Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Спортивная гимнастика - Спортсмены
Светлана Богинская:
«
БОЛЕЮ ЗА РОССИЮ, ЗА АМЕРИКУ И ДАЖЕ ЗА КИТАЙ»
Светлана Богинская
Фото © Александр Вильф
на снимке Светлана Богинская

Мы не виделись со времен Игр в Атланте. После них трехкратная олимпийская чемпионка и пятикратная чемпионка мира Светлана Богинская завершила карьеру гимнастки. И фактически исчезла из поля зрения, уехав в Америку.

- Света, я пыталась найти в интернете хоть какие-то пространные интервью с вами - и не нашла.

- Да я их в общем-то и не даю с тех самых пор, как уехала в Америку в 1993-м. После Игр-1992 в Барселоне.

- Помнится, почти все гимнасты той вашей «золотой» сборной ушли в коммерческий коллектив, который организовал Дмитрий Билозерчев. Вы, получается, отказались?

- У меня тогда была возможность ездить по разным шоу самостоятельно. И неплохо зарабатывать. Первое же турне было по Америке. По сравнению с тем, сколько нам платили, когда мы выезжали в такого рода турне в составе сборной СССР, это было небо и земля. И я поняла, что надо постараться как можно дольше эту «цену» продержать. В Европе расценки были другими. Но когда меня приглашали в европейские шоу, цену я все равно называла свою.

- Какую, если не секрет?

- Две тысячи долларов за одно выступление. Для нас в то время это были большие деньги. Был случай, когда ко мне обратились французские менеджеры и сказали, что хотели бы пригласить меня на моих условиях в свое шоу. Но не на 14 выступлений, которые были запланированы, а только на семь, потому что не имеют возможности заплатить мне всю сумму. После первого же выступления контракт был пересмотрен, и я отработала все шоу целиком. Не знаю, в чем было дело. Возможно, я нравилась публике, и билеты на мое имя неплохо продавались. Может быть, людей привлекало то, что в шоу я делала все свои олимпийские программы, практически не облегчая их.

- Для этого, как понимаю, нужно было достаточно серьезно тренироваться.

- Конечно. Мысль о том, что в шоу можно не напрягаться до такой степени, меня, конечно же, посещала. Но когда тебе платят максимальные гонорары, работа, считаю, должна быть выполнена «от» и «до». Поэтому я старалась каждый день приходить в зал, заниматься подкачкой, отрабатывать элементы...

- Как пришла идея остаться в США?

- В самом конце 1992-го мы с Таней Гуцу (олимпийская чемпионка-1992 в командном первенстве и многоборье. - Прим. Е.В.) поехали в Америку на показательные. Отработали 50 выступлений в разных городах, великолепно провели время. Уже тогда мне очень понравились люди, с которыми приходилось встречаться. Была, честно говоря, поражена тем, до какой степени американцы поддерживают своих спортсменов. Как и вообще людей, которые в жизни чего-то добились.

Домой я тогда вернулась в декабре и собиралась как-то устраиваться в жизни. Хотела хотя бы для себя понять, чем хочу заниматься. А в январе мне снова позвонили из США и спросили, не хотела бы я приехать летом в гимнастический лагерь. Американцы сделали мне рабочую визу, прислали билеты - и я поехала. Владельцам компании, которая проводила лагерь, очень понравилось, как я работала с детьми. Они предложили мне остаться, посмотреть страну, а попутно решить, чем заниматься дальше. Тогда же мне совершенно неожиданно предложили рекламный контракт от фирмы, которая занимается производством гимнастических купальников. Вот так потихоньку я стала чувствовать себя в Америке все комфортнее и комфортнее, фактически не прикладывая к этому никаких усилий.

- А когда начали работать уже всерьез?

- Наверное, через год после приезда мой знакомый, который впоследствии стал моим менеджером, спросил, до какой степени я хочу быть занята работой. Я ответила, что в работе очень заинтересована. Потому что прекрасно понимаю, насколько скоротечна спортивная слава и что спустя несколько лет мое имя будет «звучать» уже совсем не так, как после выигранной Олимпиады. Знакомый предложил за деньги разместить небольшую статью в журнале, который через федерацию гимнастики распространяется по всем гимнастическим клубам, а их в стране несколько сотен. Объяснил, что в США фактически никто не знает, что я нахожусь в их стране. А статья в журнале будет очень хорошей возможностью о себе напомнить.

- Не укладывается в голове, если честно. Великой гимнастке Богинской пришлось заплатить деньги, чтобы о ней написали в гимнастическом журнале?

- Именно так. Страничка текста с маленькой фотографией стоила по тем расценкам 500 долларов, и эти деньги я заплатила из своего собственного кармана. Сначала меня это тоже несколько покоробило, скажу вам честно. А потом поняла, что таков порядок. Если хочешь чего-то получить в жизни, прилагай усилия сам.

Когда статья вышла, на меня обрушился целый шквал всевозможных предложений. Приехать на открытие зала или школы, провести частные уроки, семинары... Стоило куда-то приехать один раз, люди начинали приглашать меня снова и снова. В общей сложности я оказалась занята работой на полтора года вперед. И впервые задумалась о том, что нужно, видимо, подавать документы на грин-карту. Вот так все и получилось.

- Дома в Минске вы бываете?

- Последние 15 лет не приезжала. Десять лет назад умер отец, но я узнала об этом только после похорон. Была, если честно, в шоке. До его смерти мы тоже не виделись несколько лет, и я считала, что мама была обязана сообщить мне о том, что отец умер. Чтобы я могла приехать и попрощаться.

- Видимо, была причина?

- Отец последние годы сильно пил. Со всеми вытекающими последствиями. Сначала диагностировали цирроз печени, потом у него отказали ноги. И мама просто не хотела, чтобы я видела его в таком ужасном состоянии. Она вообще всегда старалась ограждать меня от всего, что способно расстроить.

- Когда у вас сложилась собственная семья?

- После Игр в Атланте. Я к тому времени четыре года встречалась с американцем, предполагалось, что мы поженимся. Единственной проблемой в отношениях была его ревность. Каждый раз, когда я куда-то уезжала, это сопровождалось выяснением отношений. А потом я просто задала себе вопрос: люблю ли его? И поняла, что не могу на этот вопрос ответить.

На этом все романтические отношения закончились. А с нынешним мужем мы оказались соседями по дому. Он как-то пригласил меня на вечеринку, которая закончилась тем, что я весь вечер протанцевала совершенно с другим человеком. Разумеется, сосед обиделся и ушел. Утром я позвонила, чтобы извиниться, и... В общем, через три месяца мы поженились. Правда, когда муж делал мне предложение, я сразу сказала, что буду с ним до того момента, пока мы оба будем счастливы. Вот и живем уже 15 лет.

- Приходилось ли сталкиваться в Америке с тем, что каждый свой шаг, несмотря на кажущуюся свободу, нужно контролировать?

- Во-первых, я никогда не была склонна к поведению, которое в Америке называется party animal. Сама не любила и не употребляла спиртного и круг общения выбирала соответственный. Но быстро обратила внимание на то, что любая моя промашка или какое-то неаккуратное замечание тут же становится предметом для обсуждения. С того момента стала очень тщательно за собой следить. А потом это просто перешло в привычку.

- К вам обращаются за помощью те, с кем вы когда-то выступали?

- Да. Только я взяла за правило никому ничего не обещать. Сначала стараюсь понять, что человек хочет: работать тренером, уйти в цирк дю Солей, что-то еще. Могу дать контакты. Но стараюсь делать это крайне осторожно. Только в тех случаях, когда я даже не на сто, а на сто десять процентов уверена, что человек не подведет. Потому что, рекомендуя кого-то на ту или иную работу, я как бы даю гарантию под свое имя. Пару раз прилично обжигалась. С тех пор стала еще осторожнее.

- Кстати, всегда хотела спросить: когда вы приняли решение вернуться в гимнастику и выступить на Олимпийских играх в Атланте, то попросили о тренерской помощи, насколько мне известно, Белу Кароли. Почему не обратились к своим тренерам, учитывая, какое количество бывших наших специалистов уже тогда обосновалось в Америке?

- Это интересная история. Бела сам на меня вышел. Приезжал в Бостон в очередной зал, чтобы провести лекции, увидел там меня и очень удивился. Естественно, мы разговорились. И Кароли сказал мне буквально следующее: «Знаешь, я ведь уже завязал с тренерской профессией, а сейчас пришел к выводу, что пора развязывать».

По словам Кароли, к нему как раз тогда обратилась Ким Змескал (абсолютная чемпионка мира-1991. - Прим. Е.В.), в этом же зале начинала тренироваться совсем маленькая Доминик Мочану. И Бела хотел создать нечто вроде элитной группы, чтобы мы, как команда, толкали друг друга вперед. Другой вопрос, что я скорее видела себя в этой группе играющим тренером, а не спортсменкой. Считала себя слишком старой для спорта - мне уже был 21 год.

Но предложение приняла. Осенью 1994-го переехала в Хьюстон, пришла в зал и увидела там Александра Александрова. Это было до такой степени неожиданно... Но именно он вместе с Мартой Кароли стал заниматься нашей группой. Сам Бела посмотрел первую тренировку, сказал: «Девочки, вам придется очень много работать». И исчез из зала на целый год.

- Возвращаться было тяжело?

- Не то слово. Не думала, что можно так отвыкнуть от работы. На брусьях я была не в состоянии сделать даже подъем разгибом - силы в руках не осталось никакой. После двух неудачных попыток я разозлилась и все-таки как-то сумела выполнить элемент. Но сорвала обе руки.

Александров работал с нами с утра до ночи. Доминик он вообще научил всему - ей тогда было всего 13 лет. Меня привел в форму до такой степени, что Бела, вернувшись в зал через год, вцепился в меня мертвой хваткой. Он на самом деле очень интересный человек. Несмотря на то что мной в зале занимались другие тренеры, одно только присутствие Кароли у помоста всегда давало мне колоссальную энергию. Бела мог просто стоять, даже не произнося ни слова. Но волна уверенности от него шла всепоглощающая. Мне даже в голову не приходило, что в его присутствии я могу чего-либо не сделать.

- Видимо, именно поэтому была до такой степени хороша сначала его румынская команда, а потом - американская.

- Сила американцев в том, что они никогда ни под каким предлогом не включат в состав команды человека, который не готов выступать. Как это было в этом году с Габриэлой Дуглас (абсолютная чемпионка Олимпийских игр-2012. - Прим. Е.В.). Никто не берет в расчет никакие былые заслуги. После Игр Габриэла решила сосредоточиться на зарабатывании денег - она из небогатой семьи. Но если захочет вернуться, ей придется заново доказывать, что она сильнее других.

Сейчас это намного тяжелее. Все-таки во времена моих выступлений гимнастика была намного проще. Сегодня ты должен быть прежде всего в очень хорошей физической форме. Иначе все постоянно будет болеть и будут случаться травмы. Подкачки не любит никто из гимнастов. Но если на «Круглом» в самые жесткие в плане работы времена мы делали их дважды в день, то в зале у Белы - по три раза. Нарабатывали какой-то запредельный запас физической прочности.

Помню, мне даже белорусские гимнасты как-то сказали, что я уже совсем не та «балерина», какой была когда-то. Что у меня появились такие мышцы, каких никогда не было. Но благодаря тому запасу я еще три года после Атланты ездила с показательными выступлениями и заканчивала вольные упражнения двойным сальто в последней диагонали, даже не задыхаясь при этом. Хотя большинство гимнастов начинает «сыпаться» сразу после того, как снижает нагрузки.

- Вы никогда не жалели, что не стали тренером?

- Иногда случалось. Хотя при этом никогда не мечтала о собственном зале. Такой зал я могу создать в любой момент, если захочу. Просто собственный зал - это не спорт, а бизнес. Который не дает никакой гарантии, что ты вырастишь спортсменку мирового класса. Не говоря уже о том, что подготовка такой спортсменки - это 10-15 лет жизни тренера. А мне жалко детей. Я прекрасно знаю: если ко мне подойдет девочка и скажет, что у нее что-то болит, я поглажу ее по голове и отправлю отдыхать. Ну и какой из меня после этого тренер?

- Но при таких взглядах своих собственных детей вы отдали в гимнастику не задумываясь?

- Я так хотела, чтобы они стали гимнастами... Но не получилось. Дочь никогда не рвалась в зал на тренировки и однажды сказала: «Мама, мне кажется неправильным столько времени работать ради вида спорта, который не любишь по-настоящему». И я поняла, что она совершенно права. Сейчас занимается чирлидингом, прекрасно учится, абсолютно счастлива. С сыном же другая проблема: он родился очень маленьким, весил всего один килограмм. Я три года занималась только им, не видела никого и ничего вокруг. Не выходила из дома, не хотела ни с кем разговаривать. Вытащил меня из этого состояния муж. Убедил, что надо начинать нормально есть и хотя бы периодически с кем-то встречаться. Семья для меня и сейчас стоит на первом месте. Поэтому та консультационная тренерская работа, которой я занимаюсь, полностью меня устраивает и не требует больших жертв. Иногда я занимаюсь со спортсменами хореографией, ставлю программы. Если вдруг кто-то из специалистов национальной команды США не может приехать на тот или иной сбор, меня вызывают на подмену. Причем приглашает не Марта Кароли, с которой у меня прекрасные отношения и которая всегда очень хотела, чтобы я работала вместе с ней в сборной, а человек, который заведует общей базой специалистов по стране - USA Gymnastics Staff.

Марта периодически заводит со мной разговоры о том, чтобы я работала со сборной в несколько большем объеме: считает, что американкам нужно подтягивать вольные упражнения, развивать хореографическую сторону, чтобы программы выглядели более элегантно. Но работа со сборной - это 290 дней в году в отрыве от собственной семьи. Я пока к такому не готова.

- Может быть, все дело в том, что вы просто недостаточно сильно болеете за американскую гимнастику?

- Я за всех болею. За Россию, Украину и Белоруссию - потому что там все мои друзья. За Америку - потому что там живу. Я даже за Китай болею, потому что мой муж - наполовину китаец. В общем, смотрю на спорт по принципу: «Пусть победит сильнейший!»

- А сами хоть в какой-то степени спортом занимаетесь?

- Да, хотя и не от хорошей жизни. Просто после родов начала болеть спина, и врач сказал, что нужно первым делом привести в порядок мышцы. Поэтому бегаю, растягиваюсь, хожу в тренажерный зал. Иногда даже пытаюсь сесть в шпагат. Иногда получается.

2013 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru