Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Спортивная гимнастика - Очерки
ОЗЕРО КРУГЛОЕ
гимнастический зал базы "Озеро Круглое"
Фото © Александр Вильф

Много лет название основной тренировочной базы сначала советских, а затем российских пловцов и гимнастов «Озеро Круглое» звучало законспирированно-интригующе, как засекреченный военный объект. Собственно, даже сейчас зона «Круглого» официально закрыта для иностранцев. Что, впрочем, не мешает последним регулярно оттачивать мастерство близ подмосковной деревни Рыбаки. Они готовы платить за это валютой. И это решает все.

ОБЪЕКТ СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ

Первое спортивное сооружение - гимнастический зал, укомплектованный суперсовременной (по тем временам) техникой, появился на «Круглом» почти 25 лет назад - задолго до того, как база получила широкую известность. Тогда государство щедро отстегивало деньги на спорт. Благодаря этой щедрости в 1975-м на территорию базы высадился десант тренеров по плаванию - посмотреть, годится ли место для строительства водного центра. Еще через какое-то время на «Круглом» появились бассейн и четырехэтажная гостиница. Место для тренировок было идеальным: до цивилизации (то есть - столицы) без собственного автомобиля было не достать, соблазны напрочь отсутствовали, если не считать крохотного деревенского магазина, полки которого были заставлены трехлитровыми банками сказочно дешевого напитка «Солнцедар». Но это развлечение было исключительно для тренеров, рискующих нарушить драконовские дисциплинарные порядки, внедренные на «Круглом» с самого начала. Рисковали немногие. Да и потом, соблазн снискать себе и ученикам мировую славу был гораздо больше: в плавательном СССР росла команда, имеющая все шансы стать сильнейшей в Европе. Гимнастическая сборная страны, которую возглавлял один из ведущих тренеров мира Леонид Аркаев, уже была сильнейшей в мире.

АРКАЕВ

Я почувствовал разницу между «Круглым» и остальными тренировочными базами, где нам приходилось тренироваться, сразу. Знаете, как бывает, - входишь в дом - и чувствуешь, что ты действительно дома. Персонал базы души не чаял в моих ребятах, да и сама база на тот момент была лучшей в мире по оборудованию. У всех, кто тогда работал, было ощущение того, что здесь мы полноправные хозяева. И, естественно, старались сделать все возможное, чтобы создать себе самые лучшие условия для работы. Мы первыми спроектировали и сделали поролоновые ямы, тренажерный зал, разрабатывали новые методики тренировок и восстановления спортсменов. Сама ведь работа стала принципиально иной. Мы стали тренироваться по три раза в день - на свежем воздухе и при великолепном питании спортсмены очень быстро восстанавливались. Очень скоро «Круглое» приобрело репутацию места, где постоянно появляются новые звезды.

КАК ПОЛОПАЕШЬ - ТАК И ПОТОПАЕШЬ

Свой первый визит на «Круглое» (было это в конце 70-х) я помню до сих пор. Пригласил меня отец, бывший тогда главным тренером сборной страны по плаванию: «Приезжай, будут интересные артисты». В те времена такие артистические визиты к спортсменам не были редкостью. Группы поддержки всегда входили в состав олимпийских делегаций, как правило, между артистами и людьми спорта завязывались дружеские отношения и контакты продолжались. Во всяком случае, на «Круглом» любили бывать Татьяна и Сергей Никитины («Таких восторженных зрительских глаз мне ни разу не приходилось видеть», - сказала в один из приездов Никитина), заезжал известный композитор, автор «Московской кадрили» и «Русского поля» Виктор Темнов, бывали артисты с Таганки - Высоцкий, Золотухин, Черняев. Иногда гости появлялись на базе прямо после собственных концертов и это воспринималось с удвоенной признательностью.

На «Круглом» был свой кинозал, библиотека и даже видеомагнитофон, что по тем временам было роскошью. Но самое сильное впечатление произвела на меня столовая. Огромный, накрытый крахмальной скатертью стол был уставлен холодными закусками: салат из моркови с изюмом и сметаной, из свеклы с чесноком и орехами, из капусты с яблоками, домашний творог с зеленью и отдельно - с курагой, оливье, винегрет, жареные баклажаны, фаршированные кабачки, корейские морковь и капуста, язык, фаршированная и заливная рыба, фрукты, мед, орехи трех разных видов, соки...

Долгое время на собственных тренировочных сборах, где из-за весовых ограничений ужин был понятием чисто символическим, мне по ночам снился тот самый стол на «Круглом».

МЫ ПРОИГРАЛИ, НО МЫ ПОБЕДИМ

Эти слова, сказанные главным тренером плавательной сборной после матча СССР - ГДР 1973 года в Берлине, где советская команда с треском проиграла хозяевам, стали лозунгом всех, кто работал в плавании на многие годы вперед. Появление «Круглого» в числе традиционных мест для подготовки (горной базы «Цахкадзор» и приморской - в Эшерах) создало пловцам фантастические условия для тренировок. Во всяком случае, с того самого момента, как бассейн на «Круглом» вступил в строй, на базу не допускались представители никакого другого вида спорта. Только пловцы и гимнасты.

Уже никто и не вспоминал, что первоначально «Круглое» считалось местом для проведения лыжных зачетов студентов центрального института физкультуры. В бассейне появился первый в стране гидроканал, специальные, в том числе, и водные тренажеры, оборудование для видеосъемки. Медицинские обследования членов сборной проводились прямо в процессе тренировок. Все это было создано не только для элитных пловцов, тренеры тоже были элитными - Игорь Кошкин, Генрих Яроцкий, Борис Зенов, Олег Цветов, Лидия Креер...Естественно, результаты начали расти. Поскольку база географически попадала в район последнего ракетного кольца Москвы, полностью закрытого для иностранцев, все, что было связано со словом «Круглое», окутывалось завесой секретности. Иногда это рождало кучу обид.

Например, тренеры ГДР, с которыми советские коллеги ежегодно проводили совместные симпозиумы и прочие мероприятия, однажды всерьез выдвинули ультиматум: «Или нам показывают «Круглое», или сборная СССР больше никогда не попадет на сбор в немецкий Линдов» (главную в то время базу спортсменов ГДР). На сбор разного рода разрешений (включая бумаги из министерства обороны и КГБ) ушел год. А самым первым иностранцем, просочившимся за железные ворота «Круглого» стал некий Нильс Боунс. Швед тренировал тогда по контракту женскую сборную ФРГ, приехал на международный турнир в Москву и...упал в ноги друзьям-коллегам: «Умоляю, покажите». Под видом прибалта (потребовав предварительно клятву не произносить ни слова, если вдруг остановят) его привезли на «Круглое» на машине. Ничего невероятного Боунс, естественно, не увидел, но сам факт посещения запомнил на всю оставшуюся жизнь.

На олимпийских играх в Москве сборная СССР по плаванию выступила фантастически - завоевала восемь золотых медалей. Незадолго до этого на переговоры с главным тренером вышел генеральный директор фирмы Speedo - предложил в качестве спонсорства оборудовать бассейн на «Круглом» всем тем, что на то время придумала спортивная промышленность. А заодно - и переодеть команду (к тому времени советские пловцы имели долгосрочный контраки с дочерней фирмой «Адидаса» - «Ареной»). На вопрос, зачем Speedo такие расходы, последовал ответ шефа фирмы: «Я очень хорошо вижу, что очень скоро ваша команда станет сильнейшей в мире».

Но уже тогда система подготовки (в отличие от гимнастической) начала давать сбои. Разница заключалась в том, что Аркаев вызывал на «Круглое» гимнастов вместе с их тренерами, диктаторски дрессируя и тех и других, но при этом не ломал привычные связи. Отдать на «Круглое» ученика-пловца пусть даже очень знаменитому специалисту стремились немногие. Потому что практика уже показала, что далеко не все юные дарования способны выдерживать программу Сальникова, тренируясь у Кошкина или программу Богдановой - у Зенова. А в 1982-м в сборной поменялось руководство и новые руководители отказались от услуг практически всех, кто работал до этого в сборной .

Еще через десять лет окончательно рухнул Союз, Цахкадзор и Эшеры автоматически оказались за границей, а «Круглое» широким жестом одного из спортивных руководителей России было отдано под приватизацию трудовому коллективу базы. Очень скоро в гостинице появился ресторан, а в бассейне - бар и казино.

ГУЛЯЮТ ВСЕ!!!

«Я боюсь за своих девчонок, - озабоченно говорил Аркаев, когда однажды я приехала на «Круглое». - Вечером база запружена иномарками, машины подъезжают прямо к гостинице и стоят с открытыми дверьми - зазывают девчат в ресторан, на дискотеку. Были случаи, кто-то уезжал,я же не спал ночами - не знал, вернутся ли обратно. Да и как отдыхать, если над ухом до утра гремит музыка. Иногда стреляют».

Пловцы как-то незаметно переместились с «Круглого» в Раменское. Главный тренер тех времен Владимир Смирнов рассказывал: «Гости казино часто остаются на несколько дней - поплавать в бассейне, попариться в бане. Один раз я сам видел, как из сауны в бассейн пьяный хозяин вытащил на поводке спаниеля. Девчонки жалуются, что прямо в воде натыкаются на использованные презервативы. О том, в каком виде оказываются по утрам маты в тренажерном зале, я вообще не говорю. А рычагов воздействия у нас просто нет. Хозяин - барин. Я не осуждаю. Понимаю прекрасно, что базе нужно как-то выживать, платить зарплату служащим. И все равно обидно».

Искать виноватых в уже сложившейся ситуации было бессмысленно. Говорят, в один из приездов директора «Круглого» Льва Подгорного в Олимпийский комитет, задолжавший чудовищные суммы базе, директор в отчаянии сказал: «Понимаю, что вам нечем платить. Но поймите, когда я в долг прошу деньги в других местах, то когда-то должен их возвращать. А в тех кругах финансовые споры решаются иными методами».

ПРОБЬЕМСЯ?

И все-таки, «Круглое» живет. Трудно и бедно, как и вся страна, но, по-прежнему работают и залы, и бассейн. Елочка, когда-то притащенная мной из леса в порыве общего трудового десанта («Раз уж приехала, делай что-нибудь полезное!») вымахала под десяток метров, что по-детски греет душу. Правда, нельзя не заметить, как обветшало все, что когда-то строилось со знаком качества. В гимнастическом зале под прыжковым конем - ведра с мутной жижей - течет потолок. Между окнами - пятисантиметровая щель, забитая длинным деревянным полотном гимнастической скамейки. Отсыревшая поролоновая яма и обветшавшие маты в углу. В другом углу кипит работа.

- Женя, рондат-фляк-бланш и с трешки опять начнем!

Это - Аркаев. В руке - две телефонные трубки. Одна - гостиничного радиотелефона, вторая - мобильная. На акробатической дорожке - Евгений Подгорный. Прочих звезд нет. Из-за того, что на базе временно не было ни света, ни тепла, Аркаев разрешил основному составу сборной подъехать на «Круглое» позже. Но снаряды заняты молодняком. На гимнастическом слэнге - «хвостами». Так здесь всегда называли тех, кого тренеры привозили на базу в довесок к лидерам. Собственно, когда-то такими «хвостами» приезжали на «Круглое» нынешние звезды. Вот, кстати, и ответ - почему российские гимнасты, оказать гостеприимство которым да еще и доплатить за это считает за честь любая страна, по-прежнему тренируются дома.

- Здесь сохранился совершенно особый дух, - говорил Аркаев. - Идет настрой на выдающиеся достижения. И люди, которые едут тренироваться на «Круглое» - совершенно особые люди. С повышенными притязаниями. Хотя не так все просто. У меня постоянно убегают и тренеры и спортсмены. Уезжают за границу. В моем дневнике за прошлый год стояло 14 фамилий тех, на кого я рассчитывал. 12 из них уже в США. Кто-то едет просто в поисках денег, кто-то не выдерживает нагрузок сборной, да и просто жить в России становится труднее и труднее. Стрессовое состояние накапливается годами, и это рано или поздно просто ломает. Уехать же сейчас - предельно просто. Так из сильнейших гимнастов мы потеряли Труша, Харькова, Карбаненко, совсем недавно во Францию уехал Генкин - тренер Николая Крюкова.

- Но ведь и вам не раз предлагали контракты в самых разных странах. Да и тренировать российскую сборную, как я понимаю, сейчас ненамного дороже в Европе, чем на «Круглом». Или я не права?

- Если я увезу команду, возможно, в чем-то выиграю. Но тогда это поколение станет уже последним. Поэтому я и стараюсь сохранять традиции, которые когда-то сам создавал. Если задуматься, я ведь самый старый работник базы. Дольше меня не работает ни один сантехник, ни одна повариха. А юридически не имею никаких прав. Будь я здесь хозяином, многое сделал бы несколько иначе. Освещение, например. Хорошо бы произвести хотя бы косметический ремонт, подлатать крышу.

С другой стороны, не так все плохо. Видите снаряды? На таких точно брусьях ребята выступали в Атланте. На таком помосте, коне и кольцах - на Играх доброй воли в Нью-Йорке. В гимнастике крайне важно работать на современном оборудовании. Сейчас ждем новых поставок. Хотя что скрывать, «Круглое» из уникальной базы давно уже стало самой заурядной. По европейским меркам. Хотя сюда постоянно рвутся иностранцы. И приезжают. Ради «ноу-хау» они готовы жить в любых условиях, есть любую пищу и платить любые деньги. Как показывает практика, это оправдывает себя.

- А вы не боитесь, что с вашим уходом из гимнастики, который рано или поздно произойдет, все кончится?

- Не боюсь. На мое место всегда найдется такой же сумасшедший.

1999 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru