Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Футбол - Тренеры
ФУТБОЛ НА ЛИНИИ ОГНЯ
Валерий Газзаев
Фото © Александр Федоров
На снимке Валерий Газзаев

Из крана текла лишь ледяная вода. В просторном номере роскошной - для избранных - гостиницы «Империал» было холодно - не топили. «Не забудьте обязательно запереться, - предупредили меня, сопроводив до дверей. - И никуда не выходите. Завтра за вами заедут и отвезут в аэропорт».
Два года назад я приезжала во Владикавказ впервые. Причина была той же - написать об «Алании» и ее главном тренере Валерии Газзаеве. Вот только город тогда был совсем другим. Впрочем, и команда тоже.

МОСКВА. 1993 год

Из Москвы Газзаев уезжал, оставив за собой до предела взбудораженный футбольный мир: еще ни один тренер добровольно не подавал в отставку даже после столь обидного, чудовищного поражения, каким стал для газзаевского «Динамо» проигрыш «Айнтрахту» дома, в столице - 0:6. В интервью тогда он сказал:

- Можно, конечно, винить вратаря, игроков, находить объективные причины, но я считаю, что, когда команда проигрывает, виноват всегда тренер. И уйти должен именно он. Не имеет права не уйти.

Тот поступок обсуждали долго. Многие крутили пальцем у виска: уехать из столицы? Из клуба, приглашение в который многие сочли бы за честь? Кое-кто говорил, что у Газзаева есть приглашения из Италии и что именно этим продиктован уход из «Динамо». И никому не приходило в голову даже предположить, что тренер уедет во Владикавказ - в разваливающийся местный «Спартак» и всего через два года сделает его чемпионом России.

ВЛАДИКАВКАЗ. 1995 год

«Два года - это именно тот период времени, который необходим Газзаеву для достижения поставленной цели», - написал один из журналистов, когда «Спартак-Алания» стал чемпионом. Действительно, если проследить за не столь длинной карьерой тренера, легко удостовериться, что это так. В 1989-м, когда 34-летний Газзаев впервые возглавил владикавказский «Спартак», сменив на этом посту Олега Романцева, клуб занимал 17 место в первой лиге. В 1990-м владикавказцы, справедливо считавшиеся в лиге аутсайдерами, произвели фурор - заняли первое место и пробились в высший свет. Московское «Динамо», куда Газзаева пригласили в 1991-м, шло на последнем месте в лиге с одним очком из восьми. В итоге клуб закончил сезон бронзовым призером страны.

«Спартак-Алания»-95, в котором Газзаев, по сравнению с предыдущим сезоном, поменял больше половины игроков, с первых же матчей чемпионата бесцеремонно всколыхнул застоявшуюся гладь российского футбольного болота. Именно болота: не было, пожалуй, в футбольном мире человека, который бы прямо или вскользь не признавал, что в предыдущих розыгрышах не наблюдалось ни интриги, ни красивого футбола, ни, соответственно, интереса болельщиков. Даже на играх с участием трехкратного чемпиона России - московского «Спартака» трибуны поражали обилием пустых мест. Чемпионат России-92 «Спартак» выиграл за два тура до финиша, в 1993 году - за четыре, в 1994-м - за три. Кстати, именно в девяносто четвертом «Спартак» владикавказский впервые победил москвичей у себя дома, что конечно же было признано случайным. В сезоне-95 со счетом 2:1 осетинская команда одержала победу над «Спартаком» в Москве.

Для москвичей то поражение дома стало первым за три с половиной года. Кстати, обыграть «Спартак» дважды до этого тоже не удавалось ни одной команде. Еще до этого - после четвертого тура - газеты писали: «Похоже, нынешнему составу владикавказцев становится все равно где играть - в гостях или дома». После шестого матча владикавказский «Спартак» вышел на первое место по результативности (несмотря на то, что в составе по разным причинам отсутствовали шестеро игроков основного состава). К одиннадцатому туру было зафиксировано еще одно достижение - пять побед подряд на чужом поле. И ни одной ничьей - осторожный, оборонительный (и, как частое следствие - безрезультатный) стиль команда Газзаева игнорировала в корне.

Заключительную игру чемпионата-95 владикавказцы провели красиво: уже в звании чемпионов страны выиграли в Москве у ЦСКА. После этого специалисты писали: «Во Владикавказе Газзаев создал великолепно сбалансированную команду без очевидных слабых мест. Он добился успеха и благодаря тому, что устроил неслыханную по российским меркам конкуренцию. Не случайно из десяти лучших, по оценкам «СЭ» футболистов чемпионата пять представляют чемпиона. Это Канищев и Касымов, неподражаемый технарь Кавелашвили, всегда стабильный Тетрадзе и обладающий всеми лучшими футбольными качествами взрывной Тедеев. Но разве на том список великолепного ансамбля можно закончить? Ведь нет в воздухе игрока, равного Шелии, немного найдется таких универсальных и стабильных футболистов, как Яновский, столь разноплановых, как Пагаев и Джиоев, таких работяг, как Деркач и Тимофеев. А Сулейманов? Сколько он забил решающих мячей, скольких защитников оставил в простаках?..»

В середине 1996-го в совершенно случайном кругу футбольных собеседников я услышала фразу: «Кто угодно, только не Владикавказ. Хватит им одной победы!»

МОСКВА. 1996 год

В 1996 году «Алания» (владикавказская команда выступала уже под таким названием) почти сразу стала лидировать в чемпионате, хотя в высказываниях главного тренера команды, случалось, прорывалась обида - в отношении столичных зрителей, все чаще встречавших осетинцев обидным: «Москва - для русских!», судей, назначавших несправедливые пенальти и незасчитывая стопроцентные голы.

Поверхностного взгляда было достаточно, чтобы увидеть, что все команды высшей лиги больше всего рвутся выиграть именно у владикавказцев. Может быть, даже больше, чем у «Спартака». Оно было понятно: проиграть сильнейшему столичному клубу было почти не стыдно - все ведь проигрывают. Но сознавать, что ты и твоя команда слабее провинциального клуба, старожилам высшей лиги было не в пример обиднее. Вот и закипели эмоции. Кто и когда в России любил сильных, амбициозных и богатых? Мало-помалу каждая очередная победа «Алании» стала рождать шепоток в кулуарах: «Они покупают судей!»

Разбираться в футбольных подоплеках - дело крайне неблагодарное. На моей памяти не было тренера, который хоть однажды не возмущался бы действиями арбитров, не оспаривал бы засчитанные или незасчитанные голы, дисквалификации, или не обвинял бы во всех смертных грехах соперника. Великий хоккейный тренер Анатолий Тарасов сказал однажды: «Когда силы равны, результат может оказаться случайным. Надо быть на голову выше. Только тогда можно подавить, победить, уничтожить любого».

Будь Газзаев главным тренером сборной России - такая идеология прошла бы «на ура». Но стать главным тренером, вопреки сложившейся традиции (как Садырину - после победы «Зенита» в чемпионате СССР, или Романцеву - после победы «Спартака» в чемпионате России) Газзаеву не предлагали. Его «Алания», несмотря на российскую принадлежность, оставалась для всех чужой. Кавказской.

Судьи, собственно, не скрывали, что не любят работать на матчах с участием «Алании». Работа превращалась в хождение по лезвию бритвы, где самым страшным было ошибиться в пользу владикавказского клуба. Ошибся - значит тебя купили. Ну а после нескольких случаев дисквалификаций в судейских кругах негласно были сделаны выводы: ошибаться можно только против «Алании». Тогда простят - признают случившееся ошибкой. Практика, увы, это лишь подтверждала.

Несмотря на все это в конце чемпионата-96 команда играла просто здорово. Она почти что добилась победы - вышла в лидеры, после нескольких крупных неудач в середине розыгрыша и проиграла «Спартаку» лишь в «золотом», переигровочном матче в Питере. Та игра была по общему мнению самой красивой в чемпионате.

Во Владикавказе «Аланию» и главного тренера боготворили до такой степени, что местные милиционеры подставляли для автографов свои собственные удостоверения. В бюджете республики второй год подряд расходы на команду значились отдельной статьей. Не самой крупной - 16,5 миллиардов рублей из 500. Однако, за это время в городе построили базу, суперстадион. Но главное, Газзаеву удалось то, что до него не удавалось ни одному тренеру в стране: сделать футбол предметом национальной гордости. Мало того, что все мужское население в дни игр собиралось на стадионе и вокруг него - Владикавказ образца 1995-96 был чуть ли не единственным городом в России, где чужой команде за красивую игру хлопали ничуть не меньше, чем своей собственной, а гости традиционно отмечали, что играть во Владикавказе - всегда удовольствие.

Год назад футболисты говорили уже другое. Хотя чему удивляться? Еще свежо в памяти, как после распада СССР эстонцы на государственном уровне приняли решение установить на границе с Россией свой пограничный пост и таможню. И были страшно возмущены, что через некоторое время такой же пост и таможня появились с другой стороны.

ГАЗЗАЕВ. 1998 год

За неполные два последних года состав «Алании» сменился почти полностью. Уехали Тетрадзе, Яновский, Касымов, Деркач, Тимофеев, Канищев. Закончил играть Джиоев. Из звездного состава 1995-96 остались лишь один полевой игрок - Пагаев и вратарь Хапов. Команда становилась все моложе, играла крайне нестабильно. Чемпионат-97 завершился для владикавказцев десятым местом. О любом другом клубе в такой ситуации давно забыли бы, зачислив в стан аутсайдеров, «Алания» же периодически преподносила сюрпризы, взрываясь классной игрой. Как, например, дома со «Спартаком» под занавес первого тура.

Следующий сезон тоже сложился не лучшим образом. В составе «Алании» появилось сразу десять дебютантов, а Газзаев продолжал просматривать все новых и новых игроков. Какие-то надежды на выход в зону УЕФА сохранялись у владикавказцев до 27-го тура, но поражение дома от «Локомотива» развеяло их окончательно. Сразу же после этого генеральный директор команды Батраз Битаров вместе со вторым тренером Николаем Латышем отправились в Литву, откуда вернулись, заключив два очередных контракта.

Постоянные изменения в составе «Алании» были, пожалуй, на протяжение двух сезонов одной из главных тем в футбольно-журналистских кругах для обсуждения и осуждения. «Газзаев распродает игроков направо и налево, - говорили в кулуарах. - Его интересуют только деньги. Где его знаменитая команда? Он сам не знает, чего хочет!»

В начале октября я приехала во Владикавказ, договорившись с тренером о встрече.

- О чем мы будем разговаривать? - традиционно поинтересовался он.

- О ваших бесконечных и безрезультатных экспериментах с составом, - не подумав о том, насколько сильно задену собеседника за живое, ответила я. Газзаев, судя по лицу, с трудом удержался от резкости.

- Мне бы не хотелось разговаривать в таком тоне. Не от хорошей жизни я это делаю. Никогда не отпустил бы никого из своих игроков - ни Тетрадзе, ни остальных, - если бы мог создать им во Владикавказе лучшие условия, чем те, что предложили ребятам после 1996 года. Людям свойственно уходить туда, где лучше. Сегодня на балансе клуба находится база, стадион со всем штатом (порядка 120 рабочих мест), где мы платим за все, включая коммунальные услуги. Не говорю уже о молодежной команде, которую содержит «Алания». Деньги нужны постоянно. Не мне вам объяснять, насколько тяжела сейчас экономическая ситуация в России, а значит, и в Северной Осетии. Только за счет трансфера Яновского и Гахокидзе мы приобрели семь игроков. В 1995 году мне удалось удержать почти всех за исключением Кавелашвили, который уехал тогда в Англию, а сейчас играет в Швейцарии. В 1997-м уехали, отыграв в «Алании» всего год, Кобиашвили, Гахокидзе, Шелия, Цхададзе. А что остается делать, когда все уезжают? Только создавать новую команду. Это непросто. Мы просматривали многих, но никакие смотрины не гарантируют, что игрок будет способен пройти весь сезон без срывов.

В каком-то смысле селекция - процесс бесконечный. После первого круга мы освободили четверых спортсменов, на их места пригласили новых. В команде появились Пауло Эмилио, Эду - из Бразилии, Деметрадзе, Церетели, Тарловский, Заруцкий - те кто сегодня в обойме. Всем им нужна адаптация - кто-то входит в коллектив быстрее, у кого-то процесс затягивается. Кто-то не приживается вообще. Но могу сказать, что на 80 процентов я удовлетворен тем составом, который имею.

- По каким причинам чаще всего люди не приживаются в команде?

- По разным. Кто-то - по уровню мастерства, кто-то не выдерживает нагрузок, конкуренции, не готов морально к решению суперзадач. Я же требую от них только победы. Так что все миграции вызваны объективными причинами.

- Неужели вы серьезно рассчитывали на высокий результат в сезоне, имея совершенно «свежую», несыгранную команду?

- Понимал, что будет очень сложно. Тем не менее первые восемь туров ребята справлялись неплохо. Естественно, имею в виду результат, а не качество игры. Нам удавалось побеждать за счет организации, старания. Этого хватало, пока были силенки. Когда выбыли дисквалифицированные на пять игр Яновский и Пагаев, которых сегодня мне не так просто заменить, команда подсела. Вот и результат последних шести - семи туров первого круга. Мы потеряли слишком много очков. А ко второму в команде снова появились новенькие, которым после десяти дней тренировок нужно было только выигрывать. Стабильности при таком напряжении быть просто не могло - неизбежно должен был наступить момент, когда тормозится все сразу - реакция, скорость, мысль. И несмотря на это в отдельных играх я уже вижу то,что меня радует.

- Например?

- Практика показывает, что команда, проигравшая дома восемь игр, в большинстве случаев обречена на вылет из лиги. Мы проиграли дома шесть матчей и два свели вничью, что я тоже считаю поражением. Несмотря на это, до последнего времени «Алания» сохраняла шансы попасть в тройку призеров. Считаю, это говорит о большом потенциале. Если прошлый сезон я считаю полностью проваленным, то нынешний склонен занести в актив. И с точки зрения становления команды и с точки зрения творческой работы.

- А чем объясняете провал в 1997-м?

- Не было профессионального единства, нацеленного на результат. Личностей хватало, но интересы были разные. Я прекрасно видел, кто из игроков пришел в клуб лишь для того, чтобы через «Аланию» получить выгодный контракт за границей.

- Почему у «Алании» такая специфическая география приглашения футболистов - Грузия и Прибалтика?

- Из Москвы к нам не поедут. Хотя бы потому, что не можем предоставить московский уровень жизни. Случалось, я приглашал во Владикавказ игроков, которым одновременно присылали предложения московские клубы. Естественно, ехали в Москву. Грузия рядом, футболистам проще привыкнуть к традициям, укладу. Люди там не избалованы большими деньгами, как и в Белоруссии, Прибалтике. Кстати, прибалты, в отличие от многих, изначально дисциплинированы, с ними легко работать.

- В одном из своих интервью Тетрадзе, который уже уехал в «Рому» говорил, что не очень доволен контрактом.

- Омари получил место, на которое кроме него претендовали два десятка человек. И за те свои слова он передо мной уже извинился. Поверьте, контракт у него хороший. Хотя должен сказать, что в России игроки даже очень высокого класса обычно стоят на порядок дешевле, чем в любом из европейских клубов.

- Лично вы прикладываете много усилий для того, чтобы ваши футболисты уезжали в хорошие клубы?

- Естественно. Прежде всего я стараюсь объяснить ребятам, что играть во второразрядной команде не имеет никакого смысла. И горжусь, что Тетрадзе уехал в «Рому», Яновский - в «Пари Сен-Жермен», Гахокидзе - в «Эйндховен».

- Неужели никогда не жалеете, что отпустили человека?

- Жалею. Но удерживать не имею никакого морального права удерживать. На моей памяти в «Динамо» был случай, когда очень известный игрок имел возможность уехать за рубеж в хороший клуб, но его не отпустил тренер. Потом парень сломал ногу и в итоге так и доиграл в России. От травм в футболе не застрахован никто. Но представьте, в каком положении оказался бы тот же Тетрадзе, если бы травма колена, которую он получил в Италии, случилась дома? И я не хочу, чтобы обо мне кто-нибудь сказал, что я сломал ему жизнь.

ВЛАДИКАВКАЗ. 1998 год

Внешне в городе почти ничего не изменилось. То же слепящее волнце, горы и традиционное осетинское радушие, когда ради гостя откладываются все, даже самые срочные дела и накрывается щедрый стол. И все же город стал иным. Два года назад президент Северной Осетии Ахсарбек Галазов мог появиться на стадионе в толпе болельщиков без охраны, а гулять по улицам можно было ночь напролет, не опасаясь эксцессов. Владикавказ-98, несмотря на кажущееся спокойствие - горячая точка. Единственной отдушиной для взрослых и для детей остался лишь футбол. Поэтому ползает по территории газзаевской базы трактор, заканчивая подготовку основы нового - в полный размер - тренировочного поля, разрабатывается проект собственной клубной гостиницы. «Почему считается, что в провинции нельзя ничего создать? - спросил в одной из популярных телевизионных передач Никита Михалков. - А «Алания?»

В апреле прошлого года Газзаев чуть не ушел в отставку после проигранного «Локомотиву» матча. Точнее, после того, как питерский судья Николай Иванов не засчитал два гола подряд, забитых Иваном Гецко. Игрок, ставший героем чемпионата в первом же туре после хет-трика в ворота «Текстильщика» плакал в раздевалке, тренер же, про которого однажды Тетрадзе сказал: «У Газзаева я готов играть даже в воротах», был беспомощен. Тогда Газзаев вслух вспомнил все - несправедливо аннулированные голы «Алании», необоснованные дисквалификации, пенальти.

- Что это было? - Памятуя о его осознанной, московской отставке, спросила я. - Эмоциональный срыв?

- Наверное, - ответил тренер. - Я прекрасно отдаю себе отчет в том, что футбол - это только игра. Есть гораздо более важные вещи - семья, здоровье близких. И все таки футбол - это тоже жизнь. Вся жизнь. И любой игрок, который приходит в «Аланию», знает, что цель одна. Во всяком случае, пока я работаю тренером команды.

1998 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru