Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Комментарии - 2009
ТРИ ПИСЬМА

11 апреля 2009 

Лет тридцать назад довелось мне услышать от собственного отца анекдот о том, как при назначении нового главного тренера уволенный предшественник принес тому три письма. И оставил их со словами: мол, будет трудно – открывай первый конверт. Если это не поможет решить проблему, надо вскрывать второй. Ну, а если совсем труба – третий.

Когда до писем дошло дело (а какому руководителю в спорте легко?) на первом листке обнаружилось одно слово: «Обещай!» На втором, вскрытом еще через какое-то время, стояло: «Вали все на меня». И, наконец, добравшись до третьего письма, главный тренер прочитал заключительное пожелание: «Пиши три письма».

Недавнее заседание Исполкома ОКР и последовавшее за ним заседание Коллегии Минспорта заставило вспомнить бородатый анекдот еще раз. Потому что суть выступлений высоких спортивных руководителей откровенно сводилась к тому, что дела в нашем спортивном хозяйстве при том, что до зимних Олимпийских игр в Ванкувере остались считаные месяцы, обстоят плачевно. Причем, на многих фронтах.
Обычно перед каждой Олимпиадой руководители рассматривают статистику выступлений зимних или летних команд, составленную на основании результатов мировых первенств предыдущего сезона. И выводят некий медальный прогноз. По существующим на сегодня подсчетам, Россия может претендовать разву что на место в десятке.

Но даже такой прогноз применительно к Играм в Ванкувере я бы не стала рассматривать всерьез. По единственной причине – количеству допинговых скандалов, случившихся в этом сезоне в биатлоне и лыжах. Причем, не только на самом высоком уровне, но и том, который располагается вне внимания прессы.

Бессмысленно, наверное, рассуждать, кто конкретно виноват в том, что сейчас происходит в российском спорте – нынешний министр Виталий Мутко, на которого проблема с массовым употреблением допинга рухнула в первый же год его руководства, или же предшественник, бывший глава Росспорта Вячеслав Фетисов, которому вроде бы и можно поставить в вину, что именно при нем вызревали нынешние беды, но не очень получается. Во-первых, беды возникли значительно раньше и успели превратиться в систему задолго до прихода Фетисова на пост руководителя. Во-вторых, его-то как раз гораздо чаще упрекали в том, что будучи достаточно влиятельным лицом во Всемирном антидопинговом агентстве, не очень склонен защищать провинившихся. Получается, понимал, чем все может закончиться?

Впрочем, дело вообще не в этом. А в том, что прогресс антидопинговых методик сделал явным то, что раньше сходило с рук. Мы же, как это часто случается, оказались к этому не готовы.
Значит, остается признать: то, что сейчас происходит в двух наиболее медальных (и традиционно выигрышных) для России видах спорта делает совершенно бессмысленным подсчет и обещание гипотетических олимпийских медалей. Вместо них мы запросто можем получить очередной скандал. А может, и не один.

Вопрос «Кто виноват» лежит обычно между вторым письмом из упомянутого анекдота и третьим. Похоже, ситуация в российском спорте дошла именно до этой отметки. Недаром заседания высоких спортивных руководителей свелись к банальному сюжету: министр костерит руководителей федераций, а они в свою очередь валят все на тренеров и врачей. Причем, накал эмоций таков, что наружу хлещет даже та информация, которая предназначена исключительно для внутреннего пользования. Зачем, скажем, читателю знать, кого именно в своем штате министр считает бездарями и бездельниками? Или он просто не знает, что делать?

Прекрасно понимаю: не сможет Мутко, сколь бы сильное желание ни испытывал, поймать за руку всех нарушителей и предотвратить все возможные последствия. Но должен был задуматься, причем, не сейчас, а значительно раньше, как сделать, чтобы свести проблемы к минимуму. Попытаться, например, создать систему при которой всей цепочке – спортсмену, тренеру, врачу – было бы категорически невыгодно играть в нечестные игры. Ответственность-то в итоге все равно на него ляжет.

Ничего подобного, увы, не происходит. Не далее как на этой неделе стало известно, что обнаружены еще две положительные пробы. И снова – в биатлоне. И снова – эритропоэтин.

По биатлону, безусловно, нынешние скандалы ударили больнее всего. При этом мне абсолютно понятны шаги, уже предпринятые президентом СБР Михаилом Прохоровым, который создал собственную комиссию по расследованию допинговых дел, привлек своих юристов. Как тут не задуматься о том, что соответственных служб, с точки зрения Прохорова, в структуре российского спорта просто нет? А тот факт, что президент СБР принял решение провести медицинское обследование своей команды в Израиле, говорит и о том, что и со спортивной медициной в российском спорте беда. Другой версии я просто не нахожу. Причем ясно же, что Прохоров не о Ванкувере думает. Точнее, не столько о нем, сколько о перспективе. О Сочи-2014, например.

Но биатлон – это всего лишь один вид спорта. А что делать с остальными? Есть, конечно, запасной выход - начинать писать письма. Знать бы, кому...

 

 

 

 

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru