Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Спортивная гимнастика - Тренеры
Леонид Аркаев: ГЕНЕРАЛ БЕЗ АРМИИ
Леонид Аркаев
Фото © Дмитрий Солнцев
на снимке Леонид Аркаев

Интервью с главным тренером российской гимнастической сборной (а по совместительству – и президентом федерации) накануне апрельского чемпионата мира-93 у меня не получилось. «Не о чем мне сейчас с вами разговаривать! – отрубил он. – Вот взгрею всех в Бирмингеме, тогда…»

«Взгреть» не получилось. Итог чемпионата мира оказался малоутешительным. Второе и пятое места в многоборье у мужчин, пятое - у женщин, бронза Наташи Бобровой на вольных упражнениях и единственное золото Сергея Харькова на перекладине. И целый букет травм: сломала ногу Дина Кочеткова, руку - Катя Вандышева. Сильно ударился голеностопом о перекладину (упустив почти стопроцентный шанс стать если не чемпионом, то вторым призером) Дима Карбаненко. И меньше всего в тот момент мне хотелось беседовать с главным тренером о гимнастике.

А месяцем позже российская сборная осталась без двух звезд: Сергей Харьков и Алексей Воропаев подписали контракты с фирмой «ТЭСС», фирмой Дмитрия Билозерчева. И, ответив на мой вопрос: «Найдется ли Харькову и Воропаеву место в сборной?» - категорическим «нет», Аркаев четко дал понять: он вышел на тропу войны.

Впрочем, конфликт прогнозировался значительно раньше. После Олимпийских игр в Барселоне, когда Аркаев официально заявил о том, что собирается уехать и работать в какой-нибудь другой стране, восемь из двенадцати олимпийских чемпионов бывшей Объединенной команды подписали годичный контракт с фирмой «ТЭСС». Немногим позже туда же ушли тренер молодежной сборной олимпийский чемпион Николай Андрианов и женской - Александр Александров. Но Аркаев так никуда и не уехал.

Из интервью 20 сентября 1992 года.

- Зачем вам это надо? Ведь практически вся сборная если уже не разъехалась, то разъедется. Начинать сначала? Неужели не наелись?

- Наелся. Но... жалко. Свой труд. Потому что чувствую, что вся моя прежняя работа пойдет коту под хвост. И восстанавливать потом до прежнего состояния будет не одно поколение тренеров. Разрушается-то моментально.

- А вы не боитесь, что, снова начав работать со сборной, останетесь без единомышленников ?

- У меня они будут всегда. Потому что, приглашая кого-то в сборную, я никогда не отбираю его у тренера. Более того, я всегда - его помощник. Вот если бы я забирал учеников, передавал их от тренера к тренеру по своему усмотрению, это давно бы всем надоело…

Надоело, как выяснилось, другое. Тот же Сергей Харьков был безмерно счастлив, cтав в Бирмингеме чемпионом мира после восьми операций, перенесенных за время своего пребывания в гимнастике. Но первое, о чем сказал тогда, поднявшись с помоста на трибуну к гимнастике, строго говоря, отношения не имело: «Наконец-то куплю квартиру. Я же женился недавно, а значит, должен отвечать за семью и, естественно, ее обеспечивать».

Но, вернувшись в Москву, Харьков не получил ни npичитающуюся ему премию, ни даже мизерный оклад Oлимпийскогокомитета – начиная с прошлого года. Сделав выбор в пользу «ТЭСС», первый номер российской гимнастической сборной автоматически оказался за ее пределами.

Из интервью с Аркаевым 20 июня 1993 года.

- Все ребята прекрасно знали о моем отношении к фирме Билозерчева еще до как собирались подписать с ним контракт. Так что винить им некого. Хотят заниматься коммерцией - пожалуйста. Но не у меня.

- Они не попадут в сборную, даже если станут чемпионами России?

- Я их просто не допущу к чемпионату.

- На основании чего?

- На основании того, что они предали интересы российской гимнастики. Спортсмены такого класса - это капитал, который является собственностью федерации. Сейчас я собираюсь заключать контракты с каждым спортсменом до окончания олимпийского четырехлетия. И, только подписав контракт, гимнаст будет иметь право на участие в соревнованиях и турнирах гимнастического календаря. Естественно, в контракте будут оговорены и обязательства федерации - стипендия, форма, тренировочные сборы...

- А сейчас ваши спортсмены получают стипендии?

- Я получил зарплату за весь первый квартал только месяц назад. Думаю, ребята тоже.

- И сколько получает первый номер сборной?

- Наверное, столько же, сколько я, - двадцать тысяч рублей в месяц.

- Вы, как я знаю, только недавно вернулись из Италии, где работали по приглашению итальянской федерации.

- Работал. И таких приглашений у меня множество.

- Тогда почему вы не хотите предоставить возможность нормально заработать хотя бы тем, кто заслужил это результатами?

- Почему не хочу? У нас есть коммерческие турниры, на которых федерация зарабатывает достаточно большие деньги. И я платил гимнастам даже тогда, когда по закону мы должны были всю валюту сдавать в спорткомитет. Плачу и сейчас. Но я не могу отдавать деньги только элите, а остальных держать впроголодь. Мы только -только расплатились с базой «Озеро Круглое», которой были должны порядка 20 миллионов рублей, но ведь сбор там идет круглогодично. Опять же я должен максимально заинтересовать тренеров. Хотя гораздо проще делить заработанное среди сравнительно небольшого количества людей, как это делает Билозерчев. И работать ни на него, ни на кого другого я не желаю.

- И в то же время работаете? Хотя от вас уходят спортсмены, тренеры - и нет никакой гарантии, что те, кого вы подготовите к Атланте, заработав себе имена, не пойдут следом.

- Я же пока ничего не предпринимал. А сейчас начну бороться против того, чтобы российские спортсмены без разрешения федерации принимали участие в каких-либо выступлениях за рубежом. В том числе и показательных.

- Почему тогда все другие федерации - украинская, узбекская - только приветствуют то, что их спортсмены тренируются и живут за счет фирмы Билозерчева, но выступают за свои страны и помимо этого платят федерациям определенный процент с денег, заработанных на показательных и коммерческих турнирах?

- Потому что ни одна из этих федераций никогда не зарабатывала денег самостоятельно. Зарабатывали гимнасты бывшего Союза. Теперь - России. Потому что настоящие показательные - это огромное комплексное мероприятие: и акробатика, и гимнастика, и художественная гимнастика. Представление как минимум на два часа. И сейчас у меня срывается целый ряд таких выступлений - в Англии, Бельгии, Испании. По одной причине: уходят звезды. Нет имен - нет спроса, каким бы техническим мастерством ни обладали сами спортсмены. В свое время наша федерация зарабатывала на показательных до 600 тысяч долларов в год. И вместо того чтобы по-прежнему зарабатывать эти деньги, я должен соглашаться на процент? Это же просто бандитизм!

- Вот я и пытаюсь понять, какие есть способы с этим бороться.

- Прежде всего, конечно, платить хорошие деньги.

- Чего, как мы уже выяснили, вы пока делать не можете.

- Я же, когда согласился остаться в сборной до следующих Игр, отдавал себе отчет в том, что поначалу это будет достаточно жалкое существование. Но, поверьте, все еще изменится.

1993 год

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru