Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Футбол
Евгений Сычев:
«
ПРОЩЕ ВЫНЕСТИ НЕБОЛЬШОЕ НАКАЗАНИЕ,
ЧЕМ БРОСИТЬ ТЕНЬ НА ИМЯ ВЕЛИКОГО КЛУБА»
Евгений и Дмитрий Сычевы
Фото © Александр Вильф
на снимке Евгений и Дмитрий Сычевы

Второй разговор с отцом Дмитрия Сычева случился сразу после заседания КДК и получился коротким. Отец и сын выглядели взволнованными и в какой-то степени расстроенными решением о четырехмесячной дисквалификации. Поэтому Сычев-старший и сказал, что не хотел бы давать пространных комментариев, пока не улягутся собственные эмоции. Но уже следующим утром он позвонил и попросил о встрече.

- Сегодня Дима написал заявление в «Спартак» о том, что, поскольку двухнедельный срок со дня подачи заявления об уходе истек, он хотел бы получить на руки свои документы. Клуб должен полностью рассчитать сына и выдать ему трудовую книжку с записью о том, что он уволен по собственному желанию. По законам Российской Федерации не отдать эти документы «Спартак» не имеет права. Но в случае если что-то нам вдруг помешает получить бумаги, мы обратимся в гражданский суд.

- В информации на официальном сайте «Спартака» фигурирует сумма компенсации за переход в другой клуб в размере 6 миллионов евро. Якобы это официально записано в контракте Сычева. Что вы можете сказать по этому поводу?

- Очень жалею, что на заседании КДК никто не обратил внимания на наши слова о том, что, по нашему мнению, контракт, фальсифицирован. В той части, которая касается статьи 7 - «Особые условия».

- У вас есть причины так думать?

- Не имея на руках своего экземпляра контракта, про который руководители «Спартака» сказали, что выдавали его Диме, мне пришлось обратиться в РПФЛ к Борису Боброву. Это было 15 июля. Видел своими глазами, что вся графа «Особые условия» перечеркнута большой буквой Z. А в том контракте, который руководители «Спартака» предоставили в среду на КДК, эта графа была заполнена полностью. От руки. Можете посмотреть сами и поймете, откуда взялись шесть миллионов...

С этими словами Евгений Сычев положил передо мной ксерокопию этого документа.

Цитирую: СТАТЬЯ 7. Особые условия «..В случае расторжения настоящего контракта в одностороннем порядке по инициативе футболиста... сумма компенсации, подлежащая выплате ФК «Спартак» клубом, в котором футболист продолжит свою футбольную карьеру, устанавливается в размере, эквивалентном 5 000 000 (пять миллионов) Евро;
...Футболист обязуется самостоятельно выплатить компенсацию за одностороннее расторжение настоящего контракта в размере, эквивалентном 1 000 000 (один миллион) Евро, в рублях по курсу ЦБ РФ на день фактической выплаты...»

- Мне трудно представить какого бы то ни было футболиста, который в трезвом уме подписал бы такие условия, - продолжил Сычев-старший. - Исходя из того, что 21 января - когда Дима подписывал контракт, он еще не представлял интереса ни как игрок основного состава «Спартака» и уж тем более - сборной России, а зарплата, указанная в контракте, составляла четыре тысячи рублей, эти условия кажутся мягко говоря странными.

Дело не в том, что я не согласен с решением КДК, но ведь я так и не получил ответа на многие финансовые вопросы: это так сумбурно обсуждалось, что ни я, ни Дима так и не поняли - за какие деньги он расписывался и за что получал. Откуда, например, взялась сумма, которая была переведена на Димин счет 20 августа? На КДК нас известили о том, что это - деньги в счет уплаты «подъемных» и задолженности клуба по зарплате и по чему-то еще. Но вразумительного ответа о том, какую задолженность руководители «Спартака» имеют в виду, я так и не услышал.

- Почему вы не захотели рассказать обо всем этом вчера, после окончания заседания?

- Во-первых, был переполнен эмоциями и боялся с ними не справиться. Сам до конца не успел осмыслить ни решение о дисквалификации, ни чем оно может быть чревато для сына. Во-вторых, эта ситуация была раздута прессой до такой степени, что ни у меня, ни у сына не было желания общаться с журналистами. Получилось ведь что: «Спартак» задним числом перевел деньги, на основании чего КДК и посчитал претензии Димы недостаточными для расторжения контракта. Но дело-то по большому счету не в том, что Диме не выплатили подъемные и не дали зарплату за последний месяц.

- Кстати, поясните: он не успел их получить, или ему отказали?

- Зарплата игрокам выдается 6 числа каждого месяца. Дима обратился в бухгалтерию 8 августа. Ему сказали, что распоряжения Червиченко насчет Сычева нет и, соответственно, выдать деньги Диме не могут. Через некоторое время он вновь обратился в кассу и снова ему сказали, что указаний на этот счет не было. Видимо, июльская зарплата и была включена в ту сумму, которую перевели 20 августа вместе с подъемными.

- Почему вы отказались говорить на тему контракта в нашей беседе накануне заседания КДК?

- Потому что не видел этого контракта. Были лишь догадки.

- Многие до сих пор склонны винить вашего сына в предательстве по отношению к команде.

- Поэтому я и решил высказаться, пояснить, почему, собственно, произошла вся эта история. «Спартак» - это имя, которое создавалось многими поколениями игроков и тренеров. Символ России. И мы, выступая против руководителей клуба, меньше всего хотели идти против команды. Против людей, которые представляют «Спартак» в России, в Европе. Но именно действия руководства клуба, с моей точки зрения, ведут к тому, что символ «Спартака» будет разрушен. Да, мы допустили ошибку, сделав упор на конкретные финансовые пункты, согласно которым намерены расторгнуть контракт. И, видимо, как раз это привело к тому, что прочие моменты - относительно самого контракта - на заседании КДК просто не были приняты во внимание. Суть-то в том, что Диму принуждали переподписать не тот контракт, который был им подписан 21 января, а тот, в котором были сделаны определенные исправления. В том, что к этому не прислушались, я виню себя - просто не хватило юридических знаний. До сих пор не уверен, что на контракте, который был представлен в КДК противоположной стороной, стоит Димина подпись. На ксерокопии, которую в среду вручили нам, она почти не видна.

- А в оригинале?

- На заседании нам было сказано, что оригинал контракта может быть отдан в руки только председателю КДК. Так что мы видели его мельком. К Диминым словам о том, что он не получал контракта на руки, хотя должен был его получить после подписания, тоже не прислушались. А Червиченко уверял, что контракт был выдан игроку. Естественно, когда президент клуба выступает против мальчишки, многие склонны верить взрослому человеку.

- Что вам мешало прийти на заседание КДК с юристом?

- Мы же не в суд шли. Хотели по-человечески объяснить, чем был продиктован Димин поступок. При этом прекрасно понимаю и то, чем руководствовались члены КДК. Они - опытные люди, которые отдают себе отчет в том, что в футболе много негласных законов и неписаных правил. Но если на одной чаше весов доброе имя и огромный престиж «Спартака», а на другой - амбиции молодого парня, только начинающего карьеру в футболе, нетрудно понять, каким должно быть решение. Со всех точек зрения, проще вынести небольшое наказание, чем бросить тень на имя великого клуба.

- А сейчас вы жалеете, что пришли в КДК без адвоката?

- Нет. Хотя и надеялся на иной исход.

- По-моему, самое время задуматься о том, чтобы обзавестись собственным юристом - как это делают многие спортсмены на Западе.

- Я меньше всего рассчитывал, что столкнусь с ситуацией, когда предадут люди, которым больше всего доверял. Имею в виду Соколова, опекавшего Диму. Нам повезло, что рядом оказались друзья - в том числе, сведущие в юридических вопросах, они совершенно бескорыстно стали нам помогать и до сих пор помогают. Я ведь сам мало в чем разбираюсь. Разве что в футболе, как бывший игрок. Насколько мне известно, у нас всего шесть или семь лицензированных агентов РФС. Ни с одним из них я не знаком, хотя допускаю, что знаю кого-то в лицо. Но доверить судьбу ребенка даже им - после всего пережитого - сейчас морально не готов. Хотя понимаю, что агент необходим. В дальнейшем мы наверняка вернемся к этому вопросу.

- Состояние сына вызывает у вас беспокойство?

- Немного побаиваюсь, что у него может пропасть тот азарт, кураж футбольный, который был. Хотя по виду сына, по его желанию тренироваться, не сказал бы, что есть повод для тревоги. Решение о дисквалификации он воспринял, как мне кажется, правильно. Понимает, что вряд ли могло сложиться по-другому.

- Теперь вы уедете в Омск?

- Останусь до тех пор, пока не буду уверен в том, что у сына все в порядке и он продолжает нормально работать. За свою школу не беспокоюсь - у меня хорошие помощники. Постоянно звонят, поддерживают. Звонят Диме и многие игроки. Мы еще раз хотели бы поблагодарить всех, кто высказался в его поддержку. Меня тронули слова Александра Бубнова, Сергея Овчинникова, которые они высказали в прессе. Надеюсь, так считают не только они.

2002 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru