Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Хоккей - Чемпионат мира 2002 - Гетеборг (Швеция)
Петер Штясны:
«
В НХЛ ПОМОГАЛ ОСВАИВАТЬСЯ
ФЕТИСОВУ, КАСАТОНОВУ И МЫЛЬНИКОВУ»
Петер Штясны
Фото © Александр Вильф
на снимке Петер Штясны

Досье «СЭ»: Родился 18 сентября 1956 года.
Нападающий. В 1973-1980, 1994 годах выступал за «Слован» (Братислава). Чемпион Чехословакии 1979 года. В чемпионатах Чехословакии провел 242 матча, забил 139 голов. В чемпионате Словакии провел 4 матча.
В 1980-1995 годах играл в НХЛ: «Квебек» (1980-1990), «Нью-Джерси» (1990-1993), «Сент-Луис» (1994-1995).
В регулярных чемпионатах НХЛ провел 977 матчей, забил 450 голов, в розыгрыше Кубка Стэнли провел 93 матча, забил 33 гола. Обладатель «Колдер Трофи» (1981).
В составе сборной Чехословакии участвовал в чемпионатах мира и Европы 1975-1979 (39 матчей, 18 голов), ОИ-80 (6 матчей, 7 голов), Кубке Канады-76 (7 матчей).
Чемпион мира и Европы-76, 1977, серебряный призер-78, 1979, финалист Кубка Канады-76.
В составе канадской сборной становился обладателем Кубка Канады-84 (8 матчей, 1 гол). В составе сборной Словакии участвовал в ОИ-94 (8 матчей, 5 голов).

Цивилизованно познакомиться с генеральным менеджером словацкой команды, выдающимся в прошлом игроком сборной Чехословакии Петером Штясны не было никакой возможности. Он сидел в окружении коллег на трибуне ИИХФ и наблюдал за тем, как его соотечественники бьются с российской сборной. Поэтому, дождавшись перерыва, я нахально перелезла через ограждение и присела рядом.

- Я всегда была вашей поклонницей в то время, когда вы выступали за сборную Чехословакии, но потом информации стало значительно меньше. Знаю только, что вы уехали в НХЛ, долго играли там и, закончив карьеру, осели в Америке. Очень хотела бы сделать интервью для российской газеты.

- С удовольствием, - улыбнулся Петер. - Тем более что вы говорите по-английски. С русским у меня могут возникнуть трудности. Вот только нужно выбрать время. Во вторник утром я уезжаю с командой в Карлстад, а в пятницу, скорее всего, улечу из Швеции. Может, в четверг?

- А как насчет сегодня? Мы могли бы побеседовать в перерывах матча и после него?

- Замечательная идея. Я готов.

ТРЕНЕР ИЗ МЕНЯ НИКУДЫШНЫЙ

- Чем вы сейчас занимаетесь в США?

- Живу большей частью в Сент-Луисе, у меня контракт с клубом, подразумевающий определенные обязанности, иногда выполняю роль скаута - просматриваю потенциальных кандидатов в команду, но, откровенно говоря, работой не перегружен. Большую часть времени провожу с семьей.

- Вы долго играли после того, как перебрались за океан?

- Выступал за «Квебек» с 80-го по 90-й год, затем четыре сезона провел в «Нью-Джерси». А после Олимпиады в Лиллехаммере отправился в «Сент-Луис». И осел там, поскольку дети подросли, пошли в школу и не хотелось мотать их по стране.

- Быть тренером вы никогда не хотели?

- Нет. Попробовал работать с собственными детьми - у меня два сына и две дочери, и мальчики, естественно, играют в хоккей, - но быстро понял, что даже на этом уровне тренер из меня никудышный. Что не мешает мне учить дочек играть в теннис. Младшей недавно исполнилось 16. Старшей - 21, а сыновьям 18 и 19.

- Вы мечтали о том, что сыновья станут хоккеистами?
- Не думал об этом всерьез, когда они были совсем маленькими, но потом мне стало нравиться, что хоккей доставляет им удовольствие. Сам-то всегда любил играть, но не хотел принуждать детей к какому-то занятию в принципе. Они, к моему счастью, просто бредят спортом. Если надо встать на тренировку в пять утра, мне даже не приходится заводить будильник. Кроме хоккея играют в баскетбол, футбол, девочки тоже. Самое главное, что они заняты. Мне не приходится переживать, что дети - неизвестно в какой компании и неизвестно когда вернутся.

ОСОБЕННО БЫЛ ДРУЖЕН С ФЕТИСОВЫМ

- Многие российские игроки, уехавшие в НХЛ одними из первых, до сих пор вспоминают, как тяжело им было поначалу привыкать к американскому образу жизни. А вы помните первые дни за океаном?

- Я бы назвал это сильнейшим шоком. Причем как со знаком плюс, так и минус. До того я бывал в Канаде много раз. Но одно дело - приехать на пару недель, и совсем другое - на оставшуюся жизнь. Прежде всего столкнулся с совершенно другим хоккеем. Привыкать к нему времени не было, поэтому каждый матч требовал безумной концентрации всех сил. То же самое происходило вне льда. Мне повезло, что я был не один - мой младший брат Антон выступал за тот же клуб. Иначе, наверное, сошел бы с ума.

- И это говорит выдающийся игрок тех времен?

- Мне ведь пришлось играть в другой хоккей. Силовой, жесткий, требующий гораздо более развитых и накачанных мышц. Непривычным было количество всевозможных переездов и то, что сохранять форму нужно на протяжении всего сезона и нет даже небольшой паузы, чтобы расслабиться. Хорошо помню первое Рождество. Я вернулся домой, лег на диван и понял, что сейчас умру. В доме происходила какая-то праздничная суета, я же смотрел в стенку и мечтал только о том, чтобы все оставили меня в покое. Но со временем человек ко всему привыкает.

- Язык выучили уже в Канаде?

- Учил еще в школе. Потом в университете - на экономическом факультете. Собирался специализироваться в области международной торговли. Но этого было категорически мало. Года три ушло на то, чтобы научиться с ходу понимать английскую речь. Товарищей по несчастью у меня тогда было немало - в том числе среди ваших игроков, с которыми мы сблизились поначалу именно на этой почве. С Фетисовым, Касатоновым. А еще раньше - с Сергеем Мыльниковым, который был вратарем в "Квебеке". Они оказались в НХЛ несколько позже, и я помогал всем по мере сил, поскольку слишком хорошо помнил свои мытарства.

Особенно мы подружились с Фетисовым. Наши дома в Нью-Джерси расположены по соседству, соответственно, вместе проводим все праздники. Наши жены тоже дружат. Слава - потрясающий человек. А как играл! Настоящий Бобби Орр современного хоккея. Я горжусь тем, что нам удалось поиграть вместе. Слышал, он стал министром спорта в России?

- Да. И, возможно, приедет в Гетеборг.

- Это большой пост и большая честь. Я очень рад за него. И очень хотел бы встретиться.

В ПЯТЕРКЕ ЛУЧШИХ БОМБАРДИРОВ ПЛЕЙ-ОФФ НХЛ ТРОЕ СЛОВАКОВ

- Какая работа для вас важнее - та, что вы ведете в НХЛ, или в Федерации хоккея Словакии?

- Я был генеральным менеджером олимпийской команды, буду продолжать работу со сборной во время чемпионатов мира и считаю это наиболее важной обязанностью. Дел множество. В Солт-Лейк-Сити мы столкнулись с ужасной ситуацией. Из-за регламента соревнований не имели возможности с самого начала привлечь сильнейших и, соответственно, не пробились в основной турнир.

Сейчас наша команда нравится мне все больше и больше. Хорошо сбалансированная, со своим микроклиматом, достаточно большим опытом. Нравятся и молодые ребята. Работать в такой обстановке - сплошное удовольствие. Знаете, трудно передать ощущение, когда смотришь на лица игроков и видишь, что они без всяких слов понимают, что сдают, может быть, самый важный экзамен в своей жизни. И сконцентрированы до последнего нерва.

- Когда распалась Чехословакия, большинство сильных игроков оказались в сборной Чехии. Сколько времени ушло на то, чтобы сделать команду Словакии конкурентоспособной?

- Она была конкурентоспособной с самого начала. Элитных игроков осталось не так мало. Хотя в Чехии выбор был побогаче. Страна-то больше. Поэтому в любой, еще чехословацкой, сборной словаков оказывалось не больше трети. У нас не так много катков, меньше спортивных школ. Но это не значит, что в хоккей в Словакии играют хуже, чем в Чехии. Был момент, кстати, сразу после распада страны, когда по количеству игроков в НХЛ мы значительно опережали Чехию. В Словакии всегда были хорошие нападающие, иногда - вратари, хотя сейчас у нас голкипера по большому счету нет. Такого, которого с уверенностью можно было бы назвать основным. Но гораздо больше не хватает опыта выступлений на крупных турнирах. У чешской сборной его намного больше.

- А в чем вы видите преимущества словацкого хоккея?

- В особенностях национального характера. Я бы даже сказал, что как в других странах бывают золотые прииски или месторождения драгоценных камней, так в Словакии - месторождение очень хорошего материала для того, чтобы делать из него хоккеистов. Поэтому и появляются такие игроки, как Бондра, Палфи, Демитра... Когда я уезжал из Америки в Швецию, в пятерке наиболее результативных игроков плей-офф было трое словаков. Посмотрите на Шатана - он ведь был признан лучшим игроком чемпионата мира-2000 в Санкт-Петербурге, на котором мы стали серебряными призерами. Все это и делает меня оптимистом в отношении перспектив своей команды.

- А правда, что Бондра хотел переехать в Москву и вполне мог играть за сборную России?

- Я не знаю подробностей, но вполне может быть - он родился на Украине. Долгое время не мог выступать за сборную Словакии, поскольку не имел гражданства. Мне стоило огромных усилий добиться, чтобы Бондра мог играть в Лиллехаммере. Он был очень нужен команде. Я тогда даже сумел уговорить собственного брата вернуться в хоккей, хотя Антон официально объявил о завершении карьеры. В итоге удалось собрать сильный состав. Мы выиграли квалификационные соревнования в Шеффилде, потом - предолимпийский турнир, в котором участвовали американцы, немцы, русские.

НЕДОСТАТКА В ТРЕНЕРАХ В СЛОВАКИИ НЕТ

- Как удалось предотвратить отъезд из страны сильных тренеров?

- Дело в том, что наиболее массовые отъезды происходили еще в социалистические времена. Тогда немало словаков перебралось в Германию, Швейцарию. Но потом многие вернулись: человеку свойственно стремиться туда, где он вырос. И работать дома, честно вам скажу, приятнее. Так что недостаток тренеров не ощущается ни на каком уровне.

- Сейчас вас не тянет поиграть в хоккей?

- Играю с большим удовольствием. Не так много, как хотелось бы, но совсем недавно меня уговорили присоединиться к команде ветеранов, где было немало лауреатов Зала спортивной славы, и мы в течение семи дней провели семь матчей в городах западной Канады - Эдмонтоне, Калгари, Виннипеге, Ванкувере, Саскатуне. Но такие подвиги - исключение. Обычно выхожу на лед три - четыре раза за сезон. Чтобы не располнеть и не потерять форму.

- В каком году вас ввели в Зал славы НХЛ?

- В 98-м. Никогда не думал, что церемония вызовет у меня столько переживаний. В Торонто каждый раз устраивается грандиозное шоу, на протяжении которого тебя не покидает ощущение, что ты - центр Вселенной. Знаете, пока выступаешь, нет времени задуматься, что лично ты вносишь какой-то исторический вклад в свой вид спорта. В Зале славы об этом напоминает все. То, как тебя приветствуют выдающиеся личности, как смотрят дети. Я не мог поверить своим глазам, увидев, как мой портрет вешают рядом с легендарными игроками прошлого Морисом Ришаром, Бобби Орром, и все это свидетельствует, что ты - один из них. Великая история хоккея. Особенно приятно было чувствовать, как горды происходящим мои дети, семья. Были моменты, когда я с трудом сдерживал слезы.

МЫ НИКОГДА НЕ ИГРАЕМ ВПОЛСИЛЫ

- Давайте вернемся к событиям чемпионата. Ваши игроки довольно серьезно бились с российскими в заключительном матче квалификационного раунда. Зачем? Мне показалось по вашей реакции, что результат совершенно неважен и вполне можно было позволить команде играть вполсилы.

- Надо знать сущность словаков. Играть вполсилы мы не умеем. Все хотят забивать и побеждать. И этот азарт трудно остановить. Естественно, хоккеисты получили соответствующую установку - не ввязываться в единоборства, стараться максимально обезопасить себя от возможных травм, экономить силы. Тренеры сделали кое-какие перестановки, выпускали лидеров реже, чем это бывает в более ответственных матчах.

Все - ради четвертьфинала. Мы очень любим свою страну, но сейчас вы не найдете никого, кто стремился бы быстрее туда вернуться.

2002 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru