Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Легкая атлетика - Кубок мира-1998 - Йоханнесбург (Южная Африка)
БЕЖАТЬ ТРИ КИЛОМЕТРА МАСТЕРКОВА НЕ РЕШИЛАСЬ
Светлана Мастеркова
Фото © AFP
на снимке Светлана Мастеркова

14 сентября 1998

К концу второго дня розыгрыша Кубка мира-98 шансы женской команды России на победу представлялись вопреки прогнозам довольно призрачными. Накануне главный тренер команды Вадим Зеличенок несколько раз повторил: «Такова специфика кубковых соревнований: главную роль здесь играет не количество золотых медалей, а скорее то, какой команде удастся подобрать наиболее ровный состав и допустить меньше проколов».

Естественно, тренер внимательно следил и за выступлениями россиян в мужских видах, где в сборную Европы были включены Максим Тарасов, Денис Капустин, Кирилл Сосунов и Сергей Макаров. Но все-таки основное внимание было обращено на женскую команду. Очень уж велик был соблазн впервые в истории побороться за командную победу.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ. Пятница, 11 сентября

Уже на тренировках стало очевидно, что легкой борьбы не будет. 1700 м над уровнем моря - на этой высоте расположен стадион Йоханнесбурга - стали сказываться незамедлительно. Считается, что высокогорье довольно положительно влияет на результаты в спринтерских видах, но создает большие проблемы стайерам. На вопрос о самочувствии, который я задала на тренировке рекордсменке мира Ирине Приваловой, спортсменка слегка озабоченно ответила: «Было бы лучше стартовать сразу после приезда. Бежать в горах на четвертый-пятый день становится тяжело».

В пятницу начиналось все неплохо. В тройном прыжке Татьяна Лебедева, первый год выступающая за сборную России, довольно легко закрепилась на второй позиции уже во второй попытке и благополучно продержалась на ней до конца финала. Следом все, на что была способна, сделала прыгунья в высоту Елена Гуляева. Она на 3 см улучшила результат, с которым месяц назад закончила выступать на чемпионате Европы в Будапеште (там Гуляева смогла показать лишь 190 см), заняла четвертое место и слегка расстроилась лишь из-за того, что 193 см были покорены не с первой попытки. Если бы Лена взяла эту высоту сразу, ее результат был бы третьим. Но...

Первая, действительно обидная, неудача дня случилась в копье. По всем предварительным расчетам, серебряный призер чемпионата Европы Татьяна Шиколенко и в Йоханнесбурге должна была оказаться второй, но осталась только четвертой. Причина, объясняющая слабое выступление, с точки зрения тренеров лежала на поверхности: Татьяна впритык к началу соревнвоаний приехала на стадион, пошла разминаться на тренировочную арену, и только там выяснилось, что копий для разминки нет. Разминаться пришлось уже в ходе соревнований. Вот и получилось, что первые соревновательные попытки были безнадежно испорчены.

Сама спортсменка расстроилась безумно. Промучившись воспоминаниями всю ночь, наутро она рассказывала: «У меня сразу все пошло не так. Во-первых, я очень не люблю выступать без тренера. На чемпионат Европы он приезжал в группе туристов, и я постоянно чувствовала его присутствие. Тккой уж я человек: мне очень важно знать, что на стадионе есть хоть кто-то, кто за меня болеет. А здесь я выходила в сектор и все надеялась, что кто-нибудь крикнет мне с трибуны. Но ощущение было такое, что стадион вымер и что я никому не нужна. Лишь в четвертой попытке вдруг дошло, что до конца финала осталось совсем немного, а результата не бьло и нет».

Стадион на самом деле оставлял ощущение пустоты. Была занята лишь почетная часть трибуны и небольшой, по всей видимости, самый дешевый сектор, куда набились местные болельщики. Не понадобился даже предусмотрительно захваченный российский флаг, рассчитанный (что уж там скрывать!) на победу Светланы Мастерковой на дистанции 1500 м. Светлана собралась было взять полотнище, потом бросила мгновенный взгляд на трибуны и разочарованно махнула рукой: зачем же бежать круг почета, когда некому по достоинству это оценить.

Выиграла она, как обычно, легко и непринужденно. Как от стоячих, ушла от соперниц на последних 300 метрах дистанции, небрежно обернулась назад перед самым финишем и, убедившись, что соперниц близко нет, еще не перебежав черту, послала воздушный поцелуй публике. Так же легко за несколько минут до этого забега выиграла свою дистанцию (200 м) американка Мэрион Джонс. Разница была лишь в уровне результата. 200 метров почти все участницы пробежали на уровне личных рекордов, а на «полуторке» забег буквально полз по дорожке - спортсменки не решались на быстрый бег, опасаясь высокогорья.

Собственно, в последнем виде дня - женской эстафете 4x400 м - быстрое начало погубило Наталью Хрущелеву. Она так рвалась создать хоть какой-то запас тем, кому предстояло бежать следом, что просто не рассчитала собственных сил и «встала» на последних метрах своего отрезка. Не случись этого, российские девушки вполне могли бы стать вторыми, а то и выиграть забег. Но упрекать Наталью было не в чем, она честно отдала все силы. Другое дело, что сил оказалось не так много.

После семи видов первого дня россиянки проигрывали пять очков сборной Европы. Тренеры и той, и другой команды (как, впрочем, и все остальные) ходили с протоколами и карандашами в руках, на ходу подсчитывая примерные расклады на два оставшихся дня.

- Понимаете, мы ведь, если честно, вовсе не строили никаких наполеоновских планов в отношении Кубка мира, - сказал Зеличенок. - Считали гораздо более важным, чтобы команда достойно выступила на Играх доброй воли, на чемпионате Европы и чтобы как можно больше российских спортсменов попало в финал «Гран-при». Но, видимо, аппетит приходит во время еды: когда на бумаге видишь, что победа более чем реальна, очень хочется ее добиться.

ДЕНЬ ВТОРОЙ. Суббота, 12 сентября

Идея заявить Мастеркову на 3000 м , до начала соревнований робко витавшая в умах тренеров, в пятницу вечером начала приобретать реальные очертания. Сначала с разумностью доводов главного тренера согласилась тренер Мастерковой Светлана Стыркина. Даже при наихудшем раскладе двукратная олимпийская чемпионка не могла откатиться в забеге дальше третьего места. Серебряный призер Олимпийских игр в Атланте румынка Габриэла Сабо приехала в ЮАР в абсолютно разобранном состоянии. К тому же появление Мастерковой на старте наверняка вызвало бы у нее шок. Ведь именно из-за Светланы Сабо прекратила бегать 1500 м и переключилась на более длинную дистанцию, открыто заявив журналистам: «Пока бегает Мастеркова, ноги моей не будет в этом виде. Выиграть там невозможно!»

Так что серьезными соперницами можно было считать только двоих - африканку Зору Уазис (личный рекорд - 8.27,26) и американку Реджину Джекобе (8.39,56).

Если бы Мастеркова «закрыла» 3000 м , то на дистанции 5000 м имело смысл заменить дебютантку Светлану Байгулову более опытной Ольгой Егоровой (она первоначально была заявлена на 3000 м ). Байгулова в этом году довольно легко выиграла чемпионат России, но на чемпионате Европы даже не смогла финишировать - сошла, перегорев до начала соревнований. Егорова же выиграла 5000 м на Играх доброй воли, а за пару месяцев до этого очень хорошо выступила на чемпионате мира по кроссу, заняв 22-е место (до этого российским бегуньям не удавалось подбираться ближе четвертого десятка).

Если бы Мастеркова согласилась!

Она действительно согласилась в пятницу, выслушав все аргументы. Изменила планы на вечер, отказавшись от экскурсии по городу, рано легла спать, но, проснувшись в субботу, почувствовала себя разбитой.

Было страшно жаль, что сенсации не будет, но причины, побудившие Мастеркову отказаться, были понятны всем. Наверняка она дралась бы за победу. Скорее всего победила бы, чего бы ей это ни стоило. А вот чем эта победа могла бы обернуться в дальнейшем? Стыркина, кстати, до сих пор иногда вспоминает, как ее, совсем девчонку, поставили бежать в эстафете-шведке (100, 200, 400, 800 м ) на чемпионате Европы в 1970 году. Палочку она приняла последней, а финишировала третьей, сбросив с личного рекорда почти 7 секунд. Тогда врачам еле-еле удалось ее откачать. Вернуться на прежний уровень и продолжать выступления она смогла лишь через два с лишним года.

Да и Привалова, узнав об отказе Мастерковой выступать на дистанции 3000 м , заметила: «Все правильно. Когда прыгаешь выше головы, последствия бывают самыми тяжелыми».

Так или иначе, «пятерка» оказалась проваленной. Забег начался чрезвычайно медленно, почти шагом. Видимо, участницы имели возможность накануне посмотреть, как на этой же дистанции у мужчин довольно резво стартовал и «умер» уже в середине забега знаменитый немец Дитер Бауманн. Казалось бы, держаться в общей группе до последнего для Байгуловой будет не очень сложно, но к четвертому километру россиянка бежала только шестой, и было видно, что перебраться хотя бы на одно место ближе она не способна.

Сидя на трибуне, не хотелось даже вспоминать, что до этого забега Россия лидировала в командном зачете, на одно очко опережая сборную Европы. Для этого в субботу российские девушки действительно сделали все, что могли. Несомненным успехом было второе место в толкании ядра Ирины Коржаненко, хотя от ближайшей преследовательницы Ирина, что называется, еле унесла ноги. О золоте в этом виде речь не шла: соперничать с украинкой Витой Павлыш, во всех попытках толкнувшей снаряд в район двадцати метров, было нереально.

Блестяще пробежала «сотню» барьеристка Ирина Коротя, выцарапавшая бронзу с преимуществом всего в 0,01. В забеге на 800 м чемпионка Европы Елена Афанасьева за 50 м до финиша была четвертой, а финишировала в итоге второй, едва не достав, чемпионку мира Марию Мутолу. Конечно, теоретически можно было порассуждать о том, что при удачном раскладе Ирина Привалова могла бы занять более высокое место в спринте. Она была пятой и на 200, и на 100 м . Но эти результаты были по крайней мере объяснимы: Ирине очень нелегко дался первый после тяжелой травмы сезон. 200 м в Йоханнесбурге она вообще пробежала с лучшим для себя в этом году результатом. К тому же в памяти были свежи будапештские воспоминания об эстафете 4x100 м. Не будь той необходимости рвать жилы, кто знает, может, у спортсменки сохранилось бы больше сил на последний старт сезона.

Кстати, в Йоханнесбурге бросалось в глаза, насколько серьезно в отличие от остальных команд готовились к кубковому старту обе сборные Африки. Дело было не столько в призовых от ИААФ, сколько во внутренней политике африканских стран. Даже на прошлом Кубке мира в Лондоне, где официальных призовых не было, африканцам (по неофициальным данным) их спортивные власти платили по 15 тысяч долларов за золотую медаль. Нетрудно предположить, как велики обещанные суммы за победу на родной земле. На руку атлетам Черного континента было и привычное высокогорье. Во всяком случае командная победа мужской африканской сборной к заключительному дню Кубка мира казалась уже решенным делом.

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru