Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Баскетбол - Спортсмены
Андрей Кириленко:
«ДЛЯ ОТЦА СЕМЕЙСТВА ЛУЧШЕ ЮТЫ ШТАТА НЕТ»
Андрей Кириленко
Фото © Григорий Филиппов
на снимке Андрей Кириленко

Вот уже семь месяцев Андрей Кириленко живет в Юте - на редкость спокойном и, увы, невыносимо скучном штате Америки. Однако по его словам, Солт-Лейк Сити - это первое место на земном шаре, где он чувствует себя абсолютно счастливым человеком.

«Включите фотоаппарат», - дежурно потребовал при входе в олимпийский пресс-центр полицейский. Я привычным жестом повернула камеру к нему и щелкнула кнопкой. На дисплее появилось изображение, и лицо молодого парня в форме преобразила неожиданная улыбка: «Оу! Это ведь русский баскетболист? Кириленко? Я болею за «Юту» - хожу на все матчи. А у моего сына есть его автограф!»

Заметив, что я собирапюсь расстегнуть молнии рюкзака, полицейский замахал руками: «Не надо. Проходите. А ваш парень - классный игрок. Мы счастливы, что он играет в нашей команде!»

С нападающим «Юты» я договорилась встретиться в день его отъезда в Сакраменто прямо возле пресс-центра. Времени толком не было ни у меня (Олимпийские игры не предполагали свободных дней), ни у него. Накануне Андрей двое суток провел в госпитале, рядом с женой, и даже после рождения сына Феди старался приехать в больницу как только выдавалась такая возможность. Дома же падал в кровать и немедленно засыпал, как убитый, о чем мне почти шепотом регулярно сообщала по телефону мама Маши.

Встреча чуть не сорвалась. В назначенный я крутила головой возле отеля «Мариотт», автоматически высматривая в густом потоке машин ту, что побольше. Почему-то казалось, что автомобиль баскетболиста непременно должен выделяться своими размерами, как выделяются, собственно, те, кто в баскетбол играет. Кириленко не было. Через полчаса стало уже очевидно, что встреча срывается. Но в тот момент, когда я расстроенно стала нажимать кнопки телефона - сообщить в офис, что возвращаюсь, рядом затормозила показавшаяся мне невзрачной низенькая серая машинка.

- А я вас у другого «Мариотта» ждал, - поздоровавшись, улыбнулся Андрей. - В Солт-Лейк Сити их два. Тоже полчаса стоял. Потом сообразил, что мы с вами скорее всего просто неправильно поняли друг друга- и сюда помчался, благо рядом.

- Я, признаться, прокляла все на свете оттого, что не догадалась спросить у вас номер мобильного телефона, когда мы договаривались о встрече.

- Так у меня нет мобильного, - ошарашил ответом Кирилленко. И, увидев мое удивление, пояснил:

- Таковы правила в команде. Сейчас, на самом деле, я с телефоном - утром забрал у Мани ее мобильник, чтобы ей же в больницу звонить.

- Запрет на сотовую связь - правило НБА, или же распоряжение руководства «Юты»?

- Главного тренера - Джерри Слоуна. Я его, кстати, понимаю: не всегда бывает приятно, если в раздевалке у кого-то мобильник звонить начинает. Или во время собраний команды. Сами подумайте: тренер установку дает - а тут телефон у кого-то… В автобусе звонки тоже раздражают - мешают отдыхать. А мешать ты никому не должен даже невольно - это в Америке возведено в ранг принципа. За рулем за трубку лучше тоже не хвататься. Вот я и подумал, что единственное место, которое мне остается для разговоров - номер гостиницы, когда команда на выезде играет. Но там всегда можно позвонить с обычного аппарата. Получается, мобильный телефон просто не нужен.

- На машине по городу вы уже, смотрю, ориентируетесь замечательно.

- Не только на машине. Уже и к быту приспособился. В смысле - где лучше кушать, где волосы и ногти стричь, куда за покупками лучше ездить.

- Сами все эти точки находили?

- Что-то из окна машины замечал, что-то друзья подсказывали. В команде-то я адаптировался значительно быстрее.

- А как же языковой барьер?

- Так ведь жестами все что угодно объяснить можно. В команде особенно. Главное - понимать, кто и что говорит на площадке. К тому же я - человек компанейский, общительный. Не было никаких проблем.

- Игра Юты - и сейчас это особенно очевидно - зависит во многом от того, как играете вы. Что меняется, когда из новичка команды становишься ее лидером?

- Прежде всего отношение болельщиков. Мне вообще грех жаловаться - с первого дня очень тепло встретили. Даже когда еще ни одного матча не провел, на улицах подходили. Мол, Андрей, как хорошо, что ты к нам приехал. Выражали надежду, что буду хорошо играть, помогу Юте. Сейчас уже подходят похвалить конкретно: радуются, когда классно против той или иной команды сыграть удается.

- Как вы относитесь к распространенному в НБА мнению, что европейцы в целом не способны так хорошо играть в баскетбол, как американцы?

- Сейчас уровень баскетбола в Европе сильно поднимается и доказательство тому - последняя Олимпиада в Сиднее, которая стала для Dream Team совсем не прогулкой. Американцы, если помните, от литовцев с разницей в два очка еле отскочили, всего 10 очков в финале выиграли, да и с Россией в четвертьфинале игра достойная получилась. Совсем не так, как в Барселоне, где США у любой команды по 40-50 очков в легкую выигрывали. Еще одно доказательство - испанец Гасоль, который претендует на звание лучшего новичка НБА и Паркер - француз, и югославы, и грек - очень много заметных игроков-европейцев. На мой взгляд, молодежь в Европе ничуть не уступает, а иногда даже тактически и технически превосходит американцев. Пока европейцев было немного, это не бросалось в глаза. Сейчас же становится очевидным. Думаю, в ближайшие пять-шесть лет по засилию европейских игроков НБА превратится в подобие НХЛ.

- А в чем Европа уступает?

- Прежде всего, в физподготовке и условиях работы. Здесь в этом отношении все организовано на порядок выше. Ребята, которые приходят учиться в университеты, не думают ни о чем, кроме баскетбола. Никто не думает о том, чтобы носить с собой форму, кроссовки. Достаточно принести на тренировку свое тело, а уж тело это нужным образом и обуют и оденут. Нет забот с подгонкой, стиркой. Отсутствует понятие дорога до зала - все рядом. Мелочи. Но когда они накапливаются, убивать начинают. Думаешь порой, что лучше уж идти машины мыть, а не в баскетбол играть.

- А как же учеба?

- Она как бы идет сама собой.

- К отсутствию бытовых проблем привыкли быстро?

- Еще не очень привык. До сих пор не вижу ничего страшного, чтобы с собой форму принести - не развалюсь. С другой стороны, конечно приятно. Не надо думать о том, чтобы заранее приезжать в аэропорт, контроль таможенный проходить, баулы на себе таскать. Приехал прямо к трапу, дверь открыл - чемодан служащие заберут и погрузят. Они же машину на стоянке запаркуют. Мое дело -личные вещи в чемодан положить. Туалетные принадлежности, носочки и тапочки - по гостинице ходить, ну и разве что кроссовки, если их разнашивать нужно - не люблю сразу в новых начинать играть. Многие игроки, кстати, точно так же поступают.

- Насколько вам было тяжело найти общий язык с тренером? Наверное, чудовищно тяжело работать на площадке, когда не можешь толком ни понять, что о тебя хотят, ни объяснить, что сам сказать хочешь?

- Самое главное - и это я понял сразу - никогда нельзя спорить с тренером. Даже если ты с ним категорически не согласен. Тот же Карл Мэлоун, когда делает что-то неправильное - с тренерской точки зрения, - говорит лишь одно: «О кей, коуч!». Если же я не понимал каких-то установок, сразу говорил об этом Слоуну. И он каждый раз останавливал тренировку, расставлял игроков и конкретно показывал мне, что и как следует делать. На тренировке он вообще может один и тот же момент долбить два часа, пока не убедится, что все его поняли. Мне тем более не было стыдно. Во-первых, все знали, что мой английский далек от совершенства, во-вторых, тренировка - процесс творческий. Бывает, тренер на родном языке объясняет, и то не всегда доходит, чего именно он добивается. Это нормальный рабочий процесс.

- Сам подход к тренировкам в «Юте» сильно отличается от того, к которому привыкли вы?

- Сильно. Прежде всего это касается физподготовки. В ЦСКА мы тоже качались достаточно много. По два-три часа. В Америке такой длительной работы в зале не бывает. И тем не менее подкачка - обязательная составляющая любой тренировки. Каждый божий день. Неважно при этом где находится команда - дома или на выезде. Программа более узкая - обычно это четыре тренажера, на каждом из которых делаешь три серии упражнений по десять повторений каждое. В один день вся работа направлена на руки, в другой - ноги. Потом - спина, пресс и снова все по-новой. После каждой такой тренировки тебя растягивают максимально и идешь играть.

- И как проявляется эффект?

- Лично я стал чувствовать себя намного сильнее. Этого, может быть, не заметно внешне, но внутри ощущения сильно изменились. Стал намного мощнее играть в защите. Может быть, просто научился по-другому вкладывать силу в свои действия на площадке. В руки, в постановку заслонов. Заиграл намного жестче. И в нападении тоже. Пару раз соперники прилично отлетали, хотя когда только начинал в «Юте» играть, партнерам постоянно приходилось меня из «аутов» выгребать.Если так дальше пойдет, есть надежда, что вообще все соперники отлетать будут.

- А кто занимается вопросами восстановления?

- Сами. Специалистов этогог профиля в команде много. Любое пожелание - массаж, витамины, процедуры - тут же выполняется. Но отвечаешь за себя ты по большому счету сам. И сам должен решать, что именно тебе нужно, заботиться о том, чтобы нормально спать, питаться.

- Что-нибудь в НБА вызывает у вас внутренний протест?

- Есть пара правил, которые определил Карл Мэлоун, и с которыми я не согласен. Например, если игрок противника упал, нельзя подходить к нему и поднимать. Даже если это ты его свалил. У нас-то всегда в порядке вещей было - поднять, извиниться. Это вовсе не значит, что в аналогичной ситуации ты менее жестко против него играть будешь, но извиниться, руку пожать - святое. А в НБА только своих поднимать бегут. Зато всей командой - тоже правило. Но это не мне комментировать. Слова Мэлоуна в «Юте» не обсуждаются.

- В чем еще выражается его главенство?

- У Карла очень сильно развит навык лидера. Может в середине игры собрать пятерых игроков и всегда находит, что сказать, чтобы все завелись. Сам играет азартно, агрессивно, падает за каждый мяч, так же, как и Стоктон, а ведь ему 39. Нас, молодых, честно вам скажу, сильно подстегивает, когда старики так пластаются, вырывают каждый шанс. Я и сам не чураюсь за мячом падать.

- В тех командах, где вам приходилось играть до приезда в Америку, были столь ярко-выраженные лидеры?

- В Питере у нас был Юра Шишков. Ему уже исполнилось 40, но даже тогда чувствовалось, что команда сплачивается именно вокруг него. Когда пришел в ЦСКА, где отыграл три сезона, наиболее ярким впечатлением было как Женька Кисурин за каждый мяч боролся. Но там практически вся команда звездная была. Назвать лидером кого-то одного пожалуй, и не смогу. Может быть в таком лидере в ЦСКА необходимости не было. Если кто-то один выпадал из строя, четверо других на это место без ущерба для команды встать могли.

- Я часто слышала от российских игроков НХЛ, что в конфликты со звездами собственных клубов стараются не вступать даже тренеры - чтобы избежать сложностей и не рисковать собственным авторитетом. А как обстоит дело в НБА?

- Слоун прилагает массу усилий, чтобы казаться независимым, но на самом деле, думаю, зависит и от Мэлоуна и от Стоктона. Это видно. Например, во время тайм-аутов никто не может говорить с тренером. Дело игроков лишь слушать и выполнять установку. Или в крайнем случае спрашивать. А Мэлоун и Стоктон иногда не просто не соглашаются, но говорят: «Мы это делать не будем. Надо так-то и так-то». И Слоун никогда не идет против.

- Конфликты в команде случаются?

- Крупных нет, так, небольшие трения. Например, Остертага со Слоуном. Но это лишь по той причине, что Остертаг никак не мог найти свою игру, ну и тренер его на каждой тренировке поддушивал немножко, подкалывал при всех. Такая мелкая локальная ссора. Если ты не справляешься со своими обязанностями в нападении или с игроком в защите, и тренер, соответственно, перестает тебя ставить на игру, то и возразить нечего. Что можно сказать, если он говорит: «Я не могу выпускать тебя на площадку, чтобы ты впустую тратил время, которым кто-то другой может распорядитсья на порядок лучше».

Если же справляешься с работой - нет повода для конфликта. Вот вам пример - Мэлоун. Все считают его отличным нападающим, с чем, сами понимаете, спорить трудно - 23 очка, которые Мэлоун в среднем набирает в каждом матче, говорят сами за себя. Но при этом мало кто замечает, что Карл - лучший игрок «Юты», играющий в защите на позиции центрового. «Его» игрок почти никогда ничего не забивает. Второй после него в этом амплуа - Брайан Рассел. А так как Слоун очень любит игроков защитного плана, то естественно, эти двое будут играть всегда. На себе, кстати, почувствовал. В последних пяти-шести матчах неплохо отыграл в защите, и Слоун тут же стал ставить меня в стартовый состав. А Маршалла перестал.

- Из последних игр какая-то запомнилась особо?

- Самая легкая была с «Сиэттлом» - В каждой из трех игр по двадцать очков им привезли. Самая тяжелая - с «Сакраменто». Хотя я понял, что легких игр здесь ждать не приходится. И делить соперников на лидеров и аутсайдеров тоже. Рубятся все. Сами посудите: «Вашингтон», который, вроде бы, звезд с неба не хватает, уступил «Сакраменто» у них дома всего два очка, а затем довольно уверенно обыграл их в Вашингтоне. «Клиперс» прибил на выезде «Милуоки», потом проиграл «Филадельфии», но выиграл у «Лейкерс». То есть предсказать результаты практически невозможно. Любая команда может как проиграть, так и выиграть.

- Вы читаете, что пишет о вас местная пресса?

- Нет. На английском языке мне читать не интересно. Читаю «Спорт-экспресс», так что недостатка в информации нет. К тому же вашу газету я всегда могу в компьютере посмотреть, а чтобы купить местную, нужно в город ехать. Какая-никакая, а проблема.

- Насколько вы свободны в передвижениях по городу? Можете, например, выбраться в магазин, не опасаясь, что болельщики проходу не дадут?

- Абсолютно свободен. Публика здесь на редкость спокойная и благожелательная. Приходится, конечно, и автографы прямо на улицах или в магазинах раздавать, и фотографироваться, но это не раздражает.

- На что-нибудь, кроме баскетбола, время у вас остается?

- Конечно. Когда идут серии домашних игр, я практически всегда дома. С утренней тренировки приехал - Маша только просыпается, готовит завтрак. Все время вместе и проводим. Она очень много ездила со мной, пока состояние позволяло. В Вашингтон - на Майкла Джордана посмотреть, в Даллас, Лос-Анджелес…

- В «Юте» принято брать с собой на выездные игры жен?

- На самом деле никто не ездит. Но и не запрещается. Личное дело каждого игрока - привозить жену или нет.

- Члены семей могут пользоваться клубным самолетом или автобусом?

- А вот это запрещено. Зато после игр мы с Машей частенько возвращались в гостиницу пешком. До рождения Феденьки мы много гуляли в окрестностях Солт-Лейк Сити в горах. Поднимались на фуникулере и проводили наверху весь день. В кино выбирались часто, на все концерты в Дельта-центр ходили.

- В НХЛ очень сильно развито общение жен хоккеистов. Помогают новичкам освоиться, обустроиться… А Маша общается с женами других игроков «Юты»?

- В команде ведь почти нет иностранцев. Кроме меня лишь Джон … - англичанин, но у него нет жены. Но какое-то общение, конечно, есть. Для жен и родных на стадионе существует отдельная комната, есть и детская площадка. Малышей-то хватает: у Стоктона - пятеро, у Мэлоуна - шесть, - куча целая набирается. У всех свои места на трибунах. На каждый матч мне, например, полагается три билета. Хотя они не нужны. У Маши - специальный пропуск. Сейчас, правда, по билетам машины родители на игры ходят. Незадолго до Фединого рождения жены организовали специальную вечеринку - Baby Shower - как бы омовение ребенка. Принесли кучу подарков: кроваток, колясочек и каких-то вибрирующих люлек столько, что во всех помещениях в доме теперь стоят - кроме гаража.

- Неужели вам - после московской жизни - не бывает скучно от размеренности и спокойствия Юты?

- После 11 часов вечера в Солт-Лейк Сити, действительно, делать нечего. Если бы не Маня, наверное, уже давно с ума сошел бы. Но так как я - семейный человек, то мне так здорово здесь! А теперь, когда еще и Феденька появился - вообще отлично. Я абсолютно счастлив, честно вам скажу…

2002 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru