Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Комментарии - 2014
КРЕСТ ЧЕМПИОНОВ

6 апреля 2014 

Евгений Устюгов
фото © Антон Сергиенко
на снимке Евгений Устюгов

Двукратный олимпийский чемпион Евгений Устюгов реализовал в субботу в «Олимпийском» классически безупречную спортивную теорию о том, что уходить надо красиво. То есть непобежденным. Для большинства тех, кто имел возможность слышать прощальную речь выдающегося биатлониста, слова Устюгова прозвучали, что называется, как обухом по голове. И вызвали, разумеется, протест – как это всегда бывает, когда человек уходит из профессии в расцвете сил.

Примерно такую реакцию я видела в олимпийском борцовском зале Атланты в 1996-м, когда 25-летний борец Вадим Богиев, считавшийся одним из самых талантливых вольников мира, сошел с пьедестала с золотой медалью на шее, снял заранее расшнурованные борцовки, бережно вытащил из-за пазухи мокрое от пота трико, положил все это в центр ковра, поцеловал, встав на колени, его шершавую поверхность и сказал в камеру: «Я ухожу. Решение окончательное».

Мне же чуть позднее Вадим признался: «Не хочу, чтобы настоящая жизнь продолжала проходить мимо».

Об этом же говорил и Евгений Устюгов, когда в начале сезона мы встречались в Остерсунде. О том, что не иметь возможности видеть, как растут твои собственные дети, категорически неправильно. И что это не компенсируешь никакими деньгами. Что в 28 вся жизнь в твоих руках, а найдешь ли ты себя в ней в 40?

Тогда, помню, я в очередной раз задумалась о том, что уйти из спорта вовремя и непобежденным, наверное, проще, чем остаться. Понятно, что уход – штука непростая. Особенно когда болельщикам, а гораздо в большей степени тебе самому, кажется, что силы совершенно не растрачены. И что если ты останешься, то и результат будет оставаться прежним. Победным.

Однако, оставшись, ты очень быстро начинаешь понимать, до какой степени тяжко заставлять себя повторно окунаться в ту же воду. Прежде всего потому, что вместе с олимпийской победой мотивация продолжать работать теряет, как правило, и силу и свежесть.

Человеку, который хотя бы единожды пережил великую победу, уготовано нелегкое будущее: каждая его неудача начинает выглядеть в глазах болельщиков гораздо более сокрушительной, нежели на самом деле, в то время как любой успех воспринимается как нечто само собой разумеющееся. Устюгову, если вдуматься, повезло: если бы не эстафетное золото Сочи, которое под занавес Игр завоевала российская мужская четверка, биатлониста наверняка продолжал бы сопровождать шлейф чужих шепотков: ну да – выиграл в Ванкувере. А потом-то что? А ничего…

Думаю, что как раз по этой причине мы упорно отказывались видеть позитив в послеванкуверских, достаточно высоких, но, увы, безмедальных результатах Ольги Зайцевой. Помнили-то другое – две олимпийские победы в Ванкувере и Турине, два золота на чемпионате мира в корейском Пхенчхане. И что прикажете – радоваться на этом фоне эстафетному сочинскому серебру? Кого волнует, что ради этого результата спортсменке пришлось работать так, как, возможно, она не работала до этого никогда в жизни? Через боль, через травмы, через операции, через отказ от нормальной жизни…

Точно так же у нас не получалось радоваться в 2000-м, когда четырехкратный олимпийский чемпион Александр Попов и трехкратный обладатель олимпийского золота Александр Карелин проиграли золотые медали, оставшись вторыми.

Комментируя прощальную речь Устюгова, Зайцева сказала: мол, Евгений, решив уйти, сделал именно тот шаг, на который сама она никак не может отважиться. Накануне мы достаточно долго разговаривали со спортсменкой о ее дальнейших планах, и я в очередной раз пыталась понять: совершенно очевидное нежелание Ольги уходить – это проявление слабости или силы?

Вроде бы – первое. Понятно же, что задержаться в привычной колее человеку всегда комфортнее. С другой стороны, Зайцева не может не понимать, что соответствовать своему прежнему уровню ей будет все труднее и труднее. Но ждать-то мы будем от нее именно этого?

Вряд ли тут можно найти единственно верный ответ – наверное, его просто не существует. Просто свой чемпионский крест каждый выдающийся спортсмен тащит по жизни сам. То, что к концу карьеры ноша становится не в пример тяжелее, – тоже неоспоримый факт, от которого никуда не деться.

И очень большая иллюзия полагать, что с уходом из спорта от этой ноши можно отделаться раз и навсегда.

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru