Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Комментарии - 2015
ОПАСНАЯ ГАСТРОЛЬ
Евгений Плющенко
фото © Татьяна Дорогутина
на снимке Евгений Плющенко

19 апреля 2015 

Он очень вовремя вернулся. Нет, командный турнир в Токио, на котором в очередной раз расписались в своей абсолютной беспомощности российские одиночники, здесь совершенно ни при чем. Плющенко – абсолютно самодостаточен. И остается ньюсмейкером независимо от того, проигрывает кто-то из его коллег по льду на одном конце света или выигрывает – на другом. Вы скажете: «Ах, вот опять, в который раз…», но я, пожалуй, не соглашусь. Хотя не стану скрывать: предолимпийское возвращение Евгения в любительский спорт, с тем чтобы выиграть командную медаль в Сочи, вызывало у меня достаточно скептические чувства.
Что изменилось? Попробую объяснить.

Так уж получилось, что вся карьера Плющенко прошла у меня на глазах. И ту ее часть, что началась после Игр в Солт-Лейк-Сити, когда из спорта ушел чемпион тех Игр Алексей Ягудин, а сам Плющенко отправился в автономный победный марш, я, в общем-то, не считала выдающейся. По очень простой причине: ни на одном из турниров (за редчайшими, единичными исключениями) Евгению не доводилось прыгать выше головы. Не было нужды. В спорте же никогда не были по-настоящему интересны герои, побеждающие «малой кровью».

Именно так Плющенко выиграл олимпийское золото в Турине, откатав добротную, но не блистательную программу. Схожим образом он проиграл Игры в Ванкувере, самоуверенно посчитав, что несколько месяцев тренировок – достаточный срок, чтобы заткнуть за пояс кого угодно. И не заткнул.
Что до блужданий выдающегося фигуриста вокруг сборной в преддверии домашних Игр – цель была абсолютно ясна и тоже не бог весть как интересна: все ведь прекрасно понимали, что командный турнир – это гарантированная медаль при любом раскладе. И что не Плющенко, увы, будет в этой команде сильным звеном.

Все изменилось в декабре 2013-го. Именно тогда, в канун наступающего олимпийского года, чемпион Турина получил оплеуху, сравнимую, пожалуй, с той, что случилась в Солт-Лейк-Сити: он проиграл отборочный чемпионат страны 18-летнему Максиму Ковтуну. Причем проиграл совершенно по делу.
Те редкие поражения, которые случались до этого, имели совсем другое послевкусие. Поражение от Эммануэля Сандю в финале «Гран-при» в 2003-м было абсурдным – Евгений катался намного лучше канадца, но просчитался в элементах, выполнив лишний и весьма дорогостоящий каскад, который не был засчитан. Серебро чемпионата Европы-2004 было объявлено несчастным случаем. Домашний чемпионат мира-2005 получился скомканным из-за травмы. Что до Игр в Ванкувере, все было достаточно убедительно списано на происки судей.

Проиграв Ковтуну в Сочи, Плющенко не просто разозлился. Он был взбешен. Даже внешне было достаточно очевидно, что с той самой минуты все отошло для фигуриста на второй план. Кроме жгучего желания взять реванш.

Не случись того поражения, не думаю, если честно, что на Играх-2014 мы бы увидели того Евгения, который был на льду в командном турнире. Другой вопрос, что все понимали: для возрастного и многократно травмированного спортсмена такое напряжение не пройдет даром. Поэтому никто из причастных к команде людей не питал никаких иллюзий в отношении дальнейшего участия Плющенко в Играх. Несмотря на все то, что говорилось вслух.

Другой вопрос – совершенно бездарная режиссура отказа от выступлений, повлекшая за собой грандиозное публичное унижение самого спортсмена и грандиозный скандал вокруг его имени. Положа руку на сердце, сам Плющенко этого точно не заслуживал. Он и так сделал в Сочи все, что мог.

На что он способен сейчас? Не думаю, что это главный вопрос. Хотя нет, не так. Думаю, что никто, включая врачей, тренеров и близких, не знает ответа на этот вопрос более точно, нежели сам Евгений.
«Такие ребята всегда знают про себя абсолютно все», – сказал мне на Играх в Сочи мудрейший спортивный наставник Рафаэль Арутюнян, и я полностью с ним согласна. Да, Плющенко может проиграть – как проиграл Ковтуну в декабре. И скорее всего будет проигрывать: противопоставить серьезные технические аргументы фигуристам типа Хавьера Фернандеса и Юдзуру Ханю российскому ветерану не так просто в силу более чем объективных причин. Но ведь он понимает и это тоже. Как и то, насколько коротко расстояние от всепоглощающей болельщицкой любви до исступленной ненависти.

Если бы Плющенко привлекала лишь возможность просто поехать в очередной раз на Олимпийские игры, вписав в конце-то концов свое имя в книгу рекордов Гиннесса, ему бы, ей-богу, стоило обзавестись паспортом экзотической страны, поменять спортивное гражданство и кататься лет так до семидесяти. То, что он возвращается в российскую сборную, пройдя сквозь все испытания олимпийского года и прекрасно понимая, на что себя обрекает, – это поступок совсем иного масштаба. Ну а тот факт, что уже сейчас, даже не начав тренироваться, Евгений более интересен миру, чем тот же Ковтун – это точно не проблема Плющенко. А проблема Ковтуна.

Вполне допускаю, кстати, и иное развитие сюжета. А именно – что выдающийся фигурист, в очередной раз застолбив за собой место в обойме российской сборной и получив все причитающиеся этому статусу спортивные и финансовые блага, вообще не станет торопиться с выходом на соревновательный лед, как уже проделывал неоднократно. Но даже если так, при нынешнем безрыбье на мужском российском поле что мы теряем?

Так что занимайте места в партере, господа. Шоу начинается!

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru