Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Комментарии - 2016
Дело Ефимовой: КТО ВИНОВАТ?
Юлия Ефимова
фото © Reuters
Юлия Ефимова

17 марта 2016 

В среду стало известно, что к команде спортсменов, уличенных в последнее время в употреблении запрещенного милдроната, присоединилась четырехкратная чемпионка мира по плаванию Юлия Ефимова.

Я не верю в совпадения. Тем более – в такие. Поэтому, когда имя Ефимовой наконец прозвучало вслух (информация о том, что это случится со дня на день, витала в воздухе всю предыдущую неделю), не испытала ни шока, ни возмущения. Наверное, дело просто в том, что сама ситуация с милдронатом приняла такие формы, что реакция сторонних наблюдателей может сводиться разве что к интернетному выражению «запасся попкорном». Другими словами, раз уж изменить ничего нельзя, остается наблюдать, слушать и делать выводы.

Вывод печален. Он – не о Ефимовой, не о Павле Кулижникове, не о Кате Бобровой и даже не о тех, чьи имена пока еще не оглашены. А об абсолютном непрофессионализме тех, кто занимается в российском спорте медицинским сопровождением команд и спортсменов.

Такое вообще случается нередко: вокруг узкого круга людей, профессионально делающих результат и, как любили писать в советские времена, «кующих медали», образуется прослойка, с удовольствием объявляющая себя причастными к результату, если он успешен, но мгновенно исчезающая из поля зрения, если случается провал. Последнее – в том числе и о врачах.

«Ляпы» медицинского характера в российском спорте случались и раньше: достаточно вспомнить лишь один из них: Олимпийские игры в Атланте и запрещенный накануне российский препарат бромантан. Информация о внесении бромантана в «черный список» была прислана в штаб команды по факсу и... отправилась в помойку с кучей других бумаг, которые показались ненужными тем, кто дежурил по офису. В результате Россия получила букет из допинговых дел прямо на Играх, от чего с большим трудом (и с привлечением крайне влиятельных чиновников международного уровня), но все-таки удалось отбиться.

Сейчас же отбиваться будет сложнее. В том числе и потому, что облеченные властью люди, судя по их комментариям случившегося, не очень представляют себе, как это делать.

Вчерашнее заявление главы ФМБА Владимира Уйбы о том, что милдронат может выводиться из организма спортсмена в течение полугода, на мой взгляд, может вызвать у любого спортивного профессионала лишь один вопрос: а раньше, господа, вы не знали этого? На основании чего тогда рекомендовали препарат всем без исключения сборным и отгружали коробками во все федерации? На основании того, что кто-то написал в аннотации о других сроках? Тогда зачем нужно спортсменам все ваше ведомство, у которого нынешний скандал с милдронатом – лишь вишенка на торте? Ведь были же и другие, хотя и не так широко афишируемые случаи вопиющих врачебных провалов ваших специалистов – людей, которые в массовом порядке заменили в российском спорте тех, кто работал в нем десятилетиями и прекрасно знал, к чему может привести малейшая небрежность?

Я вовсе не хочу сказать, что в ФМБА работают плохие врачи. Просто большой спорт – это не обычная медицина, а совсем другое. Другой уровень ответственности, прежде всего. Но как раз это понятие отсутствует в нынешней российской спортивной медицине в принципе – так, по крайней мере, представляется со стороны.

В комментарии относительно «случая Бобровой» (одна из версий попадания запрещенного средства в ее организм, напомню, заключалась в возможной ошибке врача сборной, который делал спортсменке инъекцию перед прокатом) я уже задавалась вопросом: каким образом врач, уже попадавший в крайне неприятную допинговую историю, продолжил свою работу в спорте, пусть и в другом его виде?
И ведь случай-то не первый. Перед Играми в Сочи, например, из-за неправильно подобранной схемы фармакологического сопровождения чуть было не осталась инвалидом Ольга Вилухина. Ситуация не получила огласки, просто Ольга сама рассказала мне об этом на одном из тренировочных сборов, назвав имя работавшего с ней врача. Из биатлона тогда этого специалиста экстренно убрали – прикрепили к другой сборной.

Ну а сейчас все мы в очередной раз получили доказательство, что крайним в спорте по-прежнему остается спортсмен. Есть, разумеется, теоретическая вероятность того, что милдронат удастся «реабилитировать» и вернуть в категорию легальных средств (что было бы логично), но если этого не произойдет, Ефимовой, как и Кулижникову, грозит пожизненное отстранение от спорта. И никого, поверьте, не будет волновать тот факт, что черная метка, увенчавшая большую и красивую карьеру, получена на самом деле за чужую беспечность и непрофессионализм.

 

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru