Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Хоккей - Спортсмены
Вацлав Недомански:
«ВСПОМНИТЬ РУССКИЙ МЕНЯ ЗАСТАВИЛА РАБОТА»
Вацлав Недомански
Фото ©
на снимке Вацлав Недомански

Досье: Родился 14 марта 1944 года. Выступал за «Слован» (Братислава) в сезонах 1962-1974 гг. В чемпионате Чехословакии провел 419 матчей, забросил 349 шайб. В 1974-76 годах - в «Торонто Тороз» (ВХА), в 1976-78-м - в «Бирмингем Буллэ» (ВХА). В чемпионатах ВХА провел 252 матча, забросил 135 шайб. В турнирах Кубка Авко - 6 матчей, 3 шайбы.В 1977-82 годах - в «Детройт Ред Уингз», в 1982-83-м - в «Сент-Луис Блюз» в 1983-м - в «Нью-Йорк Рейнджерс». В чемпионатах НХЛ провел 421 матч, забросил 122 шайбы, в турнирах Кубка Стэнли -7 матчей, 3 шайбы.Участвовал в чемпионатах мира 1965-74 гг., зимних Олимпийских играх в 1968 и 1972 годах. Чемпион мира 1972-го, чемпион Европы 1971-го и 1972 годов. Нападающий.

Безупречныи костюм, безупречный английский, широкоскулое, вмиг располагающее к себе лицо и ...плохо скрываемая неприязнь в голосе и во взгляде, когда в вопросе появляется слово «русский». Вацлав Недомански. Легенда.

Помню свое, девчоночье увлечение хоккеем в 1973-м, когда в Москве (кто тогда не болел!) проходил чемпионат мира. Ежевечерние переживания за «своих» в финале и необъяснимый холодок опасности каждый раз, когда у советских ворот оказывался рослый чех, В самой Чехословакии его боготворили и столь же массово возненавидели через год, когда Недомански отыграл свой последний чемпионат мира и уехал в Канаду. Сбежал. Тогда, увы, это называлось именно так.

На интервью Недомански опоздал. И в тот самый момент, когда я мысленно перебирала в памяти все известные мне ненормативные высказывания в адрес несостоявшегося собеседника, сзади раздался голос:

«Простите. Я приглашен в Вену как почетный гость, но совсем забыл, что первая моя привилегия здесь - проходить на каток только через ложу VIP, - то есть через самый дальний отсюда вход. Это заняло как раз - Недомански взглянул на часы - четыре минуты. Присядем?» Когда же я выразила обеспокоенность тем, что близость пресс-центра создает реальную угрозу конфиденциальности предстоящего разговора, собеседник улыбнулся:

- Еще никому не удавалось безнаказанно нарушать мою беседу с дамой. Кстати, почему вы выбрали именно меня?

- Потому что, если мне не изменяет память, вы были одним из первых игроков бывшего социалистического лагеря в НХЛ. Я не ошибаюсь?

- Ошибаетесь. Самым первым. Но это было уже так давно, что вряд ли стоит вспоминать.

- Иду на компромисс. Чем вы занимаетесь сейчас?

- Работаю скаутом в «Лос-Анджелес Кингз». Что это такое, объяснять вряд ли стоит. Смотрю практически все, интересующие клуб и соответственно меня самого турниры - национальные чемпионаты разных стран, официальные встречи, держу руководство в курсе всех событий, присутствую на драфтах. Очень часто выезжаю в летние тренировочные лагеря канадских и американских клубов. В определенной степени горжусь тем, что здесь, в Вене, наши хоккеисты играют за Канаду, США, Финляндию, Швецию, Чехию. Неплохо, кстати, играют. В частности, Янник Перро забил тот самый решающий буллит в игре Канада - Россия, и мой прогноз на финал чемпионата полностью оправдал себя.

- Вы не любите русских?

- Действительно, не люблю. Нет, игроки и тренеры здесь абсолютно ни при чем.
Вы тем более. Кстати, «СПОРТ-экспресс» я периодически читаю, когда попадаю домой в Братиславу. А неприязнь - это нечто атавистическое. Просто, играя за Чехословакию, я в полной мере испытал на себе все прелести соперничества со сборной СССР, когда итоговый результат в большинстве случаев оговаривался на самом верху государственных структур. Естественно, в пользу сильнейшего с политической точки зрения. Сейчас я, естественно, понимаю, что даже ваши выдающиеся тренеры тех лет - Тарасов, Чернышев - в большой степени зависели от системы, но тогда было страшно больно постоянно выслушивать оскорбления, терпеть провокационные выходки, насмешки.

- Это говорит прежде всего о том, что вас боялись.

- Возможно. Но я не настолько флегматик, чтобы терпеть издевательства от кого бы то ни было. Постепенно любое упоминание об СССР стало вызывать у меня мгновенную ненависть. Последней каплей был чемпионат мира-74, который проходил в Финляндии. Меня тогда признали лучшим игроком чемпионата, и, уже получив приз, вместо поздравлений от одного из советских тренеров я услышал в адрес своей жены такое, что вряд ли сумею изложить для печати.

- Я слышала, что в вашу бытность игроком вы считались большим специалистом по части - м-м-м, - русского разговорного на льду.

- Я просто хорошо знал русский. В школе это был категорически обязательный предмет: на русском мы изучали историю, биологию, даже математику. Правда, жизнь так сложилась, что почти двадцать лет с русскими я не общался. И вспоминать язык пришлось совсем недавно - работа заставила. На русском я беседовал с Яшиным, когда тот только-только приехал в НХЛ, с Каспарайтисом... Кстати, со всеми вашими игроками, с которыми приходится общаться, у меня совершенно нормальные отношения. Рабочие.

- Английский язык вы тоже учили в школе?

- Нет. Русский и немецкий. И когда оказался в Канаде, не мог связать двух слов.

- Вы отчаянный человек. Кто-нибудь был в курсе вашей идеи остаться в Канаде?

- Никто. Ни родители, ни жена. Она даже не взяла с собой никаких вещей. Только все необходимое для трехлетнего сына. Я до сих пор помню то ощущение панического ужаса, когда до меня впервые дошло, что нет ни жилья, ни денег, ни возможности играть в сильнейших клубах - я должен был выдержать обязательный по тем временам карантин, но, что самое страшное, я не имел никакой возможности связаться с родными и все объяснить. Добавьте сюда еще больное самолюбие: с одной стороны - не самый последний в мире игрок, и в то же время - никто.

- Через несколько лет после вашего отъезда из Чехословакии в Канаде осталась олимпийская чемпионка 1968 года по прыжкам в воду Милена Духкова. Очень хорошо помню, как всем нам категорически предписывалось, что называется, переходить на противоположную сторону улицы при возможных встречах. А тренер Милены - Мария Чермакова - несколько лет пробыла в ранге крайне нежелательных персон на всех соревнованиях, которые проходили в Союзе.

- В таком случае вы должны прекрасно понимать и мое состояние. В Братиславу я вновь попал только через восемнадцать лет - по рабочей необходимости. Сам бы, наверное, поехать не решился. Мать жива до сих пор. Отец умер тогда - не выдержал травли.

- А стоила ли овчинка выделки?

- Сложный вопрос. Я знаю очень многих игроков, в том числе и ваших, которые до сих пор страдают из-за того, что так и не смогли по-настоящему реализовать свои возможности. НХЛ - это совсем другой хоккей. Наше поколение его совсем не знало Я много раз играл в Канаде на турнирах и каждый раз, возвращаясь, очень долго «отходил» от впечатлений. Вот и получилось, что решение было принято. Если бы оно было замешано на политических мотивах, мне ни к чему было бы ехать за океан. Но я был помешан на хоккее. Лишь много позже понял, что в тридцать лет очень тяжело начинать жить сначала.

- Когда вы ехали в Канаду, у вас были какие-то конкретные предложения от местных клубов?

- Практически нет. Я сразу же обосновался в Торонто, четыре года отыграл в WHA, потом, наконец, стал играть в НХЛ и в общей сложности выступал еще девять лет.

- Вы совсем не пытались тренировать?

- Я работал тренером. Сначала в Канаде - со второразрядными клубами, потом стал получать предложения из Европы. Последний раз - с 1987-го по 1991-й работал в Германии, но моя нынешняя работа нравится мне гораздо больше.

- Она более интересна - или же более выгодна материально?

- Тренерская профессия требует сумасшедших жертв, В первую очередь, приходится расставаться с возможностью нормальной семейной жизни.

- Вы по-прежнему живете одной семьей?

- Давно уже нет. Сын, ему сейчас 25, играет в IHL в Лас-Вегасе. Тоже, между прочим, Вацлав Недомански. Дочери 19. Учится в США.

- Кстати, вы сами по образованию тренер?

- Да. Точнее - преподаватель физкультуры и биологии. Самое парадоксальное, что свой диплом мне ни разу в жизни не приходилось никому показывать. Тем более сейчас.

- Что-нибудь интересное для себя с профессиональной точки зрения вы в Вене увидели?

- Практически нет. Всех я уже наблюдал в деле в тех или иных турнирах. В том числе и ваших игроков.

- Я уже поняла, что комплиментов в адрес российской сборной от вас не услышу.

- Почему? У вас очень хорошая команда. Но, думаю, слишком много сложностей, сродни чешским: слишком многие уехали в Америку, и далеко не все смогли приехать.

1996 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru