Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Комментарии - 2009
ТЕПЕРЬ ВСЁ ЗАВИСИТ ОТ ПРОБЫ «Б»

4 февраля 2009 

Слухи о том, что несколько российских биатлонистов заподозрены в употреблении запрещенных препаратов, получили документальное подтверждение. Что же грозит этим спортсменам, если анализ второй пробы так же окажется положительным?

3 февраля Международный союз биатлонистов (IBU) опубликовал на своем официальном сайте пресс-релиз по поводу нескольких допинг-проб, давших предварительный (проба «А») положительный результат на запрещенную субстанцию.

«Дальнейшего аналитического исследования потребовал ряд допинг-проб наших спортсменов, - говорится в заявлении. - В соответствии с антидопинговыми правилами IBU и Всемирным антидопинговым кодексом, об этом были проинформированы спортсмены, Всемирное антидопинговое агентство (WADA) и соответствующие национальные антидопинговые агентства. Чтобы защитить право спортсменов на конфиденциальность, а также быть уверенными в честности дальнейших действий, IBU не будет на этой стадии обнародовать ни имена, ни национальность спортсменов».

Информация, тем не менее, попала в прессу еще до публикации этого пресс-релиза - при этом ссылались на сугубо конфиденциальное письмо, которое было отправлено из IBU в Союз биатлонистов России. Соответственно, стало ясно, что речь идет о российских спортсменах. И о тех пробах, что были взяты в начале декабря на первом этапе Кубка мира в шведском Остерсунде в рамках так называемого «внезапного» контроля. Анализ этих проб дал положительный результат на эритропоэтин - препарат, способствующий активному образованию в крови эритроцитов и, как следствие, повышающий снабжение организма кислородом.

После публикации пресс-релиза IBU информацию о том, что речь действительно идет о российских биатлонистах, подтвердил министр спорта России Виталий Мутко. Однако и он фамилий не назвал, подчеркнув, что они ему известны.

Еще несколько лет назад считалось, что обнаружить следы эритропоэтина в допинг-пробе практически невозможно. Когда в 2007 году в употреблении этого препарата был уличен российский лыжник Сергей Ширяев, тогдашний руководитель антидопинговой службы Росспорта Николай Дурманов сказал: «Эритропоэтин является почти точной копией гормона, который имеется в человеческом организме. Отличить природный гормон от искусственного чрезвычайно трудно. К тому же искусственный эритропоэтин быстро распадается. Его можно обнаружить в организме спортсмена в течение двух-трех дней. Теоретически - четырех, хотя о таких случаях мне не известно».

Как правило, проба на эритропоэтин отправляется на анализ лишь тогда, когда есть серьезные основания заподозрить спортсмена в употреблении этого препарата. Исследование дорогое и требует довольно продолжительного времени. Более того, если проба дает положительный результат, лаборатория, как правило, высказывает пожелание провести анализ еще раз - силами других специалистов. Чтобы получить так называемое second opinion - второе мнение. Известно и то, что в организме каждого отдельно взятого человека эритропоэтин ведет себя по-разному. И далеко не всегда проявляется при исследовании.

Правила, запрещающие предавать гласности результаты пробы «А», в отношении эритропоэтина имеют особенно принципиальное значение. На основании огромного количества исследований этого препарата у специалистов сложилась неофициальная, но вполне достоверная статистика: случаев, когда проба «Б» не подтверждает результаты пробы «А» много. Примерно 40 процентов от общего числа анализов.

Как стало известно «СЭ» из источников, близких к IBU, на «внезапном» контроле ряда российских, немецких и австрийских спортсменов в Остерсунде настоял один из руководителей Международного союза биатлонистов. Он же распорядился отправить пробы не в лабораторию Крайше, которая постоянно работает с IBU, а в Лозанну.

По существующим правилам результаты положительных анализов должны быть доведены до сведения заинтересованных лиц в течение трех-четырех недель. Почему информация поступила в СБР спустя два месяца после взятия проб, предстоит выяснить, хотя, в принципе, такую задержку несложно объяснить. Все, кто так или иначе задействован в системе борьбы с запрещенными препаратами, заинтересованы в том, чтобы случаи нарушений получали максимально широкую огласку. Идеальный вариант - перед крупными соревнованиями. Особенно, если речь идет об известных спортсменах.

Но если исходить из того, что большой спорт - это некая игра по определенным правилам, сразу возникают вопросы. Например, даже когда обе пробы подтверждают наличие запрещенного препарата, правила оставляют за «пострадавшей» стороной возможность опротестовать результат исследования, если процедура была проведена с неполным соблюдением регламента. Для того, чтобы запросить и получить официальную информацию по этому вопросу, требуется как минимум три недели. И получается, что спортсмен, получивший уведомление непосредственно перед чемпионатом мира или Олимпийскими играми, автоматически лишается возможности принимать в этих соревнованиях участие, даже если впоследствии будет оправдан.

В пресс-релизе IBU подчеркивается: на стадии исследования пробы «А» неправомерно говорить о том, что спортсмен, чье имя фигурирует в деле, может считаться уличенным в нарушении. В этом случае у человека есть возможность согласиться на вскрытие и анализ контрольной пробы «Б» - или отказаться от ее проведения. В случае второго решения спортсмен автоматически признает себя виновным. Однако по информации, которой располагает "СЭ", все биатлонисты, имена которых названы в бумаге, отправленной в СБР, уже написали доверенности на имя специалиста, который в начале следующей недели отправится в Лозанну для проведения контрольной пробы «Б». Следовательно, виновными себя спортсмены не считают.

Сама процедура будет проведена 9-12 февраля, соответственно, результат станет известен либо в канун официального открытия чемпионата мира в Корее, либо сразу после его начала.

Можно ли будет считать спортсменов виновными, если проба «Б» тоже окажется положительной? Увы, да. Эритропоэтин - это всегда инъекция. Независимо от того, был человек информирован врачом, какой именно препарат тот ему вводит, или нет, именно атлет несет полную ответственность за присутствие запрещенной субстанции в организме.

Если и вторые пробы окажутся положительными, в отношении нарушителей будет начат дисциплинарный процесс: в течение семи рабочих дней после уведомления состоится заседание Антидопингового бюро IBU, которое и примет решение в соответствии с Антидопинговыми правилами IBU и Всемирным антидопинговым кодексом.

Остается добавить, что по правилам, принятым Международным олимпийским комитетом после Игр в Пекине, спортсмен, дисквалифицированный за употребление запрещенных препаратов на шесть и более месяцев и отбывший наказание, лишается права выступать на ближайших Олимпийских играх. Это означает, что если вина российских биатлонистов подтвердится и срок их дисквалификации распространится на Ванкувер-2010, выступить на Играх-2014 в Сочи эти спортсмены тоже не смогут.

 

P.S. Еще через сутки Международный союз биатлонистов (IBU) сообщил о том, что временно отстранил спортсменов, сдавших положительные допинг-пробы, от участия в соревнованиях.

«Вещество, обнаруженное в положительной пробе «А», входит в запрещенный список ВАДА и относится к особому классу веществ - «non-specified substances» (ст. 4.4.2 Кодекса WADA). В таком случае временное отстранение спортсменов является обязательным условием Антидопинговых правил IBU (статья 7.6.1).

Данное решение вступает в силу немедленно. Временное отстранение обозначает, что спортсмены не могут принимать участие в любом соревновании под эгидой IBU.

В случае, если проба «Б» окажется положительной, будут назначены слушания по делу о нарушении допинговых правил. Если результаты пробы окажутся отрицательными, то временное отстранение биатлонистов приостанавливается.

Спортсмены попросили вскрыть пробу «Б». Это произойдет в ближайшее время. Дата процедуры пока не названа публично.

Пожалуйста, имейте в виду, что это еще не положительные допинг-случаи. IBU предоставит дополнительную информацию и имена только в том случае, если результаты пробы «Б» окажутся положительными», - сообщается на официальном сайте IBU.

Шумиха по поводу положительных допинг-проб российских биатлонистов, спровоцированная преждевременной утечкой информации, все больше запутывает картину произошедшего. Такая реакция объяснима. Если допинг-проба показывает положительный результат на неустановленное вещество нового поколения, это автоматически означает приток в антидопинговые структуры огромных денег. Под исследования выделяются гранты, то есть для всех специалистов, работающих по этому профилю, новый допинг - как звездный час. И это предвкушение славы и денег зачастую сопровождается шквалом преждевременных домыслов и совершенно необоснованных предположений.

Что происходит сейчас? Несмотря на то что до вскрытия пробы «Б» любая информация может быть расценена только как предположения, имеет место обилие противоречащих друг другу комментариев, в том числе со стороны весьма высокопоставленных чиновников.

По информации, которой располагает «СЭ», в бумаге, направленной в Союз биатлонистов России из IBU (Doping Control Report), стоит код процедуры: МА 32 801(rЕРО). В переводе на доступный язык это означает, что изоэлектрический профиль взятого на анализ образца показывает присутствие рекомбинантного (синтетического) эритропоэтина.

Однако спустя несколько дней президент IBU Андерс Бессеберг, комментируя случившееся, сказал, что речь идет не об эритропоэтине. По его словам, в пробах выявлен совершенно новый препарат. Чуть позже комментарием отметился и член медицинской комиссии IBU доктор Пьер Жанье, заметивший, что положительные пробы «А» показали использование так называемого эритропоэтина третьего поколения - CERA.

Вот только дело в том, что для каждого из этих препаратов существует своя, отдельная процедура исследования. В частности, определить наличие в пробе препарата, о котором говорит Жанье, стандартным анализом на ЭПО невозможно.

Безусловно, лаборатория может позволить себе некую импровизацию, отойти от установленных стандартов. Но сам факт, что, согласно официальному рапорту, в пробах обнаружен обычный эритропоэтин, а по высказываниям официальных лиц - совершенно иные субстанции, говорит о том, что единого мнения по инциденту на данный момент нет. В этой ситуации не очень понятно стремление высокопоставленных чиновников IBU привлечь к случившемуся максимум внимания в период, когда по существующим правилам они вообще обязаны отказываться от каких-либо комментариев. То есть до вскрытия и исследования пробы «Б».

 

 

 

 

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru