Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Хоккей - Очерки
ОЛИМПИЙСКИЙ ЧЕМПИОНАТ НХЛ
 

29 ноября 1997 года в оттавском «Корел-центре» генеральный менеджер сборной Канады Боб Кларк назвал имена 23 игроков, которые поедут в Нагано. Для какой-то другой страны, привыкшей к подобной процедуре, событие, возможно, не Бог весть какое. Но только не для Канады, чьи профи, как известно, всегда открыто демонстрировали свое пренебрежительное отношение к Олимпийским играм. И игры эти, по большому счету недоступные игрокам НХЛ, были для них чем-то далеким и непонятным, а значит, можно смело добавлять - и неинтересным. Как любит говорить ведущий популярного «Поля чудес»: «Нет такой буквы в этом слове!»

Оказалось, «буква» есть. Церемония, на которой были оглашены имена игроков, транслировалась в прямом эфире на всю страну - и в самое эфирное время: перед началом матча «Оттава Сенаторс» - «Чикаго Блэкхокс».

КАНАДА

Президент канадской федерации хоккея Мюррей Кастелло и его заместитель Боб Маккинон не успевали переходить от одного микрофона к другому: «Это - потрясающе важное событие для всех нас. Последний раз канадские хоккеисты становились олимпийскими чемпионами 46 лет назад, и мы сделаем все возможное, чтобы снова привезди золото Игр в Канаду».

Вначале Кларк назвал имена трех энхаэловских звезд - Уэйна Гретцки (буря оваций), патрика Руа (еще одна буря оваций) и Пола Карии (третья буря). Затем были оглашены еще девятнадцать фамилий - и каждый раз зал ревел от восторга, хотя до этого в НХЛовских газетных отчетах доброй половине из них уделялось не более нескольких строк. И лишь последний в списке, 18-летний Роб Замунер стал причиной непродолжительного (как и все в НХЛ), но крайне бурного взрыва негодования. Все были уверены, что путевку на Олимпиаду получит не он, а великий Марк Мессье.

«Нам было крайне сложно определить состав сборной, - сказал Кларк. - Слишком велик список тех, кто достоин представлять Канаду на Играх. Теперь главную свою задачу я вижу в том, чтобы дать возможность каждому максимально проявить себя в игре. Мы выбрали самых лучших. Надо ли говорить, как много значит хоккей для канадцев и как много будет означать победа в Нагано!»

Из 23-х игроков 16 представляли сборную Канады на Кубке мира-96. 11 имели опыт выступлений в Кубке Канады разных лет. 19 участвовали в чемпионатах мира. Правда, в Олимпийских играх, кроме Карии, выступавшего в Лиллехаммере, до этого приходилось участвовать лишь Эрику Линдросу, который и был назван капитаном сборной-98.

Особых комплиментов удостоился главный тренер сборной Марк Крофорд. В НХЛ его считают везунчиком: в 1995 году Крофорд был назван «Тренером года» и стал самым молодым в истории Лиги тренером, который когда-либо получал Jack Adams Trophy. А еще через год Марк, который на тот момент возглавлял «Колорадо», стал самым молодым тренером, когда-либо выигрывавшим Кубок Стэнли.

«Думаю, его заслуги говорят сами за себя, - сказал на пресс-конференции Гретцки, добавив, что так же, как все остальные, намерен сражаться только за золото. - Мысль о том, что в таком составе Канада может проиграть, я считаю кощунственной».

Варианты олимпийских наград иного достоинства не рассматривались ни в прессе, ни в кулуарах.

О том, что четыре года назад в Лиллехаммере канадцы проиграли финал шведам, уступив в серии штрафных бросков, в Оттаве старались не вспоминать.

ШВЕЦИЯ

Говорят, человек, который впервые в жизни оказался в казино и крупно выиграл в рулетку, заболевает на всю оставшуюся жизнь. И даже проигрывая после, сохраняет в душе твердую уверенность в собственной удачливости.

Олимпийский выигрыш сборной Швеции в Лиллехаммере был для сборной и для всей страны той самой рулеткой. А как еще расценить победу, одержанную только в послематчевой серии буллитов (причем не в первой - из пяти бросков, а второй, где битва идет до первого промаха), когда так хочется надеяться не столько на себя самого, сколько на чужую ошибку?

- Я долго не мог вспоминать те минуты без содрогания, - рассказывал мне в Монреале Петер Форсберг (он, кстати, ради Олимпиады-94 на год отложил свой отъезд в НХЛ - почти что подвиг). - Когда Нэслунд, третьим пробивавший буллит в нашей сборной, даже не зацепил ворота Хирша, у меня проскользнула мысль, что все кончено. Но сам я забил. Потом не забил Ханссон. Потом я забил свой второй гол, он стал решающим - и тут меня начало трясти, как никогда в жизни.

На Олимпийских играх Швеция впервые выступила в 1924 году в Шамони. Дважды - в 1928-м и 1964-м - шведы становились вторыми, на трех Играх подряд (в Лейк-Плэсиде, Сараево и Калгари) забирали бронзовые медали. В Монреале Форсберг (туда он приезжал в составе «Колорадо») сказал мне, что команда настраивается только на победу. Любой другой вариант будет расценен, как неудача.

- Я думаю, у нас есть все шансы, - говорил швед. - Прежде всего - классный вратарь. Томми Сало стоял за Швецию в Лиллехаммере, блестяще играл на последнем Кубке мира. Я вообще считаю его лучшим вратарем из всех, с кем или против кого мне приходилось играть. Думаю, нам облегчит задачу и то, что каток в Нагано не американского, а европейского размера.

На вопрос о том, будет ли у шведской сборной время, чтобы сыграться перед выходом на лед в Нагано, Форсберг ответил:

- Хотелось бы, чтобы его оказалось больше, но здесь жаловаться бессмысленно: все попадут в равные условия. Мы (всего за Швецию будут выступать 18 хоккеистов из НХЛ) постоянно поддерживаем связь друг с другом, обсуждаем какие-то варианты олимпийских матчей. Тем более, что из трех клубов - «Калгари», «Рейнджерс» и «Питтсбурга» - в сборную попали сразу по два игрока. Может быть, со стороны шведская сборная многими воспринимается не так серьезно, как хотелось бы - все-таки далеко не у всех есть опыт крупных выступлений за сборную. Но мы - профессионалы, и этим сказано все.

США

Свою первую олимпийскую победу американцы одержали на Играх 1960 года в Скво-Вэлли. Однако репутацию крайне неудобной и, соответственно, опасной команды они приобрели только через 20 лет, когда на Играх в Лейк-Плэсиде пресекли беспроигрышную - из четырех олимпийских побед подряд - советскую серию. После для СССР еще трижды Игры оказывались триумфальными. Но каждый раз советско-американские поединки становились предельно тяжелыми для обеих сторон.

Олимпийская команда США образца 1998 года стала рекордсменам сразу по нескольким позициям, едва был обнародован ее состав. Прежде всего, она (как и канадская) на сто процентов состоит из игроков НХЛ. 22 их 23-х хоккеистов (за исключением Брайана Берарда) выступали за сборную в триумфальном для США Кубке мира-96. Шестеро имеют олимпийский (хотя и не Бог весть какой удачный) опыт: Пэт Лафонтэн и Крис Челиос выступали на Играх-84 (там Америка осталась седьмой). Шон Макикерн и Кейт Ткачук в составе альбервилльской сборной-92 проиграли матч за третье место Чехословакии. Майк Рихтер и Брайан Лич на Играх-88 повторили результат сборной-84.

Может быть, именно поэтому генеральный менеджер команды Лу Ламорелло на одной из презентаций своей сборной довольно категорично сказал: «Конечно, опыт, каким, например, обладают русские, нельзя сбрасывать со счетов. Но не он будет определять успех на Играх. Для меня самое главное - чтобы все игроки были здоровы. И тогда, уверен, остановить нас не сможет никто».

С кем бы не приходилось разговаривать в Монреале, все сходились в одном: у США действительно самые веские шансы на победу. Главный аргумент тоже был один: в отличие от остальных сборных, американцы - уже команда. Последний Кубок мира показал это в полной мере. Да и патриотизма им не занимать. Если бы еще на Играх все происходило согласно логике! Но так бывает, увы, нечасто. Кстати, именно этим был неприятно поражен президент США Билл Клинтон, специально приезжавший в олимпийский бассейн Атланты, чтобы лично увидеть «стопроцентную» победу на 50-метровой дистанции вольным стилем американца Гэри Холла. И не увидел.

ФИНЛЯНДИЯ

- Вряд ли мы сможем бороться за золотую медаль, - сказал финн Сакку Койву, нападающий самого титулованного клуба в НХЛ - «Монреаля», став первым игроком, воздержавшимся от угроз разорвать «всех-всех-всех» в Нагано на части.

- Но вы же были готовы бороться за золото в Лиллехаммере? - поинтересовалась я. - Во всяком случае, две «сухие» победы над Россией с общим счетом 9:0, да и вся серия из пяти выигранных предварительных матчей произвели впечатление на многих.

- Нам просто повезло. В Лиллехаммере я понял многое. И главное - что успех зависит вовсе не от того, кто и как готов к турниру. В форме, думаю, в Нагано будут все. Просто кому-то повезет больше.

За два года до Лиллехаммера - в олимпийском Альбервилле - финнам не повезло: они заняли седьмое место. Через год - на чемпионате мира в Мюнхене - снова стали седьмыми, что дало повод одному из российских журналистов написать накануне Игр-94: «Разве можно представить, что сборная Финляндии станет сильнейшей? Вдумайтесь: Фин-лян-ди-я!»

После того, как был назван состав финской команды, монреальские газеты писали: «Наверняка у финнов не будет ни малейших проблем с результативностью: стоит вспомнить хотя бы их 17 голов, забитых в первых трех предварительных играх прошлогоднего Кубка мира. Плюс - лидер финнов Теему Селянне из «Анахайма» - один из лучших снайперов НХЛ последних сезонов. Теоретически проблемы могут быть с вратарем, поскольку это единственная сборная из сильнейших, ворота которой будет защищать не НХЛовец. Но, с другой стороны, самым сильным козырем финской команды вполне может стать умение играть «на добивание», которым блестяще владеют Койву, Яри Курри из «Колорадо».

- Меня многому научил Владимир Юрзинов, когда я играл у него в ТПС, - продолжал Койву. - Наше третье место в Лиллехаммере - в большой степени его заслуга: тогда в команде выступали пять человек из нашего клуба. Юрзинов никогда не ругал нас за поражение, если видел, что на льду каждый старался сделать все, что мог. Этого же принципа я придерживаюсь в НХЛ: надо играть, а не думать о результате. Потому что самое обидное, на мой взгляд, - проиграть, понимая при этом, что сделал далеко не все, на что был способен.

ЧЕХИЯ И СЛОВАКИЯ

Когда-то, еще во времена единого Союза, единой Югославии и Чехословакии, двукратный олимпийский чемпион по водному поло Александр Кабанов, только-только ставший одним из тренеров нашей сборной, сказал: «В Югославии столь сильны победные традиции, что если, например, Хорватия станет играть отдельной командой, это не будет означать, что у нас окажется одним сильным соперником меньше. Наоборот, любой из югославских клубов уже сейчас способен на равных конкурировать с любой сборной».

Примерно то же самое можно было сказать о хоккейных Чехии и Словакии. Правда, чехам повезло куда больше: именно они стали правопреемниками распавшегося государства и по-прежнему продолжали выступать на высшем уровне. А словакам пришлось пробиваться в избранное общество с низших ступенек хоккейной иерархической лестницы. Что, в принципе, пошло на пользу. Сборная приобрела и опыт, и авторитет. Несмотря на то, что в составе олимпийцев Словакии будет всего восемь энхаэловцев, наличие среди них одного из лучших бомбардиров Лиги Петера Бондры и Роберта Швехлы (он играл за Чехословакию на Играх-92) никак не позволяет зачислить страну в клан аутсайдеров. Словаки, скорее, относятся к числу «темных лошадок», которые, как показывает олимпийская практика других видов спорта, частенько становятся источником больших неприятностей для фаворитов.

В команде Чехии игроками НХЛ представлена почти половина состава - их 12. Четверо - Шлегр, Шмехлик, Свобода и Прохазка - играли еще в Альбервилле за последнюю чехословацкую сборную. 5-е место в Лиллехаммере (сборная Словакии там была 6-й)вряд ли можно расценивать как показатель чего бы то ни было: обе новые страны зализывали политические раны и, по большому счету, им было не до спорта вообще.

В чешской сборной-98 есть ярко-выраженный (с точки зрения журналистов) лидер - Яромир Ягр. Однако сам он в Монреале сказал мне, чтосчитает центром команды ее ветерана Доминика Гашека. Тот играл еще в олимпийском Калгари, где чехословацкая сборная, правда, осталась шестой, и знает, чего ждать от коллег по команде больше, чем кто-либо другой.

Сам Ягр неоригинален: на Играх в Нагано он ждет победы. В конце концов, Чехия до сих пор считается главной преемницей некогда грозной хоккейной державы, которая четырежды выигрывала олимпийское серебро.

Впрочем, можно сказать и по-другому: которая четырежды проигрывала в олимпийском финале.

РОССИЯ

«Почему ваши игроки не хотят играть за сборную?» - этот вопрос во время декабрьского пребывания в Монреале мне задавали так часто, что я всерьез начала подумывать, не повернуть ли аккредитационную карточку с надписью «Россия» изнанкой к канадской хоккейной общественности. Потому что у меня не было ответа.

- Я не могу осуждать тех, кто отказывается от участия в Играх, - сказал главный тренер олимпийской сборной Юрзинов, которому я позвонила в Финляндию накануне отъезда в НХЛ. - Кого я буду осуждать? Фетисова и Ларионова? Они - великие игроки, поколение победителей. Дважды - в Сараево и Калгари - одерживали олимпийские победы, чего я никогда не добивался, как тренер. И если отказываются от участия в Играх - значит, на то у них есть веские причины. Немногие догадываются к тому же, как сложно бывает русским добиться в НХЛ уважения и авторитета. И Фетисов и Ларионов стали в НХЛ обладателями Кубка Стэнли, выиграли в хоккее все, что можно. Разве справедливо осуждать игрока за то, что он не готову поставить на карту все, что у него есть?

Юрзинов был прав. В свое время, когда в НХЛ только-только начинали уезжать наши игроки (Фетисов и Ларионов в том числе), Россия, увы, сделала все, чтобы за океаном ее представителей воспринимали как никому не нужных отщепенцев. После чего у канадско-американских хоккейных боссов вставал естественный вопрос: «Почему вы думаете, что здесь вас должны ценить больше, чем дома?»

Соответственно, первые контракты российских игроков, невзирая на былые заслуги, были по сути копеечными. Дело не в деньгах. Но так повелось в НХЛ, что именно сумма контракта всегда определяла ценность человека в глазах окружающих. В немногочисленных интервью уехавшие отчаянно старались скрыть то и дело прорывавшиеся между строк боль и обиду. А сто им оставалось делать? Им, поколению победителей?

Как ни странно, многих, уже крепко вставших на ноги в НХЛ, добил последний Кубок мира. Дело вовсе не в безобразных костюмах, сшитых на заказ для российской сборной, и не в билетах в самый дешевый класс на самые неудобные авиарейсы, о которых после упоминали все тогдашние сборники. А в том, что игрокам, которые колоссальным трудом заставили чужую страну относиться к ним с благоговейным уважением, в очередной раз дали понять, что собственная держава готова в любой момент вытереть о них ноги.

Но все имеет две стороны. Кубок мира стал для России мгновением, из которых, как известно, складывается история. Мгновением позора. У нас не было команды. После чемпионата мира-95 в Вене, где команды, по большому счету, у России тоже не было, мне запомнилось, как Виктор Тихонов, выигравший для СССР и России несколько Олимпиад, с горечью сказал: «Обидно понимать, что весь мир - и в первую очередь американцы - взял у нас самое лучшее: командную дисциплину и порядок. На своем веку я пересмотрел многое, но в одном уверен до сих пор: В команде должна быть железная дисциплина. Только она рождает абсолютное взаимопонимание».

Подготовка к самому Кубку, которая началась с публичных обсуждений игроками НХЛ тренерского состава российской сборной, планов подготовки и постоянно сопровождалась пафосным: «Мы - профессионалы и сами знаем, как нам готовиться!» - значительно контрастировала с тем, что сама я увидела живьем на примере разных команд в НХЛовской Канаде. Где тренер внешне действительно не заботится о дисциплине. Но только внешне. Если на тренировке или, не дай Бог, во время игры ты не выполнил установку, то в следующий раз выходить на лед станешь значительно реже. Или чаще - но в фарм-клубе.

В Монреале я попыталась было встретиться до матча «Канадиенс» - «Рейнджерс» с нападающим нью-йоркской команды олимпийским чемпионом-92 Алексеем Ковалевым. Но он извинился по телефону: «Мы только ночью прилетели, и тренер будет недоволен, если увидит, что вместо того, чтобы отдыхать, я встречаюсь с журналистом».

Мы встретились после матча. На вопрос, почему Ковалев согласился играть за сборную России в Нагано (увы, массовые отказы россиян прелполагали именно такую формулировку), форвард ответил: «Я хочу играть. И не думаю, что мое дело обсуждать, кто и как будет руководить олимпийской сборной. Меня касается совсем другое. А тот, кого это не устраивает, наверное, и не должен быть в команде».

То же самое говорили Валерий Каменский, Павел и Валерий Буре, Алексей Морозов, Дарюс Каспарайтис, Дмитрий Юшкевич. Говорили, не сговариваясь. И почему-то это рождало надежду на то, что у России в Нагано команда будет.

НХЛ

Идею принять участие в Олимпийских играх в НХЛ начали вынашивать еще четыре года назад, во время Игр в Лиллехаммере. Тогда мало кто верил, что Олимпиады нужны самостоятельной и самодостаточной Лиге. Но решение было принято. Видимо, еще тогда было досконально просчитано, что, как бы не сложился олимпийский расклад, НХЛ остается в выигрыше. Потому что победа любой из шести сборных, где из 138 вакансий 91 заняты НХЛовцами, будет ее победой. Во всех рекламных бюллетенях, где о России писалось особо (8 олимпийских побед на 11 Олимпиадах что-то да значат!), авторы в то же время слегка пренебрежительно подчеркивали: «Российская сборная вряд ли может считаться национальной командой. Все ее игроки - хоккеисты НХЛ».

Почему же такого пренебрежения не было и не могло быть в адрес Америки, Канады и той же Швеции? По одной простой причине: Россию в НХЛ до сих пор считают сырьевым придатком. Этаким большим фарм-клубом, откуда можно в неограниченном количестве черпать качественный товар, не очень опасаясь, что игрок захочет обратно. И не особо церемониться с вновь прибывающими. По мнению одного из менеджеров НХЛ, с русскими вообще довольно легко иметь дело. Потому что, в отличие от финнов и шведов, они практически никогда не поддерживают друг друга. «Я был крайне удивлен, прочитав в газетах некоторые высказывания вашего Фетисова в адрес Сергея Федорова, когда тот отказался продлить контракт с «Детройтом», - сказал мне собеседник. - Потому что сам слышал от Скотти Боумэна (главный тренер «Детройта» - Е.В.), что Фетисов был включен в состав русской пятерки именно по просьбе Федорова, к мнению которого в тот момент руководство клуба прислушивалось».

Детройтцы Фетисов, Игорь Ларионов и Вячеслав Козлов в Нагано играть отказались. Точно так же это сделали Александр Могильный, Владимир Малахов и Николай Хабибуллин. Федоров ответил уклончиво: «Пока не подпишу новый контракт, играть не могу».

И все-таки - почему они отказались? Я напрямую спросила об этом Малахова.

- Если честно, я очень хотел поехать в Нагано, - ответил он. - Но слишком хорошо помнил, как после поражения на Кубке мира, нас, игроков, сделали крайними. Мне 28 лет. В НХЛ осталось играть не так долго. И я больше не хочу переживать подобное унижение, тем более, что это сразу ударит по моей репутации в Лиге.

Может ли Россия выиграть? Вполне. Может и проиграть, как любая из шести команд-претендентов. Только само отношение к Играм у России иное. Если для канадцев и американцев Олимпиада, несмотря на их честолюбивые претензии, - грандиозный праздник (национальными героями своих стран хоккеисты-олимпийцы стали уже сейчас), то для русских она - очередная битва за выживание под НХЛовским солнцем.

Да, Юрзинов был прав, когда говорил, что не имеет морального права кого-либо осуждать за отказ. В олимпийской сборной игрокам предстоит провести от силы две недели. В НХЛ - доживать хоккейную жизнь. Победа в Нагано при столь жестком соперничестве будет проблематична, а поражение вполне может сказаться на репутации.

Ведь поражение будет уже не НХЛовским. Оно будет российским.

1997 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru