Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Комментарии - 2013
ЗАЧЕМ ВОЗВРАЩАЮТСЯ ЧЕМПИОНЫ?
Марина Анисина и Гвендаль Пейзера
фото © Александр Вильф
на снимке Марина Анисина и Гвендаль Пейзера

9 июля 2013 

Заявление олимпийской чемпионки в танцах на льду Марины Анисиной о желании вернуться в спорт и выступить на Олимпиаде в Сочи стало сенсацией. И вновь подняло вопрос: зачем возвращаются бывшие чемпионы, выигравшие за свою карьеру все, что можно?

Считается, что олимпийские чемпионы должны уходить из спорта непобежденными. Точно так же достаточно распространено мнение о том, что чемпионы, чьи имена некогда гремели на весь мир, могут вернуться в спорт лишь с единственной целью – выиграть. И вот в этом, как мне кажется, заключается достаточно большое заблуждение.

Повод задуматься об этом возник у меня в 1995-м. Уже ушло в историю великое пришествие на олимпийский лед профессионалов-фигуристов в Лиллехаммере, и фигурнокатательный мир вовсю обсуждал возможное возвращение в спорт двукратных олимпийских чемпионов в парном катании Людмилы Белоусовой и Олега Протопопова, которые задались целью в 60-летнем возрасте подготовиться к Играм в Нагано.

Пятиминутной беседы с легендарными спортсменами оказалось достаточно, чтобы понять: их намерения более чем серьезны. Олег тогда сказал:

– Вам никогда не приходило в голову, что в Швейцарии практически нет парного катания, а значит, место в команде практически вакантно? Да и ISU (Международный союз конькобежцев. – Прим. «СЭ») пока не придумал правил, ограничивающих возраст спортсменов. Я не говорю, что мы выступим. Но мы готовимся. Во-первых, фигурное катание нам еще не приелось. А во-вторых, нам просто нравится быть в форме. И я, и Мила весим столько же, сколько весили тридцать лет назад. Делаем все элементы, которые делали тогда, учим прыжки. Максимальная цель всегда дисциплинирует, помогает сохранить молодую психику. К тому же я всегда был склонен считать, что лучше умереть на льду, нежели в клинике для престарелых.

Тогда я, признаться, здорово растерялась. Собеседник же, видя это, добавил:

– Надеюсь, вы уже поняли, какой шок испытает олимпийское движение, если мы действительно решим выступить на Играх?

Шок тогда был действительно сильным. Никогда не забуду квадратные от удивления глаза вице-президента ISU Лоуренса Деми, когда ему изложили аргументы Протопопова. «А ведь в правилах действительно нет пункта, ограничивающего возраст фигуристов», – озадаченно пробормотал англичанин.

Если пытаться классифицировать возвращения (не важно, состоялись они или нет), случай Протопоповых – это прежде всего возвращение-пиар. Абсолютно все, сказанное Олегом Алексеевичем о максимальных целях, было правдой. Однако своим математическим умом Протопопов тогда мгновенно просчитал, сколько дивидендов может принести подобный ход. Другой вопрос, что спортивный мир в середине 90-х не был готов к тому, чтобы устраивать из большого спорта шоу, чтобы не сказать – балаган.

Сейчас же мы всерьез обсуждаем возможное возвращение в танцы Марины Анисиной и ее партнера Гвендаля Пейзера, прекрасно понимая, что это точно такой же пиар-проект, ни к чему по большому счету возвращенцев не обязывающий. Собственно, из этой же серии и сочинский камбэк олимпийского чемпиона Турина Евгения Плющенко.

Гораздо более тяжелый случай, когда вышедший в тираж чемпион категорически не желает смириться с тем, что все самое лучшее в его жизни уже в прошлом. Такие люди, как правило, не приемлют ветеранский спорт, интуитивно понимая, что он всего лишь суррогат. Им хочется настоящих эмоций и настоящего адреналина. Хочется снова почувствовать себя молодыми и способными на любые безумства. Самый яркий из известных мне примеров прошел для мирового сообщества в общем-то незамеченным. Героем был четырехкратный олимпийский чемпион и 13-кратный чемпион мира по биатлону Александр Тихонов, задумавший поехать на свою пятую Олимпиаду в составе сборной России по конному спорту.

Рассказывал он о том периоде взахлеб:

«Мысль об Олимпийских играх долго не давала мне покоя. По большому счету в биатлоне я недобегал и недовыступал. Не думал, что отказаться от спорта будет так тяжело. Самое обидное, что мечта вернуться в спорт была абсолютно реальной. Я не видел ни единой причины, которая могла бы мне помешать попасть в команду. В моем возрасте впервые сесть на лошадь было непросто даже психологически. Я же всю спортивную жизнь по снегу ходил, по земле. А когда лошадь взлетает над препятствием, то всадник оказывается в четырех с лишним метрах над поверхностью. И оттуда, бывает, падают – я видел.

Но решил попробовать. Прошел конкурную трассу с высотой препятствий в 130 сантиметров, затем 140. Получилось. Понимаю, что далек от совершенства в технике прыжков, но ведь не падаю, еду! Стал вторым на всероссийских соревнованиях в Битце, получил практически без подготовки серебряную медаль в конкуре. В 53 года!

Но потом выяснилось и другое. А именно – что серьезно подготовиться к выступлению в России просто невозможно. Слишком жалкое существование влачит у нас конный спорт. Поэтому я и был вынужден принять решение отказаться от своего замысла...»

Подобные порывы трудно трактовать однозначно. Вполне допускаю, кстати, что 70-летний уже Тихонов до сих пор верит, что мог тогда вернуться, поехать на Игры и добиться успеха. И если эта вера скрашивает ему жизнь, то почему бы и не тешить себя воспоминаниями?

Парадокс в другом. Казалось бы, чемпионы должны особенно опасаться возвращений, но в реальности получается совсем иначе. Они не боятся проиграть, поскольку все главные титулы в своей жизни уже выиграли. Они не боятся работать, ибо прекрасно отдают себе отчет в том, какого титанического труда потребует даже первый шаг, сделанный в «ту же воду». Они не боятся рисковать: в конце концов, рисковали всю свою предыдущую жизнь и оказались удачливее остальных. А главное – почувствовав, что не получается, они в любой момент могут сделать вид, что просто пошутили. Мол, не очень-то и хотелось.

У тех, кто всю жизнь рвался к своей главной победе, но не достиг ее, все иначе. Понимаю, что не следует грести всех под одну гребенку, но никогда не забуду свой разговор с канадским фигуристом Брайаном Орсером, дважды – в Сараеве и Калгари – выигравшим серебро Олимпиад. В начале 90-х перед Играми в Лиллехаммере канадец по-прежнему был в великолепной форме, выступая на профессиональном льду, но наотрез отказался примкнуть к компании «возвращенцев».

– Я даже не рассматривал такой вариант, – признался он мне несколько лет назад. – Понимаете, главной целью всей моей спортивной жизни было выиграть Олимпиаду в Калгари в 1988-м. Я был готов ее выиграть. Вообще был готов, как никогда. Но проиграл. Очень долго отходил от тех Игр и понял, что больше никогда в жизни не захочу пережить это еще раз.

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru