Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Комментарии - 2014
ЦИРК УЕХАЛ?

2 мая 2014 

Через несколько минут после того, как мы с Александром Кравцовым договорились об интервью, на экране высветилось сообщение: «Отменяется. Срочная командировка…»

Интервью было назначено на семь утра одного из праздничных дней. «Иначе ничего не успеваю», – пояснил Кравцов, объясняя мне, почему вынужден приходить на работу так рано. Глядя на экран мобильника, я пыталась мысленно рассуждать о том, нужен ли вообще федерации биатлона руководитель, который вынужден постоянно жить в таком режиме? Понятно, что должность главы Центра подготовки сборных команд применительно к российскому спорту – это пост наиглавнейший, с какой стороны на него не взгляни. И подразумевает не только высочайший уровень профессионализма и умение принимать решения, но и предельную занятость.

С другой стороны, Кравцов, согласившись участвовать в выборах главы СБР, наверняка и сам не раз задавал себе подобные вопросы. И, наверное, у него есть ответ.

Появление кандидатуры руководителя ЦСП в списках кандидатов сразу определило фаворита предвыборной гонки, а главное, дало надежду, что аттракцион под названием «Кто еще не рулил биатлоном?» наконец-то будет прекращен. Возможно, я резка в оценках, но все, что происходило в СБР после Игр в Сочи, сильнее всего напоминало какой-то сюрреалистический паноптикум. Начиная от задекларированной отставки Михаила Прохорова и Сергея Кущенко, объявивших о том, что оба они больше не видят для себя в этом виде спорта сверхзадач, и заканчивая списком кандидатов на президентское кресло до того, как в этом списке появилась фамилия Кравцова.

В самом начале апреля у меня случилась частная беседа с одной из спортсменок сборной. «Понимаете, – говорила она мне, – ни один человек в СБР не может позволить себе высказаться против руководства. И Прохоров, и Кущенко действительно много для нас делают. Решают какие-то проблемы, помогают деньгами. Вот, собственно, ни у кого и не возникает оснований для недовольства…»

Если бы успешность руководителя определяло отношение к нему подчиненных, Прохорову и Кущенко не было бы цены. Но в спорте эту успешность определяет только результат. Его (если рассуждать глобально) не случилось. Утверждать на этом фоне, что имелись какие-то более мелкие успехи и достижения при тех деньгах, что вкладывались в биатлон, по меньшей мере, смешно.

Тот факт, что после отставки руководящей верхушки в кандидатах на освободившиеся посты сразу появились кандидатуры людей, многие из которых на протяжении олимпийского цикла ходили «под Прохоровым», тоже вызвал желание поразмышлять. Например, о том, что все четыре года эти люди занимали абсолютно безынициативную, но при этом очень удобную позицию: ни за что, по сути, не отвечая, списывали любую неприятную с точки зрения результата ситуацию на не бог весть какое профессиональное, но при этом авторитарное руководство. И уже поэтому (при всем уважении к спортивным заслугам упомянутых лиц) за них бы не голосовала.

Странное ощущение вызвали и интервью олимпийского чемпиона Альбервилля Евгения Редькина, выдвинутого кандидатом от самого биатлонного региона страны – Ханты-Мансийска. Территориальная принадлежность кандидата сама по себе немедленно породила множество опасений на тот счет, что если у руля СБР окажутся исключительно ханты-мансийские выдвиженцы (а именно этот город представляет нынешний глава экспертного совета СБР Виктор Майгуров), то и в развитии биатлона в стране начнется немедленный перекос.

Но дело даже не в этом. А в совершенно очевидной оторванности олимпийского чемпиона от реальной ситуации – не говоря уже об отсутствии у него сколь-нибудь внятной программы действий.

На этом фоне Кравцов – панацея. О том, что он человек спорта, прекрасно владеющий темой и при этом блестящий управленец, говорилось уже много. Станет ли он, будучи избранным главой СБР, «новой метлой»? Думаю, да, хотя, наверняка, не сразу: вся предыдущая деятельность Кравцова не раз подчеркивала, что он – сторонник жестких решений, но не сторонник резких. Его пугающая, прямо скажем, фраза о том, что «новую голову» невозможно приставить к «старому туловищу», уже сейчас начинает нависать над СБР дамокловым мечом. То, что этот меч рано или поздно будет взят в руки, сомневаться не приходится: слишком много застарелых проблем достанется новому президенту в комплекте с чужим наследством.

Еще одна фраза Кравцова – «Не смог спокойно смотреть, как по результатам биатлон скатился в аутсайдеры» исчерпывающе выдает отношение Кравцова к реальности, достаточно сильно диссонируя с заявлениями Прохорова и Кущенко о своей роли в биатлонной истории.

16 лет назад, когда тогдашняя подопечная Кравцова Лариса Лазутина стала трехкратной чемпионкой Олимпийских игр в Нагано, тренер вдруг стал рассказывать мне, как за несколько лет до этого его сильно отговаривали вообще связываться со спортсменкой: мол, слишком невыносимый у нее характер. А значит, и работать будет тяжело.

«А у кого характер легкий? – вслух рассуждал тогда Александр. – Человек, не имеющий собственного мнения и не способный это мнение отстаивать, лидером не становится. Что до тяжести, так всегда ведь есть два выхода: либо уйти сразу, либо просто работать...».

Не правда ли, актуально? И очень хочется на самом деле, чтобы у тех, кому предстоит в следующие четыре года в одной биатлонной связке работать, все получилось.

 

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru