Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Футбол - Тренеры
Валерий Газзаев: «И ТОГДА МНЕ СТАЛО НЕИНТЕРЕСНО...»
Валерий Газзаев
Фото © Александр Вильф
На снимке Валерий Газзаев

Месяц назад Газзаев уезжал. В Италию. Уезжал, оставив в Москве до предела взбудораженный футбольный мир: еще ни один тренер добровольно не подавал в отставку даже после столь обидного, чудовищного поражения, каким стал для газзаевского «Динамо» проигрыш «Айнтрахту» дома, в столице. 0:6. Тогда он отказался от встречи со мной, лишь извинился: «Не могу. Надо, чтобы все улеглось в душе. Вот вернусь, тогда и поговорим».

Улеглось, видимо, далеко не все. И, когда на бодрый вопрос Газзаева: «Итак, о чем мы будем говорить?» - я ответила встречным: «А вы не знаете?», - он вмиг посуровел лицом: «Знаю...»

- Вы не жалеете, что поступили именно так, а не иначе?

- Нет. Я место думал о том, что произошло в тот день. И до сих пор не могу себе этого объяснить. Мы не должны были так сыграть. Можно, конечно, сейчас винить вратаря, игроков, находить объективные причины, но я считаю, что, когда команда проигрывает, виноват всегда тренер. И уйти должек именно он. Не имеет права не уйти.

- Многие были склонны объяснить вашу немедленную отставку тем, что Газзаев просто погорячился, не сдержал эмоций. А брать слова назад после того, как они были сказаны, не позволило элементарное самолюбие.

- Ошибаетесь. Для себя я все решил сразу. Именно поэтому сразу же после пресс-конференции написал заявление с просьбой освободить меня от занимаемой должности. И если бы ситуация повторилась, я бы поступил точно также.

- Но ведь футбол - игра. Сегодня выиграл ты, завтра – твой соперник, и далеко не всегда поражения поддаются объяснению. Взять хотя бы матч «Валенсия» - «Карлсруэ», когда испанцы выиграли - 3:1, а через две недели уходили с поля со счетом 0:7. Вы же, получается, выбрали наиболее легкий выход - сложили оружие.

- Это решение далось мне очень трудно. Но, понимаете, я почувствовал, что в какой-то мере потерял веру в команду. А работать с людьми, которым не веришь, бессмысленно.

- А я не верю вам. И, если уж говорить начистоту, слышала и том, что вам много раз делались предложении уехать на Запад, и проигрыш «Айнтрахту» послужил очень удобным поводом, чтобы сменить команду. Кстати, в предприимчивости вас, знаю, склонны были обвинить, и уже достаточно давно, когда вы неожиданно для многих перешли в «Динамо» из владикавказского «Спартака».

- Начнем с того, что, когда я принимал «Динамо», клуб шел на последнем месте в лиге с одним очком из восьми. И первое предложение переехать в Москву был готов принять гораздо раньше, ведь «Спартак» тогда вышел в высшую лигу и тем самым выполнил задачу, которую я ставил перед командой, когда начинал с ней работать. Тем не менее морально мне было достаточно тяжело. С одной стороны, семья уже не первый год жила в Москве, да и приглашение в столичный клуб было определенным признанием. Тем болеечто за «Динамо» я отыграл восемь лет. Но с другой стороны, Владикавказ — моя родина. И когда я начинал работать, мне были созданы такие условия, какие вряд ля были и будут у любого тренера. Полная поддержка и доверие были со стороны председателя Совета Министров Северной Осетии Сергея Валентиновича Хетагурова. И когда он попросил меня остаться хотя бы до конца первого круга чемпионата СССР, подготовив команду к сезону, укомплектовать ее, а уже потом уезжать, я это сделал. И стал уже думать о том, как выбраться из того омута, в котором оказалось «Динамо».

- Вас что, привлекала роль спасателя?

- Может быть и так. Как бы то ни было, те задачи, которые я ставил, «Динамо» выполнило. Неплохо выглядит и в чемпионате страны, два года выходит в еврокубки, несмотря на то, что очень многие ведущие игроки, особенно за последний год, уехали играть за рубеж. Кирьяков, Колыванов, Цхададзе, Касумов, Кобелев, Уваров, Деркач... Я понимаю, что сейчас благосостояние клуба напрямую зависит от трансферных сделок, но с другой стороны, даже если сравнить прошлогоднюю игру «Динамо» с «Торино» и нынешнюю — с «Айнтрахтом», то в составе появились семь новых игроков. А такое бесследно не проходит. Но это отнюдь не значит, что клуб не в состоянии играть на высоком уровне.

- Но уже без вас? Вы же, судя по последней поездке, близки к тому, чтобы решить для себя вопрос дальнейшего трудоустройства?

- Пока я никуда уезжать не собираюсь.

- Другого выхода я, честно говоря, не вижу. «Динамо» же не та команда, после которой главному тренеру можно идти куда попало?

- Тем не менее предложения поработать здесь у меня есть. Кстати, «СЭ» о них уже писал, Это не значит, что я готов немедленно за них ухватиться. Но иногда думаю: «А почему бы мне действительно не поработать за границей?»

- В Италии?

- Там, на мой взгляд, наиболее интересный футбол. Так почему мне его не посмотреть? Тем более что такая возможность наконец появилась. Не на Кипр же мне ехать?

- Там тепло...

- А я никогда не искал, где потеплее. Что же касается Италии, то предложения оттуда мне делались не раз. Одно из их предложений я ездил обсудить с президентом «Фоджи» в мае. И не скрывал этого. А сейчас ехал целенаправленно - чтобы посмотреть организацию работы, тренировки. Ощутить, что же такое итальянский футбол. Все мои предыдущие визиты в Италию, когда я приезжал вместе с командой, позволяли взглянуть него только с внешней стороны.

- В этот раз вы наблюдали за работой какого-то конкретного клуба?

- У меня было приглашение из «Реджано». Правда, когда я приехал, мне предоставили возможность посмотреть тренировки «Милана» и «Пармы».

- И что произвело на вас наиболее сильное впечатление?

- Совершенно блестящая организация всего, что связано с игрой. И, соответственно, совершенно иное, нежели у нас, отношение к работе игроков.

- Чем вы это объясняете? Другими деньгами?

- Знаете, очень хорошо в одном из интервью сказал Кройф о Стоичкове, объясняя, почему у того никак не идет игра. «Восточный менталитет». Мы любим говорить о том, что наш футбол — профессиональный, но на самом деле это далеко не так. Хотя, конечно, за последние годы он значительно изменился к лучшему.

- В отношении игроков - согласна. Но, знаете, еще лет пятнадцать назад мой отец - тогда главный тренер сборной СССР по плаванию, сказал, что самая большая беда нашего спорта заключается в том, что сплошь и рядом дилетанты пытаются учить профессионалов, как надо работать.

- Абсолютно согласен. Я всегда с большим уважением относился к умным руководителям, но когда президент «Динамо» Толстых в одном из интервью заявил, что дело тренера - только тренировать, я категорически был с ним не согласен. Не кто иной, как тренер, знает, как влиять на политику в клубе, на сколько лет заключать контракт с тем или иным игроком, сколько ему платить... Отвечать за все должен, естественно, тоже он. Но для этого тренер должен обладать абсолютной полнотой власти. А если ты даешь какие-то установки игрокам, а за твоей спиной им говорится совершенно другое, то всякая дальнейшая работа теряет смысл. И когда я почувствовал, что такое все чаще происходит в «Динамо», то мне стало просто неинтересно.

- Вот теперь мне намного понятнее истинные причины вашего ухода. И тем не менее неужели вы ни разу не жалели о случившемся?

- Я никогда не жалел о своих поступках, даже если они были ошибочны. Кстати, самой большой ошибкой за время работы в «Динамо» я считаю то, что поддался на уговоры президента и пригласил в команду Добровольского.

- Почему?

- Потому что от него в свое время отказались все те клубы, в которых он играл на Западе. И я сопротивлялся его появлению в «Динамо» почти четыре месяца. Но меня продолжали уговаривать, и в конце концов я поддался. Подумал, что Добровольский с его опытом может помочь команде, стать в ней лидером. Но вышло совсем наоборот: команда просто стала на глазах разваливаться на два лагеря,

- А как вы представляете себе дальнейшую работу? Ведь практика показывает, что в большинстве случаев, когда наши тренеры заключают контракты за границей, то в их лице клуб приобретает лишь черновую рабочую силу. Не боитесь попасть в полную зависимость?

- Если я и уеду, то только на своих условиях. Зависимость и творчество - понятия несовместимые. Я всю жизнь так считал и не собираюсь свои убеждения менять.

- Даже за очень большие деньги?

- Знаете, когда у Кройфа во время игры случился сердечный приступ и дело кончилось операцией ня сердце, то не думаю, что существовали деньги, которые могли бы это компенсировать. И работать тренером из-за денег просто не стоит.

1993 год

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru