Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Хоккей - Тренеры
Виктор Тихонов:
«ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ОЛИМПИАДЫ МОЖЕТ ТОЛЬКО НЕНОРМАЛЬНЫЙ»
Виктор Тихонов
Фото © Александр Вильф
на снимке Виктор Тихонов

Иногда его поведение не поддается никакой логике. Накануне сезона 1993 года, который Тихонов встретил в должности главного тренера олимпийской хоккейной сборной, а по сути - генерала без армии (о какой сборной можно говорить в олимпийском межсезонье?), ему позвонили из Канады: «Приезжайте, проведите хотя бы несколько консультаций в клубах». Он отказался: «Не могу. Работа».

«Какая работа? - недоумевал собеседник. - У вас же не осталось ничего - ни игроков, ни перспективы. Государство - и то рушится на глазах».

Тихонов остался непреклонен. И накануне первой игры армейцев в Кубке МХЛ я отыскала его на катке ЦСКА. В коньках и старенькой вязаной шапочке он терялся среди трех десятков мощных в своих накладных доспехах игроков с устрашающе-железными забралами на шлемах. И в то же время оставался центральной фигурой на льду. А когда хоккеисты, сняв маски, покатили к бортику, мгновенно превратившись в самых обычных мальчишек, я вспомнила фразу Тихонова, сказанную около года назад: «Команду ЦСКА я не брошу никогда».

- Виктор Васильевич, руки не опускаются от того, что начинаете новый сезон и опять у вас «детский сад» на льду?

Тихонов лишь рукой махнул:

- В прошлом году все удивлялись: мол, ЦСКА - самая молодая команда - шесть человек в масках. А в этом-то - двенадцать! И двое запасных - тоже масочники.

- Кстати, простите за дурацкий вопрос, а маски после двадцати лет снимать обязательно?

- Нет. Но это же мальчишки! И для них снять маску - значит почувствовать себя мужчиной. Кстати, потом многие снова надевают. Маски, полумаски - слишком уж много в хоккее лицевых травм. И Европа играет в масках, и Америка. Несмотря на то, что без маски обзор получше.

- Что же сейчас осталось в ЦСКА, да и вообще в сборной от вашей олимпийской команды - рожки да ножки?

- Даже не могу сказать. Уезжают, убегают... У меня в команде убежали Мотков, несмотря на то, что должен был еще отыграть два года, Кривокрасов... Да и многие думают о том же.

- Бегут все в Америку?

- Да.

- А помните, мы с вами разговаривали год назад, и вы говорили мне, что новые контракты составлены именно с учетом того, чтобы игрок никаким образом не имел права его нарушить?

- Но ведь американцы видят, что происходит в нашей стране, что нет никаких действующих законов. И понимают, что в этой ситуации привлечь кого-либо за что-либо к ответственности невозможно. А договориться с НХЛ мы, к сожалению, до сих пор не можем.

- Что значит «договориться»?

- Ну, например, в Европе у нас порядок. Существуют возрастной ценз, общие правила, как в футболе, где без согласия двух федераций ФИФА не разрешает никакие переходы. Но на коммерческие организации, как НХЛ, НБА, никакие внешние законы не распространяются. Для их руководителей имеет значение одно: наличие у игрока права на жительство в США и права на работу. Все эти проблемы через американское законодательство легко разрешимы. Вспомните: Федорова, когда возникла спорная ситуация, просто-напросто оформили как специалиста высокой квалификации.

Сейчас же, когда я был в Монреале на церемонии драфта, я еще раз убедился, что нам надо обязательно подписывать соглашение с Национальной хоккейной лигой.

- Помнится, с ее бывшим президентом - Джоном Зиглером - вы были в очень хороших отношениях.

- Да, но президент НХЛ, как ни парадоксально, ничего не решает. Существует совет директоров, в котором всегда находятся такие руководители, которые не желают подчиняться общим решениям. Практически все владельцы команд - миллионеры, содержат клубы на свои деньги и, естественно, диктуют свою волю. Поэтому должны быть соглашения и с каждым клубом - а точнее, его хозяином - в отдельности. Кстати, думаю, девять человек из десяти будут согласны, потому что им самим надоели все эти безобразия. Но есть такие, как, например, в «Детройте», которые открыто говорят: «А нам наплевать. Сколько надо, столько и заплатим, лишь бы любым путем заполучить игрока».

Знаете, я не поверил своим глазам, когда увидел, сколько новых игроков поставили на драфт: из «Динамо», ЦСКА, периферийных команд. Тех, кому сейчас по 16-17 лет, которые даже в фарм-клубе не смогут играть. А потом прочитал статью одного обозревателя о том, что НХЛ ежегодно вкладывает в развитие детско-юношеского резерва от четырех до шести миллионов долларов. И руководители лиги не скрывают, что заинтересованы в том, чтобы в Америке играло как можно больше хоккеистов из России, Чехословакии, чтобы постоянно вливалась свежая струя. Так что, по большому счету, соглашения надо подписывать уже и с любительскими ассоциациями Канады и Америки. Сейчас у нас вытянут практически весь резерв: ребята, что выиграли чемпионат мира среди юниоров, - и те за океаном. Чтобы собрать полный состав, мы сейчас вынуждены брать игроков не только из молодежной и юношеских сборных, но даже из команд второй лиги.

- Скажите, а почему вы решили работать именно с олимпийской сборной?

- Вспомните, все газеты писали о том, что в хоккее тренер первой сборной страны должен быть освобожденным. Я же считал и считаю, что тренер сборной обязательно должен работать с клубной командой. Из ЦСКА уходить не собирался и именно по этой причине на выборах не стал выставлять свою кандидатуру на пост главного тренера России.

- А теперь не кусаете локти? Ведь Борис Михайлов, возглавивший первую сборную, продолжает работать в петербургском СКА?

- Сейчас обсуждать это уже не имеет смысла.

- Получается, первая сборная и олимпийская сборная - две разные вещи?

- Так всегда и было. Правда, тренер был один. А сейчас мы работаем друг на друга. В этом сезоне моя задача - готовить кандидатов для первой команды: она будет выступать на чемпионате мира, значит, все лучшие игроки должны быть там. И наоборот — в олимпийский год...

- С Борисом Михайловым у вас не возникает разногласий, скажем, в методике, стратегии?

- Пока рано об этом рассуждать. Он долго играл в ЦСКА, мы несколько лет работали вместе. Думаю, по техническим вопросам разногласий не будет - ЦСКА ведь всегда отличался более высоким уровнем подготовки, качеством игры. Могут быть разные взгляды на состав - но это было всегда. К тому же для любого тренера иногда бывает важнее не техническое мастерство игрока, а его человеческие качества. Мне, например, всегда было важно знать, что игрок в трудную минуту не дрогнет.

- Положа руку на сердце, вы не боитесь, что к следующей Олимпиаде за команду России будет просто некому играть - все убегут в ХЛ?

- Тем более что НХЛ не пускает игроков на Олимпийские игры. Только сейчас, после того как в Барселоне вступили баскетболисты НБА, за океаном встал вопрос и о хоккее.

- А лично вы что думаете на этот счет?

- Я считаю, что надо останавливать свои чемпионаты, какими бы престижными они ни были, и давать игрокам возможность выступать на Олимпиадах. Это не только украшает любые соревнования, но и показывает совершенно другой уровень мастерства, направление, в котором нужно работать. Вот если такое решение будет принято, то и нам станет легче - сможем приглашать в команду всех, кто играет в НХЛ. Если сами игроки захотят этого.

- В вашей практике встречались игроки, которые не хотели бы выступать на Олимпийских играх?

- Да нет, на моей памяти такого не было. Отказаться от участия в Олимпийских играх, будь спортсмен или тренер, на мой взгляд, может только ненормальный. Да и все, кого я приглашал, всегда с удовольствием приезжали. Даже те, с кем здесь мы расставались, скажем, не лучшим образом. И, знаете, что интересно? Все, кто уехал нормально, как только приезжают в Москву - бегут в ЦСКА. Сейчас тренируются Каменский, Кравчук. Недавно уехали Давыдов, Касатонов. И больше месяца все они работали вместе с новичками.

Для нас-то здесь самое страшное не то, что одни пацаны остаются, а то, что с отъездом основных игроков теряется преемственность, рушатся традиции. Парню 22 года, только-только начинать, а он уже самый старый в команде. Именно поэтому три года назад я насмерть стоял, просил: ребята, отыграйте хотя бы олимпийский цикл. И дело было не в отношениях Тихонова с кем-то еще, а в команде. Меня многие - даже тренеры - осуждали тогда, а я предсказывал, что через три года это станет общей проблемой. Что в общем-то и произошло.

- Неужели у вас не было соблазна уйти после Олимпиады, уйти победителем?

- Нет. Хотя говорят мне об этом до сих пор. Но говорят люди, которым, по большому счету, наплевать, что будет с командой. Думаете, я не знал, что через месяц после Игр такой команды уже не будет? А ведь надо было по-прежнему выигрывать. И сейчас надо. Но в этой ситуации я, как профессионал, могу быстрее
найти причину неудач, придумать выход. Да и просто пробить решение какого-то вопроса - жилье, деньги...

- Вы сейчас работаете по контракту?

- Нет, мы проработали год с президентом хоккейного клуба ЦСКА Начхебия и ушли от него.

- Кстати, именно год назад один из армейских тренеров, который должен был подписать контракт, показал мне его под большим секретом, и я ужаснулась. Потому что это был не юридический документ, а нечто, лишающее игрока или тренера каких бы то ни было прав. Вплоть до того, что то, насколько хорошо работал тот или иной человек, оценивали не тренеры, а люди, отвечающие за коммерческую сторону контракта.

- Не только. За год практически ни один пункт контракта не был выполнен. Как в отношении игроков, так и в отношении обслуживающего персонала, вплоть до массажистов и врачей.

- Так у вас теперь в отношениях с игроками не существует никаких рычагов управления?

- Рычагов особенных и раньше-то не было. Говорить о том, что мы сможем когда-нибудь компенсировать условия, которые предлагает игрокам НХЛ, смешно. Сейчас приезжают агенты и сразу предлагают ребятам подписать предварительное соглашение, которое, кстати, ни к чему игрока не обязывает. Дают ему за это пять тысяч долларов - мальчику, которому 15-16 лет. И подписать в таком состоянии тот готов что угодно. Дальше - больше. Минимальная сумма контракта в фарм-клубе - 50 тысяч долларов. В командах национальной лиги - от 100 -120 тысяч и выше. Причем приблизительно такую же сумму игрок получает прямо при подписании. Перевести по курсу - у кого угодно голова пойдет кругом.

- Да, прямо хоть на тренировки агентов не пускай.

- А что это даст? На недавнем «Турнире четырех» в Финляндии, где играли молодежные команды, вокруг нас крутились - я посчитал - пятьдесят человек скаутов. Присматривались. Они всегда заранее знают, в каких отелях останавливается команда, домашние телефоны игроков. Тренер может ни о чем и не догадываться.

- И вы после всего этого будете утверждать, что ваша работа имеет какой-то смысл?

- Я очень люблю свою профессию. Для меня это, может быть, самое важное. И пока хоккей существует, я буду им заниматься. Хотя прекрасно понимаю, как выгляжу в глазах других. Понимаю, что рискую репутацией, но не хочу именно в этот момент оставлять команду. Кто-то ведь должен стоять до конца?

1992 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru