Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Олимпийские игры - Пхенчхан-2018 - Фигурное катание
ЕСЛИ ЗАВТРА - ВОЙНА
фото © AFP

6 февраля 2018 

В ожидании первых стартов Олимпиады специальный корреспондент РИА Новости Елена Вайцеховская объясняет, почему российским спортсменам нужно перестать думать о флаге и гимне, сравнивает Алину Загитову с Юлией Липницкой, прогнозирует состав на командный турнир и выражает сомнение в том, что стремление избежать риска всегда оправдывает себя.

Незадолго до отъезда в Корею я разговаривала с четырехкратным олимпийским чемпионом Александром Поповым. Говорили мы о том, что во время Олимпийских игр спортсмен должен быть готов абсолютно ко всему. И ни на что не реагировать при этом. На Играх в Корее – в особенности, поскольку никогда еще российские спортсмены не оказывались в столь сложной, унизительной и непредсказуемой ситуации.

«Любые Игры – это прежде всего вопрос стрессоустойчивости, - говорил выдающийся пловец. - кто-то способен все это выдержать, а кто-то нет. Не слишком устойчивых ситуация сломает. Тем более что никто из нас не знает, что на самом деле будет происходить в Корее вокруг российской команды. Там даже соперники могут создать невыносимые условия – вплоть до того, что, войдя в столовую перекусить, ты будешь выбегать оттуда в слезах и голодный».

Примерно о том же но иными словами в годы собственных выступлений говорил еще один великий чемпион – Александр Карелин. «На Играх надо уметь быть в состоянии тотальной готовности ко всему, - предупреждал он, опираясь на опыт трех пережитых «золотых» Олимпиад. -  К неудобным стадионам и плохой погоде. К тому, что не придет автобус или отключат электричество. К придирчивости судей и дотошности секьюрити. К землетрясению, наконец».

Карелину принадлежит еще одно очень точное высказывание – о том, что Олимпийские игры, как и большой спорт в целом – это некая абсолютная квинтэссенция узаконенного человеческого эгоизма. Потому что тому, кто  собирается выиграть золотую медаль, абсолютно наплевать на то, что происходит вокруг. Он рвется к победе, пренебрегая интересами соперников, тем, что кто-то еще тоже хочет стать первым. Иначе просто не победить – тебя сметет со своего пути тот, кто  эгоистичнее и злее.

Эгоистическую суть Олимпиад очень точно в свое время подметил уже ушедший из жизни чемпион Игр-72 Сергей Белов. В своей автобиографической книге по мотивам которой сняли быстро ставший знаменитым фильм «Движение вверх» баскетболист писал:

«В американском фильме о мюнхенском финале активно разрабатывалась версия о том, что сборная США всерьез собиралась отказаться от участия в Играх из-за произошедшей трагедии с захватом террористами израильских заложников. Скажу честно: все это кажется мне просто политкорректной позицией. Не верю, что спортсмен, смыслом и целью жизни которого является победа, тем более победа в самом главном соревновании, к которому он готовился 4 года или больше, по доброй воле способен отказаться от шанса добыть ее из-за того, что этот шанс совпал по времени с некими страшными обстоятельствами, в наступлении которых совершенно нет его вины».

Не правда ли, очень похоже с тем, что происходит сейчас? Начиная с декабря прошлого года, когда МОК огласил свой вердикт относительно российских спортсменов, множество людей призывало к тому, чтобы вообще отказаться от поездки в Пхенчхан, выразив таким образом свое отношение к олимпийскому фарсу. Боюсь, мало кто понимал: единственное, что может дать атлету возможность встать над схваткой,  несмотря на все козни и инсинуации, это победа. Как метко выразился в период «холодной войны» один из советских тренеров: «Нас можно сколько угодно не любить. Но вы встанете, господа, когда над пьедесталом зазвучит советский гимн!»

В Корее российского гимна не будет, но для спортсменов это не меняет ровным счетом ничего - неважно, под какую музыку в их честь будет подниматься зал. По большому счету те, кому предстоит биться в этой войне за страну, уже вообще не должны об этом думать. Их задача – мобилизоваться на результат. Поймать состояние, которое Белов назвал состоянием «натянутой струны» — полной мобилизации всех возможностей, абсолютной настроенности на выступление. Когда ты знаешь, что состязания будут сопровождаться бешеным драйвом, и предвкушаешь это. Испытываешь страстное желание состязаться и победить – и побеждаешь.

Фигуристам придется на этих Играх гораздо тяжелее, чем кому либо: их командный турнир фактически открывает олимпийские соревнования, задает им настрой – как это было в Сочи, где российская сборная получила первую золотую медаль, а страна – всеобщего кумира. Девочку в красном пальто – Юлию Липницкую. Природа тогдашнего всеобщего поклонения была ясна: человечеству всегда было свойственно любить сюжеты жестоких сказок, в которых маленький мальчик или маленькая девочка борется со злыми силами и неизменно их побеждает. Вот и Липницкую, после ее неожиданного триумфа в командном турнире и потрясающих, берущих за душу программ, российские болельщики стали воспринимать, как маленького бесстрашного воина, призванного спасти олимпийскую честь огромной страны.

После того, как Липницкая проиграла в Сочи свой личный олимпийский турнир, ее участие в обеих программах «командника» назвали ошибкой. На самом деле все было ровно наоборот: решение поставить Липницкую в командные соревнования на обе программы виделось очень правильным тактическим ходом: два великолепных проката не просто сделали Юлю героиней командных соревнований, но позволили вчерашней юниорке резко поднять вторую оценку. Сравните сами: в финале Гран-при, который за два месяца до Игр проходил в японской Фукуоке, Липницкая получила за компоненты короткой и произвольной программ 29,78 и 60,52. На выигранном январском чемпионате  Европы оценки дебютантки взрослого сезона подросли до 31,91 и 68,00. В командных соревнованиях, где юная дебютантка выиграла обе программы, ее «компонентные» баллы составили 33,51 и 69,82 и остались на этом же уровне в личном турнире (33,08 – 70,06), несмотря на то, что в каждом из прокатов Юля по разу упала.

Причина поражения заключалась в том, что дебютантка просто перегорела в ожидании старта, оказалась психологически не готова к тому вниманию, которое на нее обрушилось во время краткосрочного возвращения в Москву после командной победы. Не случись этого, очень вероятно, что на личный олимпийский пьедестал вместо кого-то из призеров Сочи поднялась бы она.

В аналогичном статусе дебютанток Игр сейчас пребывают сразу обе, наиболее вероятно претендующие на победу в личном турнире спортсменки – двукратная чемпионка мира Евгения Медведева и Алина Загитова, выигравшая в этом сезоне финал Гран-при и чемпионат Европы. Но если Женя уже имеет солидный опыт взрослых выступлений, то 15-летняя Алина по сути повторяет путь, пройденный Липницкой: ей точно так же нужно использовать все возможности максимально повысить вторую оценку (в этом аспекте она все еще уступает Медведевой). С технической точки зрения превосходство обеих россиянок над соперницами очевидно и более того, неоднократно подтверждено результатами достаточно большого количества соревнований. На первый план выходит чисто психологическая задача: сохранить в себе готовность соревноваться, не сгореть от переизбытка эмоций при том, что личный турнир начнется под занавес Игр – через десять с лишним дней после командного. По олимпийским меркам это – целая вечность.

Куда более выигрышно в этом смысле положение третьей российской участницы Игр Марии Сотсковой: поскольку ее участие в командном турнире не рассматривалось с самого начала, фигуристка даже не поехала на акклиматизационный сбор в Японию – предпочла тренироваться в Москве и прилетит в Корею позже остальных.

Про командный турнир любят говорить, что успех дела здесь определяет прежде всего тактика. Она, на мой взгляд, заключается вовсе не в том, чтобы решить, в каком виде делать замены (это всего лишь следствие главной цели), а в том, чтобы добиться максимально возможного командного результата, не поставив при этом под удар личные интересы. Примерно, как это было на Играх в Сочи, где будущие чемпионы Татьяна Волосожар и Максим Траньков принимали командное участие лишь в короткой программе – с тем, чтобы к началу личных соревнований (а состязания пар открывали программу Игр) остаться свежими. Но олимпийские чемпионы – история особая. Во-первых, они целенаправленно шли на то, чтобы завоевать в Сочи золото – никакой иной результат не рассматривался фигуристами и их тренерским штабом в принципе. Во-вторых, все понимали, что «возрастным» фигуристам (и прежде всего, Максиму) требовалось больше времени, чтобы восстановиться. В отношении сильнейшего российского дуэта в составе Евгении Тарасовой и Владимира Морозова эта тема вряд ли столь актуальна.

Тем не менее с большой долей вероятности можно предположить, что одна из двух разрешенных правилами замен будет снова сделана в парном катании, хотя в таком решении есть немалая доля риска: Тарасова/Морозов имеют второй результат среди лидеров в короткой программе и четвертый – в произвольной. А личные рекорды второй российской пары (Наталья Забияко/Александр Энберт) соответственно на 6,56 и на 13,17 ниже. Слишком большая разница, чтобы считать возможную замену равноценной. Нет никакой гарантии и в том, что судьи не прижмут дебютантов сборной по максимуму. Понятно, что каждый фигурист, имеющий шанс на индивидуальные медали, считает своей главной целью личный турнир, но в части парного катания я бы все-таки поставила командные интересы на первый план, тем более что до начала личного турнира спортивные пары будут иметь два свободных от соревнований дня.  

Вторая замена еще более предсказуема и наверняка произойдет в женском турнире. Дело тут даже не в том, что потенциальной, и возможно, золотой командной олимпийской медали в равной степени заслуживают и Медведева и Загитова. Просто два старта подряд не нужны ни одной, ни другой спортсменке – обеих нужно сохранить до личного финала, поскольку иных столь реальных претенденток на медали в российской  сборной просто нет.

Если мои рассуждения по поводу замен окажутся верны, с остальными участниками все еще более прогнозируемо: это Михаил Коляда в мужском турнире и Екатерина Боброва/Дмитрий Соловьев в танцах.
Сразу после чемпионата Европы, где в одиночном катании вице-чемпионом континента стал Дмитрий Алиев, опередивший Коляду более чем на 15 баллов, а в коротком танце Александра Степанова/Иван Букин сенсационно обошли Боброву и Соловьева, представлялось вполне вероятным, что вопрос об их участии в олимпийском команднике будет хотя бы вынесен на обсуждение. Но далее в адрес Букина последовали санкции МОК, что касается Алиева, не в его пользу складывается банальный тактический расчет: мужчины открывают командные соревнования, хоть в них и не будет участвовать олимпийский чемпион Сочи Юдзуру Ханю, уровень ожидается высокий, и не факт, что российского дебютанта в случае не слишком чистого проката не станут (в отличие от Коляды) судить, как юниора. То есть не уберут с первого же старта в самый конец таблицы – еще дальше, чем могут «убрать» Забияко и Энберта. В ситуации, когда российская сборная реально может бороться за золото, вряд ли кто из руководителей команды решится взять на себя риск такого решения: слишком много внимания будет приковано к виду, в котором четыре года назад наша страна оказалась сильнейшей.

Хотя может быть стоило бы рискнуть. В конце концов четыре года назад самые яркие выступления продемонстрировали те, от кого этого меньше всего ожидали.

 

 

 

 

 

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru