год

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru