Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Футбол - Игроки
Фернандо Кавенаги:
«
ТРУДНО БЫТЬ СЧАСТЛИВЫМ, КОГДА НЕ ЗАБИВАЕШЬ»
Фернандо Кавенаги
Фото © Александр Вильф
На снимке Фернандо Кавенаги

«Скорее всего, Кавенаги откажется разговаривать, - предупредил меня в первый же день пребывания на сборе «Спартака» в австрийском Гоинге пресс-атташе команды Владимир Шевченко. – Он прекрасно понимает ситуацию вокруг себя, естественно, расстраивается, что до сих пор не показывает тот футбол, которого от него ждут, соответственно, отдает себе отчет в том, что общение с прессой заведомо не принесет никаких положительных эмоций».

Делать было нечего. Оставалось наблюдать, как тренируется самый дорогой игрок российского чемпионата.

Лет двадцать назад мой хороший знакомый – генеральный секретарь костариканского олимпийского комитета Генри Орлих сказал: «В Латинской Америке есть два пути к благополучию. Политика и футбол. Если ты преуспел в какой-либо из этих профессий, можно считать, что жизнь удалась».

Если бы два года назад «Спартак» приобрел Кавенаги не за столь заоблачную цену, скорее всего, журналисты и болельщики вообще не стали бы фокусировать на игроке столь пристальное внимание. Ну, купили. Ну, не играет. Так ведь и раньше такое случалось неоднократно. Однако сумма в 11 миллионов долларов, уплаченных «Спартаком» за аргентинца, оказалась слишком сенсационной. И, не будучи подкрепленной достойной игрой, легла на футболиста тяжелейшим моральным грузом.

Впрочем, на сборе в Гоинге это не чувствовалось. Кавенаги отличала разве что сумасшедшая концентрация на всех своих действиях, будь то игра с мячом, или силовые упражнения. Уметь до такой степени подчинять себя работе – редкое качество. К тому же было очевидно, что аргентинец c полуслова реагирует на все замечания тренера. Собственно, и Шевченко подтвердил: Кавенаги понимает по-русски почти все. Выучил язык настолько быстро, что в команде диву давались. С посторонними не разговорчив, но оно и понятно. О чем разговаривать-то?

Тем не менее в последний день после утренней тренировки «Спартака», когда я уже было собралась уезжать из Гоинга в Вену и дежурно поинтересовалась у Кавенаги, не согласится ли он ответить на несколько вопросов, игрок неожиданно кивнул: «Хорошо. Я готов».

- У меня сложилось впечатление, что в тренировках вы чувствуете себя довольно уверенно.

- Лучше, чем было год назад. В конце прошлого года стало получше. Сейчас еще  комфортнее.

- С чем это связано?

- Изменился стиль игры. «Спартак» начал играть менее оборонительно, и для меня это особенно важно. Такой футбол очень похож на тот, в который я играл дома.

- Судя по всему, вам вообще было непросто привыкнуть к российским условиям?

- В принципе, я был готов к тому, что Россия – совсем другая страна, но не ожидал, что настолько другая.

- А в отношении футбола?

- Тоже. В Аргентине все команды играют в нападающий футбол. Но самое главное - В «Ривер Плейте» я привык играть постоянно – от первой до последней минуты. Естественно, рассчитывал, что если меня приобрел другой клуб, значит он нуждается во мне. Зачем покупать игрока, если он не будет играть? Но получилось именно так. За два года я не провел на поле полностью ни одного матча.  Естественно, появились и сомнения, и неуверенность.  Когда постоянно чувствуешь, что не пользуешься доверием у тренера, – это трудновато психологически.

- Многие далекие от футбола люди, знаю, считают, что если игрок зарабатывает очень большие деньги, то вряд ли расстраивается, если не имеет возможности постоянно играть.

- Знаете, когда не играешь, никакие деньги не способны поправить настроение. Вы, конечно, можете мне не верить, но с самого начала своей карьеры я никогда не думал о том, что играю за деньги. Главное – играть.

- А что мешает вам забивать так же много, как вы забивали дома?

- В Аргентине я чувствовал себя намного комфортабельнее. Мне не нужно было думать о том, поставит тренер меня на игру, или нет, не нужно было пытаться понять, почему именно он меня не ставит – я играл в футбол, который полностью отвечал моему характеру – наступательный, агрессивный. И все получалось как-то само собой. А тут впервые в жизни оказался в ситуации, что должен максимально проявить себя в те несколько минут, которые проведу на поле. Если проведу…

-  Оборонительный стиль, который проповедовали и Скала, и Старков, отнимал больше сил?

- Дело не в этом. Просто сама схема игры была такова, что я имел очень мало возможностей забивать голы.

- А уехать не хотелось?

- Вы задали очень трудный вопрос. Чем больше я сидел на лавке, тем чаще думал, что готов уехать из «Спартака» в любой клуб. Совершенно любой. Лишь бы играть. Хотя на самом деле мне очень нравится в «Спартаке». Пожалуй, это было еще тяжелее: быть в клубе, который успел полюбить, и понимать при этом, что я вроде как и не очень нужен команде.

- Мне в шутку говорили, что клуб готов на каждый матч приглашать кого-нибудь из ваших родственников, потому что в этом случае вы играете на редкость результативно. Забили два гола, когда на трибуне сидели ваши дедушка с бабушкой, еще два – в присутствии невесты…

- Мне действительно нравится чувствовать, когда близкие люди смотрят, как я играю. Думаю, это важно для любого человека – заслужить одобрение людей, которым ты не безразличен. Тем более в Аргентине совершенно по-особому любят футбол, разбираются в нем. В моей семье футболистом был дядя. Собственно, и я не особенно выбирал, чем заняться. Сколько себя помню – постоянно играл в футбол на улице. И довольно рано решил, что моя будущая жизнь обязательно будет связана с этим видом спорта.

- В чемпионате мира вы болеете, естественно, за сборную Аргентины?

- Конечно. Сам я играл за национальную команду лишь однажды – в прошлом году с Каталонией, но хорошо знаю многих, кто сейчас играет в Германии. Поэтому болею не просто за свою страну, но и за конкретных людей.

- Ваш одноклубник Квинси сказал, кстати, что считает более важным свою карьеру в клубе, нежели в сборной.

- В этом я с ним не согласен. Когда есть сильный клуб, это, безусловно, хорошо. Но выходить на поле под флагом своей страны – колоссальная честь. Для меня это очень важно.

- А почему тогда свои каникулы вы проводите преимущественно не в Аргентине, а в Италии?

- У меня же по линии дедушки итальянские корни. Во-вторых, в Италии много друзей. В третьих – мне просто нравится эта страна. С ней связано немало счастливых моментов.

- А с Россией?

- Хороших воспоминаний тоже хватает. Но, знаете, трудно быть счастливым, когда не забиваешь.

2006 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru