Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Футбол
Вячеслав Колосков:
«
НИ ОДИН ТРЕНЕР НЕ ЖЕЛАЕТ СВОЕЙ КОМАНДЕ ПОРАЖЕНИЯ»
Вячеслав Колосков
Фото © Александр Вильф
на снимке Вячеслав Колосков

Что происходит с российским футболом? С уровнем игры, с судейством. Почему так выступает сборная? Должен ли кто-то отвечать за те разочарования, которые пока что приносит болельщикам главная команда страны? - Эти вопросы мне и хотелось задать руководителю РФС Вячеславу Колоскову, когда мы встретились в понедельник.

- Позвольте сразу вопрос в лоб: в какой степени - по вашему личному ощущению - вы несете ответственность за российский футбол?

- И за что именно отвечаете?

- Когда человек руководит целой отраслью, то понятно, что он должен отвечать за развитие этой отрасли в целом, а не ограничиваться одним участком. Футбол, как любой вид спорта, многогранен. Это и детские школы, и юношеские и подготовка сборных команд, которых у нас 11: женские, команда инвалидов, молодежные... Естественно, одна из основных задач заключается в том, чтобы создать необходимые условия для деятельности главной команды страны. Вторая сторона этой же задачи - подбор тренерского состава.

- То есть и за организационную часть, и за работу главного тренера вы несете прямую ответственность?

- Конечно. По моему предложению Исполком как утверждает главного тренера, так и отстраняет от должности. И именно я обязан обеспечить условия функционированния команды.

- Вы могли бы дать объективную оценку, насколько хороши эти условия?

- Могу вспомнить высказывание Олега Ивановича Романцева на чемпионате мира 2002 года. Я пришел в раздевалку сразу после игры с бельгийцами, где находились тренеры Романцев, Гершкович, Павлов, менеджеры Полинский, Петросян... Так вот первыми словами Романцева было: «Хотелось бы свалить неудачу на федерацию, но к ней претензий нет. Все, что было нужно сделать, она для нас сделала».

Эти слова, заметьте, были сказаны при всех, не в самое простое для команды и тренера время. Думаю, и сейчас с точки зрения организации ни у Газзаева, ни у футболистов нет никаких претензий. Тренировочная база размещена в правительственном пансионате «Бор». Индивидуальное футбольное поле, неограниченное по деньгам питание, самая лучшая экипировка, на каждом сборе - медицинское обследование, своя научная лаборатория. За границей - пятизвездные отели, перелеты чартерными рейсами, каждому футболисту, который прилетает в сборную из-за рубежа, мы оплачиваем проезд в бизнес-классе в оба конца. Премии...

- После всего перечисленного у меня возникли две версии неудач наших сборных: либо наши игроки, извините, зажрались, либо тренерский штаб не способен профессионально выполнять свои обязанности. Или у вас есть иной вариант?

- Насчет зажрались - не согласен. Подобные условия в современном футболе - норма. Не думаю, что в таких клубах, как «Локомотив», ЦСКА они хуже, чем в «Марселе» или «Бордо».

- Видите ли, я достаточно внимательно слежу за российским чемпионатом. Его уровень в нынешнем году, по моему мнению, не лезет ни в какие ворота. ЦСКА, базовый, по сути, клуб сборной и лидер чемпионата играет совершенно невразумительно, «Динамо», за исключением матча с «Зенитом» не показавшее ничего выдающегося, идет, тем не менее, в первой тройке. Чемпион страны «Локомотив» вообще за пределами десятки. «Спартак», команда, в которой только ставят игру и которая, казалось бы, вообще не должна участвовать в гонке сильнейших, на этом фоне выглядит просто одной из наиболее интересных. Как же сочетаются отменные условия для работы и полное отсутствие результата в профессиональной деятельности?

- Главная проблема и заключается в том, чтобы реализовать все создаваемые условия и возможности в результат. Чтобы был хороший подбор игроков, правильно построенный учебно-тренировочный процесс, полная самоотдача и мотивация на каждый матч, правильно построенная тактика игры...

- Что нужно для достижения результата можете не перечислять. Меня больше интересует, почему результата нет?

- Я и сам хотел бы услышать ответ. Многие сетуют на то, что у нас плохие футбольные поля. Действительно плохие. Отвратительные. Понятно, что на таких полях выигрывают команды, которые играют в примитивный футбол. Которые бьются, используют какие-то шансы и полушансы - весенняя часть российского чемпионата это только подтвердила. Тем не менее, основа результата в любом виде спорта - это мастерство, умноженное на уровень подготовки. Благодаря тому, что сейчас в Россию пришел целый ряд высококвалифицированных игроков, чемпионат России мне представляется в перспективе более зрелищным. Просто пока многие клубы еще не сложились в настоящий футбольный коллектив. Почему? Да потому что ключевой и главный вопрос - тренеры. Организация может быть идеальной. Но если тренер не в состоянии реализовать возможности игроков, которыми располагает, провал неминуем.

Тарасов в свое время говорил: выдающийся тренер тот, кто либо воспитал выдающегося спортсмена, либо подготовил выдающуюся команду. Думаю, других критериев не существует. Если через эту призму посмотреть на наш футбол, то придется констатировать, что за последние восемь лет мы заметно подрастеряли позиции на европейском уровне. В еврокубках Россию представляли шесть команд, сейчас осталось четыре. Это же явная деградация профессионального клубного футбола. При том, что деньги в нем крутятся огромные. Покупаем футболистов за три с половиной миллиона, а результата нет. Отсюда вывод: уровень работы в клубах не соответствует современным требованиям. Соответственно, у главного тренера сборной становится все меньше возможностей создать сильную команду.
Могу со всей ответственностью заявить, что те достижения тренерской школы, которые были в советском футболе, на сегодня полностью утеряны.

- Правильно ли я понимаю, что ваши слова относятся и к Газзаеву, и к Семину, и к Романцеву и к Прокопенко...

- Ко всем 16, а может быть и 130-ти тренерам российских команд. Вы, конечно, можете спросить меня, что делается для того, чтобы повысилось тренерское мастерство?

- Считайте, спросила.

- Создали высшую школу тренеров, чтобы бывшие игроки могли получить самое передовое образование. Есть возможность направлять тренеров на стажировки в ведущие зарубежные клубы. Италии, Англии, Испании, Германии...

- Насколько широко этим пользуются российские тренеры?

- В том-то и дело, что не пользуются. Считают, что им учиться нечему. В индивидуальном порядке, знаю, ездили Семин, Тарханов, Газзаев. Но ведь одно дело посмотреть, как проходят тренировки, и совсем другое - уметь реализовать увиденное. У Семина в прошлом году это получилось. Была команда, которая действительно играла в футбол. У которой была своя идея, своя фирменная игра. Но потом Семин был вынужден форсировать подготовку ко второму этапу Лиги чемпионов. Подготовить «Локомотив» ко второму этапу ему удалось здорово: сражался достойно. Ни в одной игре не опозорился. А ведь «Милан», «Мадрид», «Боруссия» - это команды, которые по всем компонентам выше.

Но если «Спартак» много лет играл - в том числе и во втором этапе Лиги чемпионов - за счет более равномерного распределения функциональных нагрузок во время игры, хорошо налаженной командной игры, когда в каких-то эпизодах игрок может чуть-чуть передохнуть, восстановить дыхание, то у «Локомотива» все было построено на атлетизме и полной отдаче всеми игроками скоростно-силовых качеств. А это требует постоянного восстановления. Вот и получилось, что команда оказалась в глубочайшей яме. Как функциональной, так и психологической.

А ведь там - пять игроков сборной. Причем ключевых. И все они подошли к первому матчу со сборной Албании в разобранном состоянии.

- А разве главный тренер не должен держать такие вещи под контролем?

- В идеале на каждый конкретный матч надо брать футболистов, которые находятся в лучшем состоянии в конкретный момент. Но это не всегда реально. Есть какие-то наигранные связки, комбинации, личные отношения между игроками. Есть еще одна проблема: в футболе, в отличие от других видов спорта, главный тренер может собрать команду за четыре дня до игры. Не раньше.

- Да, но если один человек способен в таких условиях добиться результата, а другой - нет, то это проблема не вида спорта, а конкретного тренера.

- Фигура тренера, безусловно, ключевая. В идеале он должен нутром чувствовать, кого пригласить в команду с точки зрения конкретного соперника. Но такой пример: У нас очень неплохо выглядят легионеры играющие в разных странах. Но стали обсуждать, кого из них можно взять в сборную, и никого не назвали. Взять того же Аленичева: когда есть два супернападающих, как в «Порту», и четыре защитника, которые никого близко к воротам не подпускают, гораздо легче себя проявить. Пахать, отрабатывая за всех - совершеннно другая работа. Казалось бы, Аленичев с Титовым хорошо друг друга знают, много лет вместе играли, и именно эта связка должна определить все. А вышло, что в матче с Грузией ни того ни другого на поле не было видно.

- Вы принимаете участие в комплектовании состава?

- Обязательно. Высказываю как свою позицию, так и свои сомнения. Так было всегда - и с Романцевым, и с Бышовцем, и с Садыриным, и с Лобановским. Например, первое, о чем спросил, увидев состав перед матчем с Грузией, почему там семь полузащитников, когда нам надо выигрывать? Газзаев ответил, что кроме Семака на настоящий момент не видит игроков, которые способны обеспечить результат. Сказал, что советовался по этому поводу с ветеранами команды. Казалось бы, действия правильные. Но надо понимать, что игроки вряд ли станут возражать главному тренеру, когда он предлагает готовый вариант игры. Вот и получилось, что если у Газзаева были какие-то сомнения, после той беседы они развеялись.

- Неужели Газзаев способен изменить свое мнение под влиянием мнений игроков?

- Да. Скорее он от меня не примет совета. Я встречался с ним перед разговором с вами. Предлагал, например, взять Павлюченко из «Спартака». Он травмирован, правда, но ведь забивает в каждой игре. Считаю, что Павленко на своей позиции сейчас лучший в стране. Задал вопрос по Булыкину, по Ковтуну. Это я к тому, что каждый раз мы обсуждаем все очень детально. Но окончательное решение всегда остается за главным тренером.

То же самое касается непосредственной подготовки к матчу. Я работал многие годы и с Чернышевым и с Тарасовым и с Тихоновым и с Кулагиным - в хоккее, в футболе - с Бесковым, Лобановским, Садыриным - то есть кое-какой опыт и понимание того, что нужно делать, у меня есть. У Газзаева подход своеобразный. Я бы сказал, нетрадиционный. Он считает более правильным реализовать собственные соображения.

- А вам не кажется, что сборная - не самое лучшее место для проведения экспериментов?

- Соглашусь. Но вспомните, как все хорошо начиналось: прекрасные победы, одержанные в современном стиле, с агрессивной манерой игры, полнейшей самоотдачей... Поэтому и вспыхнули надежды. И все были согласны с теми экспериментами, которые Газзаев ставил.

- Знаете, это сильно напоминает ситуацию, хорошо знакомую любому практикующему медику. Когда неизлечимо больному пациенту меняют врача, на первых порах неизменно наступает заметное улучшение. Но очень скоро организм возвращается в прежнее состояние. Многие видят корень зла в том, что Газзаев продолжает совмещать должности тренера сборной и клуба. Хотя мне кажется, что никому не пришло бы в голову вообще поднимать эту тему, если бы у сборной был результат. А чем руководствовались вы, разрешая Газзаеву продолжать совмещение?

- Именно тем, о чем вы сказали. Тем более, что увидел этот результат. В двух матчах шесть очков и прекрасная игра при этом. Я убежденный сторонник того, что тренер должен работать каждый день. Анатолий Тарасов в свое время говорил: «Тренер - как дрессировщик. Если не побудет в клетке хотя бы один день, его порвут на части». Дело не в совмещении, а в личности. Газзаева упрекают, что он тянет своих. Но ведь и Тарасов, когда был тренером хоккейной сборной, брал в основном армейцев, и Тихонов. Возможно, потому, что знали, чего от своих игроков ожидать.

Вместе с тем важно чувствовать грань допустимого. Тот же Тарасов всегда брал в сборную Виктора Якушева из «Локомотива». Потому что понимал, что Якушев - некая ключевая фигура. И может сыграть на любой позиции.

Ошибка Газзаева в матче с Грузией на мой взгляд заключалась как раз в том, что он отошел от своих же принципов - оставил всего двух игроков ЦСКА. Я всегда считал: если у тренера есть принципы, в правильности которых он убежден, надо их держаться. А не шарахаться из стороны в сторону. К добру такое шараханье никогда не приводит. Думаю, на Газзаева сильное влияние оказало то, что писалось в прессе. Он поддался давлению. Хотя ни один тренер не желает себе и своей команде поражения.
Есть вопросы и к игрокам. У нас часто получается, к сожалению, что футболисты - некая субстанция, которая всегда не при чем. Тренер не ту установку сделал, не так определил тактику, не тех выпустил. Но вы же все профессионалы! А значит, должны нести ответственность хотя бы перед обществом. Если со стороны игроков будет безразличие, ничего не добьемся, какие бы деньги не вкладывали.В той же Италии игроки подвергаются уничижительной критике. Независимо от того, играют за страну или за клуб.

- Кстати, о прессе. Как вы относитесь к тому, что главный тренер сборной России, подобно своему предшественнику, не ходит на пресс-конференции?

- Категорически отрицательно. Честно говоря, не знал, что подобное произошло в Грузии. Когда пришел в раздевалку, пресс-атташе не сказал об этом ни слова. Иначе сам обязал бы Газзаева пойти - это в контракте записано. И не ожидал такого поворота, честно скажу. Газзаев ведь никогда не боялся журналистов. По-человечески я его понимаю: если в Албании мы проиграли по всем статьям, то поражение в Грузии воспринялось, как шок. Надеюсь, эту тему мы забудем.

- Личную ответственность за поражение в Грузии вы чувствуете?

- Конечно. Газзаев ведь - моя кандидатура. Правда, само понятие ответственности с изменением структуры нашего государства изменилось. В прежние времена я отвечал конкретно перед коллегией спорткомитета и перед парткомом. Имел всякого рода взыскания, в том числе от комитета партийного контроля ЦК КПСС. Тем не менее меня оставляли на занимаемой должности.

- Извините, конечно, но не находите ли, что если бы в те времена наша сборная проиграла все, что только можно, на вашем месте уже давно сидел бы другой человек?

- А она проигрывала. Я возглавил управление футбола в 1979-м, когда сборная СССР дважды не попала в финальный турнир чемпионата мира и дважды - чемпионата Европы. Начиная с 82-го стали попадать регулярно, хотя, за исключением 88-го, когда заняли второе место в Германии и победили на Олимпийских играх, ничего не выигрывали. Российская сборная стала попадать в эти турниры с самого начала. И это, как не кощунственно звучит - максимум, на который мы сегодня способны.

- То есть заявление Газзаева годичной давности о том, что сборная России способна выиграть чемпионат Европы, вы всерьез не воспринимаете?

- Возможно, я просто лучше, чем кто другой, знаю положение дел в европейском и мировом футболе. На протяжение многих лет мы вообще не попадали в финальные турниры чемпионатов Европы среди юношей. Сегодня у нас попросту нет взрослых футболистов соответствующего уровня подготовки. Значит ни о каком серьезном результате говорить не приходится.

- А нынешняя российская молодежка способна выиграть Олимпийские игры?

- Да. Тот подбор игроков, который у нас есть, включая Кержакова, Аршавина, Измайлова, - вполне может бороться и с Португалией, и с Испанией, и с Францией. Это позволяет с оптимизмом смотреть на чемпионат мира-2006, чемпионат Европы 2008. Все эти мальчишки при соответствующей подготовке могут добиться очень больших успехов.

- Раз уж речь пошла о временах более отдаленных, такой вопрос: вы в принципе рассматриваете вариант, при котором сборную России может возглавить иностранный специалист? Такой, для которого не добиться намеченной цели означает прежде всего колоссальный удар по профессиональному самолюбию? В отличие от российских тренеров.

- Не согласен с последним добавлением. Для наших тренеров поражение - всегда удар. Я видел и Бескова - после третьего места на Олимпиаде, и Бышовца, и Садырина. Они очень переживали.

- Не сомневаюсь. Но это - удар по личному самолюбию. В то же время каждый из нынешних российских тренеров в случае неудачи всегда может утешить себя тем, что он - не первый, у кого не получилось.

- Наверное, вы правы. А иностранец... По моему твердому убеждению в мире сегодня есть не более десяти тренеров, которые умеют делать результат.

- Я именно о таких и говорю. Допускаю, что все они заняты в клубах, связаны контрактами, но почему не занять очередь, в конце концов?

- Знаете, после Японии я много думал на эту тему. Перебрал в голове множество возможных кандидатур, встречался и беседовал со многими функционерами. Я бы, допустим, взял Фергюссона. Или ван Галя. Останавливает опыт общения, который был с коллегами. Все они убеждены в том, что тренер, прежде всего, должен знать язык той страны, где работает.

- Душан Ивкович практически не знает русского. Но это не помешало ему стать лучшим баскетбольным тренером России. Может быть дело не столько в языке, а в умении делать результат, независимо от сложности задачи?

- Понимаете, я не отрицаю такой возможности. Просто делюсь своими сомнениями - действительно глубоко изучаю эту тему. Возможно, вы правы. А я в данный момент рассуждаю стереотипами, которых придерживается большинство российских тренеров.

- Вам не приходило в голову, что как раз российским треенрам тренер-иностранец на посту главного не выгоден категорически? А вдруг сделает результат? И все будут вынуждены признать, что дело не в загадочном российском менталитете и не в суровых климатических условиях. А в уровне профессионализма, которого нашим специалистам, увы, не достает?

- Я - не любитель спонтанных решений. Поэтому хочу посмотреть, что даст опыт того же «Зенита». Петржела - не выдающийся, но хороший, крепкий специалист. Я кстати, всегда поощрял приход в клубы иностранных тренеров. Хотел проверить как это будет работать. В тбилисском «Динамо», куда пригласили тренера-хорвата, работа пошла неплохо. Он быстро адаптировался к специфике игры, к укладу жизни. Хотя и не понимает, допустим, как можно после тренировки пойти на всю ночь в дискотеку, когда через два-три дня ответственнейшая игра. Можно ведь и травмироваться.

Я рассчитывал и на то, что в российский футбол прийдут и привнесут что-то новое наши бывшие выдающиеся футболисты, прошедшие школу сильных клубов за границей. Я же сегодня омолодил весь тренерский штат юношеских команд - взял на работу почти всех олимпийских чемпионов, тех, кто поиграл в Италии, Германии, Испании, Франции. как бы видел за ними будущее российского футбола.

- Тренерская несостоятельность Шалимова, Алейникова оказалась неожиданностью?

- Не скажу, что большой. Не хочу сказать, кстати, что опыт не удался. Потому что за один год добиться результата невозможно. Тем более в премьер-лиге. И Шалимов и Алейников имеют переспективы вырасти в хороших тренеров. Если идея с молодыми специалистами, с тренерами-иностранцами на клубном уровне рухнет, это сильно отбросит российский футбол назад. Потому что мы опять будем вынуждены обратиться к тем специалистам, которые десятилетиями ходят по кругу.

- Если допустить, что кто-то из элитных иностранных тренеров проявит интерес к сборной России, у вас найдутся деньги платить?

- Хороший тренер может стоить миллион долларов в год. Нынешний бюджет РФС составляет 6,5 миллионов. Он расходуется на содержание сборных команд, которых, как я уже сказал, у нас 11, проведение сборов, соревнований, разного рода турниров, в том числе в коллективах физкультуры, содержание аппарата РФС и так далее. Взять часть денег из бюджета, значит, отнять их у кого-то еще. поэтому скорее всего придется обратиться к спонсорам. Такой вариант я уже рассматривал после чемпионата мира в Японии. Это реально.

- Москва, как известно, выдвинула свою кандидатуру на проведение Олимпиады-2012. С футбольной точки зрения, мы готовы принять соревнования подобного ранга?

- Без сомнения. Олимпиада, как правило, проводится в конце лета, проблемы с полями в это время в России нет. Нужно будет всего шесть стадионов. Четыре для мужского турнира и два для женского. Когда мы выставляли свою кандидатуру на проведение чемпионата Европы - 2008, среди городов- кандидатов были Краснодар, Волгоград, Саратов. Собираются строить стадион в Казани. В Самаре уже определено место для строительства. В Москве на «Локомотиве» постелили новый газон, на «Динамо» постелят на следующей неделе.

- Если Москва получит Олимпийские игры, это сильно ударит по шансам России получить в обозримом будущем футбольный чемпионат Европы или мира?

- Увы. Это взаимоисключающие мероприятия.

- Мы привыкли сетовать, на отсутствие нормальных полей, на то, что большинство российских игроков просто не умеет играть на хорошем газоне - что действительно соответствует истине. Решение этой проблемы вы видите?

- Конечно. Переходить на искусственные покрытия.

- Почему их не любят большинство футболистов и тренеров?

- Тот же стереотип. Воспоминания о синтетических газонах, которые были когда-то и, действительно, оставляли желать лучшего. Поля последнего поколения совсем другие. ФИФА не случайно разрешила проводить на них отборочные игры чемпионата мира. Финальный турнир чемпионата Европы для юношей, который пройдет в Финляндии, тоже будет разрешен на искуственном покрытии. Идет речь и о том, чтобы в 2005 году проводить на искусственном газоне клубные соревнования.

Для России это единственный вариант поднять мастерство. Пока будем барахтаться по восемь месяцев в году в грязной жиже и снегу, никаких футболистов не появится.

- Как скоро могут найтись деньги на глобальное приведение полей в порядок?

- У клубов деньги есть. Важно заставить людей потратить их именно на эти цели. А не на подъемные игрокам. Сто тысяч подъемных - это практически два футбольных поля. Надо отдать должное последовательной политике ПФЛ в этом отношении. У них четко записано, что к 2005 году все команды первой и второй лиги должны поэтапно обеспечить себе поля с искуственным покрытием. Мы настаиваем в премьер-лиге и на том, что такие поля обязаны иметь все команды дублирующего состава.

- Наши клубы готовы к тому, чтобы пройти лицензирование?

- Не готовы. Проблема прежде всего в открытости бюджетов. Иначе клубы нигде не смогут играть. Все это будет приведено в соответствие. РФС ведь опубликовал свой бюджет.

- Создание премьер-лиги, кстати, себя оправдало?

- На сто процентов. Прежде всего это - система самоуправления. 16 президентов определяют философию, стратегию, тактику развития профессионального футбола. Здесь и регламент, и комментарий, и система взаимоотношений и порядок отношений и многое другое. Премьер лига децентрализовала орган управления, и приблизила это управление к нуждам самих клубов. С моей точки зрения это -один из ключевых моментов управленческой деятельности. Ей же предстоит выработать принцип солидарности, которого пока еще нет, но который должен быть обязательно. Большая заслуга премьер-лиги и в том, что именно она добилась неплохих условий при продаже телевизионных прав. 4,5 миллиона долларов на первый год - для российского футбола очень хорошие деньги.

- Чем объяснить, что что количество судейских скандалов в российском чемпионате увеличилось с того момента, как коллегию судей возглавил Левников?

- Никакой связи здесь, на мой взгляд, нет. Руководители КФС у нас менялись каждый год, инциденты были всегда, просто на такой уровень скандальности не поднимались. Почему? Возможно, причина в том, что в российские клубные команды вкладываются уже не сотни тысяч, а миллионы долларов. Руководителям клубов надо каким-то образом оправдываться за вложенные деньги. Искать, кто виноват, если нет результата. Крайним, как правило, в такой ситуации всегда оказывается судья. Сдругой стороны, мы сами ужесточили требования. Россия - единственная страна в мире, где существует так называемый кодекс арбитра. И мы наказываем арбитров за каждое нарушение. Случается, совсем отстраняем от работы.

- А как расценивать ситуацию, когда волны народного гнева обрушиваются, к примеру, на голову судьи Иванова за его действия в российском чемпионате, но в то же время вам приходит факс из УЕФА со словами благодарности в его адрес? Получается, за пределами России Иванов судит по-другому?

- Он и там и там хорошо работает. Просто за границей над ним не висит угроза потерять эту работу. Судья, как и футболист, должен чувствовать себя раскрепощенно. А не думать постоянно о том, что любое его действие может иметь непредсказуемые последствия. В России он постоянно находится под давлением. Как со стороны прессы, так и клубов, каждый из которых активно пытается заранее убедить арбитра в том, что его команда самая лучшая. В результате человек выходит на поле в состоянии безумного стресса.

- А с вашей точки зрения Иванов заслужил упреков, подобных тем, что высказывались в газетах?

- Не уверен. Я всегда старался поставить себя на место человека, которого осуждают. Взять матч «Спартак»- ЦСКА. Судья видит, что рука защитника находится на майке Семака и он ее на себя тянет. Это ведь потом эксперты разложили матч по полочкам и выяснили, что спровоцировал ситуацию Семак. Защитник, падая, непроизвольно ухватил его за рубашку. Но ведь судья, в отличие от экспертов, должен был оценить ситуацию в доли секунды. И принять решение. Или взять незасчитанный гол в матче «Анжи» - «Ростов». Команды кипят. 22 футболиста готовы разорвать кого угодно. И те и другие хотят уйти победителями, соответственно, в любой момент может возникнуть потасовка. как на поле, так и на трибунах. Что должен был в этой ситуации сделать судья? По методике он действительно не имел права просматривать видеозапись. Но с моей точки зрения, поступил мудро. Не уверен, кстати, что он смотрел в камеру с целью действительно просмотреть эпизод, вполне возможно, что сделал вид. Но скандала избежал. Иначе игра могла закончиться чем угодно.

Так что не надо нагнетать страсти вокруг судейства и заведомо обвинять Левникова или кого другого. Как президент РФС могу сказать, что Левников - это человек на своем месте: жесткий, честный, принципиальный.

- Не так давно вы говорили, что не намерены выставлять свою кандидатуру на следующий срок. Сейчас, слышала, передумали?

- Я не сказал, что ухожу. Говорил, что продолжу работу, если позволит здоровье. Перенес три операции подряд. Какое приму решение, пока не знаю. Прежде всего потому, что мне небезразлично, кто прийдет на это место.

- Кто из преемников вас бы устроил?

- Для начала мне хотелось бы, чтобы люди не таились, а открыто заявили о своих намерениях. Драганов заявил - и правильно сделал. По крайней мере, есть с кем встретиться, поговорить, обсудить идеи.

- Если сборная России проиграет отборочный цикл, вы подадите в отставку?

- Пока тоже не знаю. Зависит от того, как сыграем, какой будет общая оценка деятельности моими коллегами в ПФЛ, в премьер-лиге. Понятно, что если команда проиграет, исполком спросит прежде всего с меня. Именно я его рекомендовал, убедил всех в правильности этого выбора.

- А насколько велик кредит вашего личного доверия Газзаеву?

- До конца цикла он в любом случае доработает. До последней игры с Грузией в Москве.

- А если выяснится раньше, что нет никакого смысла этот цикл продолжать?

- Все равно ведь надо доигрывать. Поймите, мы не настолько богатая на тренеров страна, чтобы разбрасываться теми, кто есть. Если не будем выполнять данных обязательств - нам грош цена. Почему в свое время я бился за Садырина, поддержал его во время конфликта с игроками? Потому что он - в высшей степени порядочный человек, по отношению к которому я не мог позволить себе поступить нечестно. Такие отношения должны быть везде. Потому что тренер - это самая уязвимая фигура.

- Футбольным болельщикам свойственна постоянная надежда на то, что в самый критический момент случится чудо и России непременно повезет. Вы разделяете эту надежду?

- Чуда не будет. Объективно у швейцарцев перед Россией огромное преимущество. Прежде всего психологическое. Они идут на первом месте в группе, играют дома, убеждены, что уже попали в финал. В национальном чемпионате Швейцарии сейчас самый пик сезона. Так что все будут в состоянии наивысшей готовности. Уровень индивидуального мастерства тоже очень высок. Но вместе с тем, можно вспомнить знаменитый руский характер - что мы сами создаем себе наисложнейшее положение, чтобы с честью из него выпутаться. На это все будут надеяться до 90-й минуты.

2003 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru