Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Баскетбол - Спортсмены
Илона Корстин:
«МЫ СОЗРЕЛИ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМИ»
Илона Корстин
Фото © korstin.ru
на снимке Илона Корстин

С трехкратной чемпионкой Европы мы встретились спустя несколько дней после того, как женская сборная России вместе с золотыми медалями чемпионок континента завоевала путевки в олимпийский Лондон. На одно из чествований Илона пришла чуть раньше остальных, так что образовалась редкая возможность поговорить с выдающейся баскетболисткой без спешки и суеты.

- В одном из интервью уже после возвращения из Польши вы сказали замечательную фразу: если бы не отсутствие в этой сборной натурализованных американок, мы никогда не узнали бы, насколько сильны наши, российские девочки. А какую роль играл случай в вашей собственной жизни?

- В жизни, как мне кажется, ничего случайным не бывает. Относительно себя я давно поняла, что все события складываются именно так, как это нужно. Если, например, я очень хочу чего-то, прилагаю множество усилий, чтобы этого добиться, но вижу, что не складывается, значит, просто нужно «отпустить» ситуацию. И просто дождаться, когда все сложится более благоприятным образом. Не знаю, возможно, кто-то свыше меня по жизни ведет, показывает правильную дорогу. И даже убирает с пути все препятствия, когда я делаю то, что должна.

Взять даже самый будничный пример: помню, поехала однажды с намерением сделать важное дело. Вышла из дома, на улице дикие пробки, какие-то объезды. С полпути вернулась, потому что дома нужные бумаги забыла. Короче, когда наконец, добралась до места, выяснилось, что там нет того, ради чего я, собственно, ехала. Весь день насмарку пошел. А если разобраться - с самого утра сплошные подсказки были, что не стоит вообще в этот день куда-то ехать и чем-то заниматься. И таких случаев в жизни - миллион.

* * *

- Нынешний сезон стал для вас в какой-то степени повторением пройденного. В 2007-м сборная тоже выиграла чемпионат Европы и отобралась на Игры в Пекин...

- В 2003-м, перед Афинами было то же самое. Тогда я стала чемпионкой Европы в первый раз.

- И на тех, и на других Играх первые два места занимали американки и австралийки, в то время как российская сборная оставалась с бронзой. Означает ли это, что нам по силам бороться на Олимпиадах лишь за третье место?

- Я очень хорошо помню, как в 2002-м первый раз поехала на чемпионат мира в Китай, где мы проиграли американкам в финале всего шесть очков. Так их этим напугали! Хотя сами вообще-то не верили, что у сборной США можно выиграть. Сейчас, как мне кажется, такая уверенность пришла. Она чувствовалась уже в Пекине. Мы как бы внутренне «созрели» для понимания, что можно занимать не третье место, а первое.

Другое дело, что в Пекине у нас не сложилось. Но это не означает, что не может сложиться в Лондоне. Команда перспективная, с большим резервом и потенциалом. Самое главное, чтобы девчонки были здоровы. И тогда у нас будет шанс.

- Почему, кстати, вы перестали быть капитаном команды?

- Так решил главный тренер. В предыдущие два года меня выбирала команда - голосованием. А в этот раз Борис Соколовский решил не выбирать капитана, а назначить его. На самом деле мне неприятно это комментировать.

- До такой степени обидно лишиться капитанской повязки?

- Да. Тренер обещал объяснить мне мотивы своего решения, но так и не объяснил.

- Тем не менее задам вопрос именно «капитанского» характера. Насколько сильна в команде вера в свои силы? И разговариваете ли вы об этом друг с другом?

- Говорим. Проблема, безусловно, существует. В российском чемпионате много американок, которых владельцы клубов покупают за огромные деньги, платят им соответственно больше, чем нашим баскетболисткам, и чаще ставят играть. Этим как бы прививают российским игрокам некий комплекс неполноценности. Постоянно дают понять, что американки лучше. Та же Света Абросимова, которая сейчас является капитаном сборной, в клубе весь сезон на скамейке провела. С другой стороны, это развивает в наших спортсменках злость. Подстегивает, дает мотивацию.

* * *

- Я до сих пор иногда в шутку говорю, вспоминая собственное спортивное прошлое, что никогда в жизни не проигрывала китайцам. Хотя на самом деле мы с ними просто разошлись во времени: Китай стал побеждать в прыжках в воду, когда я уже заканчивала прыгать. В женском баскетболе наша страна трижды становилась олимпийским чемпионом - в 1976, 1980 и 1992 годах. Вы - человек более позднего поколения. Как считаете, в те победные для СССР и СНГ годы конкуренция на международной арене была меньше или наши игроки лучше?

- На двух первых Олимпиадах в сборной была Ульяна Семенова. Таких игроков, как она, в мире не было ни у одной команды. Я смотрела те матчи. Конечно же это был совсем другой баскетбол. Вся наша команда играла на Улю. Сначала все ждали, когда она добежит до чужого щита, встанет и поднимет руки. После чего оставалось только отдать ей пас. Все прекрасно понимали: сколько бы соперницы ни прыгали вокруг Ули, все равно не допрыгнут и не смогут помешать ей забить.

Безусловно, в те годы баскетбол не был таким контактным. В нем не требовалось столько «физики». Ну а потом все начало меняться. Сейчас мы и боремся, и толкаемся. Некоторые откровенно щипают соперника, бьют его.

Говоря об американском баскетболе, мы прежде всего говорим о культуре игры. Когда в каждом дворе есть площадка, баскетбольное кольцо, и дети берут мяч в руки в совсем раннем возрасте. У нас такого нет. Хотя не такая уж это большая проблема. Если по всей Москве сейчас тротуары перекладывают, почему одновременно не сделать во дворах баскетбольные площадки?

- В современной женском баскетболе есть спортсменка, мастерство которой вызывало бы у вас восхищение?

- Американка Дайана Таурази, с которой мы вместе играли в «Спартаке». Она, конечно же, великий мастер. Но подкупала прежде всего тем, что в ее поведении никогда не было звездности. В баскетболе ведь немало людей, которые ничего особенного в спорте не добились, но к ним не подойти.

- И не только в баскетболе. Хотя иногда маска неприступности на лице сильно выручает в незнакомой обстановке.

- Это да. Помню, как мы приехали на Олимпиаду в Пекин. До этого российские мальчики-волейболисты никогда с нами не общались - как раз потому, что мы представлялись им звездами, к которым не подступиться. В Пекине же мы жили в одном домике, так что не общаться было просто невозможно. Тогда-то ребята и признались: до встречи на Играх им даже в голову не приходило, что такое возможно.

Есть и другой пример. Когда я играла во Франции, после каждого матча меня ждала толпа поклонников, человек тридцать -сорок. В Европе есть обычай при встречах дважды целоваться. Вот болельщики и рассчитывали, что я, принимая поздравления, начну их целовать. Хотя мне совершенно не хотелось этого делать. Вполне допускаю, что для этих людей я так и осталась «высокомерной русской».

* * *

- Для меня, как для человека еще советского спортивного поколения, слово «баскетбол» ассоциируется прежде всего с тремя заключительными секундами финала СССР - США на Олимпийских играх в Мюнхене. Пас Ивана Едешко Александру Белову, бросок и победа. С тех самых пор, наблюдая за самыми разными игровыми видами спорта, я пытаюсь понять: что в таких ситуациях чувствуют игроки? О чем они думают? В вашей карьере тоже ведь случались матчи, исход которых решался на последних секундах?

- Да. В 2001 году, когда я выступала за «Бурж» и мы выиграли Евролигу, как раз на последних секундах одна из наших баскетболисток провела мяч через всю площадку и забила. Это был такой счастливый случай. А несчастливый - когда в 2005-м мы играли со сборной Чехии в финале чемпионата Европы, вели два очка и до конца матча оставалось то ли 15, то ли 14 секунд. Вот это ощущение - что ты практически чемпион и медаль уже висит на шее, - сыграло с нами злую шутку: Ева Немцова успела забросить из угла решающую «трешку». Это был страшный шок. Большего у меня не было за всю карьеру. Словно на голову вылили ведро ледяной воды. До конца еще оставалось восемь секунд, но мы были в таком состоянии, что уже ничего не могли сделать.

- Не снились потом эти последние секунды?

- Слава богу, нет. Наверное, психика сама себя защищала. Но наяву я тогда думала об этом долго.

- И все-таки, способность изменить счет за оставшиеся секунды - это удача чистой воды или этому можно научить?

- Удача, конечно же, должна присутствовать обязательно. Но и ты сам должен быть готов реализовать такой шанс. Для этого, во-первых, нужно уметь быть собранным и сконцентрированным до последних секунд. А во-вторых, есть специальные игровые комбинации, позволяющие быстро провести успешную атаку или хотя бы вывести человека на бросок.

- Какие команды, на ваш взгляд, наиболее опасны в таких ситуациях?

- Знаете, когда на последнем чемпионате Европы нашими соперницами по финалу стали турчанки, все вокруг говорили, что им просто повезло. А по-моему - это как раз та команда, которая очень редко упускает свой шанс. Стоит сопернику, пусть даже много ведущему в счете, расслабиться, разрыв сокращается немедленно. И если бы мы вовремя не встрепенулись, Турция вполне могла бы вырвать победу - как в полуфинальном матче с Францией.

* * *

- Вы сейчас собираетесь уехать как раз в турецкий клуб. Почему выбрали именно эту страну?

- Российский чемпионат стал для меня слишком предсказуемым. Захотелось сменить обстановку. После того как сезон завершился, я рассматривала довольно много вариантов продолжения карьеры. Можно считать, что турки просто сделали мне интересное предложение, от которого я не посчитала нужным отказываться. И теперь на год еду в Стамбул. Для кого-то, возможно, странно, что я уезжаю, в то время как все стремятся играть в России. Но я в этом плане всегда была «другой».

- Год назад в очень похожей ситуации из России в Грецию уезжала капитан российской ватерпольной сборной Соня Конух. Захотела сменить обстановку, получила хорошее предложение. А вернувшись, столкнулась с тем, что не так просто вновь влиться в команду после годичного перерыва. Вы отдаете себе отчет в том, что ваше место в сборной может оказаться занятым?

- Так у нас право на это место и так надо доказывать постоянно. Независимо от того, в каком клубе ты играешь. Я вполне отдаю себе отчет, что кто-то займет мое место и в «Видном», - всегда была в этом отношении реалисткой.

- За годы выступлений за сборную вы хоть когда-нибудь опасались лишиться места в составе?

- Я совершенно не ожидала, что в 20 лет, вернувшись в Россию из Франции, сразу попаду в сборную. Хотя в глубине души на это надеялась. Пригласил меня тогда в команду Вадим Капранов, у которого я играла в «Бурже» и который многому меня научил. Он вообще один из моих самых любимых тренеров.

- В спорте вообще нередко случается, что основными учителями становятся тренеры, а не родители.

- В этом отношении в меня гораздо больше вложила Кира Александровна Тржескал, у которой я тренировалась с 10 до 17 лет. Она была очень жесткой, держала всю группу в ежовых рукавицах. Правда, потом стала значительно мягче.

- Как же это знакомо... Когда я лет в 16 впервые в жизни накрасила глаза, мой тренер просто взяла меня за шкирку и засунула под струю воды в умывальнике.

- Что вы, мне даже в голову никогда не приходило накраситься. Потому что Кира Александровна наверняка сделала бы то же самое, что и ваш тренер. Нам нельзя было есть мороженое, независимо от погоды мы ходили в шапках с осени и до поздней весны - чтобы, не дай бог, не простудиться. Одну из девочек Тржескал как-то встретила на улице: та шла с мальчиком, без шапки и ела мороженое. Что тогда было... Ее чуть из группы не выгнали.

Сейчас я понимаю, что все это делалось нам на благо. Но тогда все мы очень боялись тренера. Я, помню, была в недоумении, оказавшись у Капранова. В работе он тоже был очень жестким, но при этом давал нам полную свободу во всем, что касалось личной жизни. Лишь бы не опаздывали на тренировки и приходили на них готовыми и отдохнувшими. Сейчас игрокам свойственно критиковать своих тренеров. Но я знаю, что в адрес Капранова никто никогда не позволял себе ни одного слова критики.

* * *

- Судя по тому, что вы уже владеете английским, французским и немецким языками, на очереди турецкий?

- Учить его буду обязательно. Хотя сейчас усиленно занимаюсь испанским.

- Делаете это с какой-то определенной целью или просто нравится процесс изучения иностранного языка?

- Мне нравится общаться с людьми. Если я нахожусь в какой-то стране и не понимаю, о чем говорят окружающие, то чувствую себя некомфортно. В свое время я закончила немецкую спецшколу, французский выучила, когда в 17 лет уехала жить в эту страну. Английский довела до ума в Америке, хотя начинала заниматься им еще в школьные времена с преподавателем - по настоянию мамы. У нас в семье мама постоянно тянула меня в сторону знаний, а папа - в спорт.

- Когда наши гандболисты выиграли золото на Олимпиаде в Сиднее и разнесли в процессе празднования целый этаж в олимпийской деревне, Виталий Смирнов, являвшийся тогда президентом ОКР, сказал в шутку: мол, хорошо, что выиграла только одна команда. Иначе не хватило бы денег, чтобы компенсировать организаторам ущерб. Такие реакции игроков - это выход накопленной за турнир агрессии?

- Мужским командам вообще свойственна буйность. Независимо от того, выиграли они или проиграли. На Играх в Афинах мы жили в отдельном домике, где этаж над нами занимали гандболисты, а под нами - волейболисты. Или наоборот, уже не помню. Это был незабываемый опыт. Но должна сказать, что волейболисты намного спокойнее себя ведут.

У женщин своя реакция на победы и поражения. Кстати, поражения легче переживать, когда команда сплоченнее. Когда есть традиция собираться вместе помимо тренировок и соревнований. Это помогает быстрее и лучше разобраться в любых проблемах.

- Лично для вас имеет значение, как к вам относятся подруги по команде?

- Конечно. Я бы предпочла быть в хороших отношениях со всеми. Хотя такое бывает очень редко. Взаимоотношения в команде - вообще сложная тема. С кем-то ты приятельствуешь, с кем-то по-настоящему дружишь, к кому-то испытываешь неприязнь или чувствуешь обостренную конкуренцию, кто-то еще далек по интересам или по возрасту... Мне, например, всегда комфортно с молодыми девочками.

- А сами, кстати, не испытывали по отношению к себе проявлений дедовщины?

- Нет. Тогда в сборной те же Елена Худашова, Елена Баранова, Элен Шакирова - из старших - с большим уважением относились к Капранову. А поскольку именно он взял меня в команду, это хорошее отношение перекинулось и на меня. Мы не были и не могли быть подругами из-за разницы в возрасте. Я смотрела на этих баскетболисток, что называется, снизу вверх, но это не мешало нам прекрасно работать вместе.
Позже случались более сложные периоды. Например, когда в команде были два равнозначных лидера, которые не переваривали друг друга и постоянно враждовали. Стоило хоть в чем-то поддержать одного из них, как ты автоматически становился врагом другого.

* * *

- Свою роль в команде вы осознаете?

- Она не в том, чтобы больше всех забивать, а скорее психологического плана. Я знаю, что могу повлиять на девчонок, что к моим словам прислушиваются и воспринимают из всерьез. Что касается самой игры, мне в последнее время больше нравится защита. В баскетболе есть множество вещей, которые не отражаются в статистике, но влияют на результат. Например, то, как человек борется. Помню, на последнем чемпионате мира Литва играла какой-то важный матч, и одна из спортсменок не стала бороться за мяч, хотя вполне могла его «спасти». Или хотя бы попробовать это сделать. До сих пор помню, какое сильное чувство возмущения по этому поводу бушевало во мне на трибуне. Если бы это был кто-то из нашей команды, не знаю, что я с ней сделала бы.

- В обычной жизни вы - нападающий или защитник?

- В точности, как на площадке. У меня ведь даже в амплуа написано: атакующий защитник/легкий форвард.

- В спорте для вас остались какие-то цели, ради которых вы готовы пожертвовать если не всем, то очень многим?

- Да, конечно. Тем более что впереди уже третья Олимпиада. Сейчас я совсем иначе смотрю на спорт, чем когда впервые стала чемпионкой Европы. Вкус побед - это такая вещь, на которую очень сильно «подсаживаешься». Как бы ни было тяжело и долго добиваться результата, но стоит победить - тут же забываешь обо всем, кроме совершенно безграничного счастья. Хочется испытывать это чувство вновь и вновь. К сожалению, оно слишком быстро проходит...

2012 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru