Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Легкая атлетика - Чемпионат Европы-1998 - Будапешт (Венгрия)
ВЕЛИКОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ ПРИВАЛОВОЙ
Ирина Привалова
Фото © AFP
на снимке Ирина Привалова (справа)

24 августа 1998

22 года назад в олимпийском Монреале гимнастка Людмила Турищева проиграла золото в многоборье. То поражение не укладывалось в голове: весь мир был убежден, что великая Турищева не проигрывает никогда! Но это случилось.

На пьедестал Турищева вышла, глядя перед собой полными боли и отчаяния глазами. Хотя ее слез так и не увидел никто. И вместо того, чтобы впервые встать на вторую ступеньку, вдруг обошла подиум, остановилась прямо перед чемпионкой и протянула ей руку. Зал, только что торжествовавший от поражения нашей спортсменки, непроизвольно взревел в восхищении.

Почему вдруг вспомнилось это? Наверное, потому, что так же врезался в память прошлогодний - без Ирины Приваловой - чемпионат мира и сказанные на весь мир полные желчи слова новой чемпионки Жанны Пинтусевич: «Я не знаю, кто такая Привалова!»

Чемпионат в Будапеште стал чемпионатом Приваловой. Пусть она завоевала лишь одно золото. Но она вернулась. Вернулась, и стала чемпионкой после травмы, на которой обычно навсегда заканчивается карьера спринтера. Чего это стоило - другой вопрос. В памяти навсегда останется не это, а финиш на двухсотметровке, бегущая пока еще впереди чемпионка мира Пинтусевич и полный надежды единый вопль русско-украинско-белорусского сектора трибуны: «И-и-и-ра-а!!!»

После эстафетного забега 4x100 метров Привалова выглядела настолько уставшей, что, казалось, у нее не было сил даже говорить. Бронзовая медаль дополнила комплект из серебряной и золотой наград, завоеванной Ириной на чемпионате Европы. А ведь до начала соревнований тренеры сборной вполне допускали, что она побежит лишь одну дистанцию - 100 метров , чтобы излишне не нагружать оперированную весной прошлого года ногу. Накануне, после того, как Привалова стала чемпионкой в забеге на 200 метров, легко опередив Пинтусевич, мы не смогли даже коротко поговорить. Ирина лишь сказала: «Завтра - эстафета, и у меня просто не остается времени на что-либо, кроме отдыха».

Если бы не случайная встреча в холле гостиницы в субботу, за полчаса до того, как спортсменке нужно было идти на стадион, разминаться перед эстафетным финалом, то разговора скорее всего не получилось бы вообще - вечером Привалова сразу ушла к врачам, колдовавшим до глубокой ночи над натруженными мышцами. Но тогда я еще этого не знала и просто присела рядышком, предложив Ирине вспомнить прошедший день.

- Конечно же, я рассчитывала, что побегу в Будапеште не одну дистанцию, - сказала уже трехкратная чемпионка Европы. - Просто не хотела гадать заранее. Чемпионат - не простые соревнования. И, кто знает, как повела бы себя старая травма. А после «сотни» я успокоилась. Да и что волноваться? Нам удалось набрать неплохую форму, выносливость же меня не подводила никогда. После первой дистанции усталость, конечно, чувствовалась - мышцы стали тяжелее. Но не настолько, чтобы это мешало показать высокий результат. По ощущениям, бег получился, я довольна.

- Когда я смотрела забег на 200 метров , меня не покидала мысль, что вы могли бы неплохо бегать 400 метров.

- Я бегала 400, и действительно неплохо - из 50 секунд.

- А почему перестали?

- Душа не лежит. Реже приходится стартовать. А я люблю соревнования. Кроме того, для меня бегать 400 метров очень тяжело физически. Устаю. Хотя, с другой стороны, все, видимо, зависит от того, в какой форме находишься. Если не готов, то и на «сотне», бывает, умирать приходится.

- На что вы в большей степени ориентировались, когда строили тактику забега на 200 метров?

- Пожалуй, на ветер. Во время забега на 100 метров он был попутный, а 200 пришлось бежать при встречном. В таких случаях особенно тяжело бывает на вираже, когда в этот ветер врезаешься. Поэтому важно набрать высокую скорость на первой половине дистанции. Собственно, я стараюсь так строить бег и тогда, когда ветра нет. Скорость-то у спортсмена всегда выше, так что сопротивление воздуха тоже чувствуется всегда. Дышать, опять же, при встречном ветре гораздо тяжелее - не хватает воздуха. Но это - издержки профессии, никуда не денешься. Ну и кроме того, я ориентировалась на собственное состояние.

- А на соперниц?

- Нет. Это бессмысленно. Никогда же не угадаешь, кто в какой форме окажется в день старта.

- Вы были уверены, что достанете Пинтусевич на финише?

- Да, абсолютно. Она никогда не бегает вторую половину быстрее. Даже на чемпионате мира в Афинах, где Жанна стала чемпионкой, вторую «сотню» она пробежала за 11 секунд.

- Но ведь в полуфинальном забеге вы проиграли украинке.

- Я просто бежала спокойно. Знала, что дальше второго места не буду ни при каком раскладе, а значит, крайняя дорожка мне не достанется. Зачем же было тратить лишние силы? Если бы 200 метров были первой дистанцией, то еще можно было бы попробовать скорость. У меня же полуфинал был уже пятым стартом.

- Со стороны во время вашего полуфинального бега казалось, что Пинтусевич бежала во всю силу не столько для того, чтобы первой войти в финал, сколько потому, сто оказалась с вами рядом. И, соответственно, хотела лишний раз выиграть именно у вас. Да и вообще ваши с ней отношения уже стали притчей во языцех.

- А отношений никаких нет. То, что в прошлом году, выиграв чемпионат мира, Жанна сказала, что не знает, кто такая Привалова, говорит не столько о ее силе, сколько о неумении уважать соперника. Журналисты же, в том числе и украинские, видимо, не подумали, что, публикуя эти слова, показывают Пинтусевич не с самой лучшей стороны. Проигрывать, как выяснилось( она тоже не очень умеет. Достаточно было посмотреть, как она себя вела после финиша и на пресс-конференции. Поэтому я и не обращаю внимания. Зачем?

- Как вам бежалось в утренней эстафете?

- Все болело. Очень ныла травмированная нога. Может быть, не стоит говорить это журналисту, но вы сами все видели, и, наверное, согласитесь, что в финале с француженками будет очень тяжело соревноваться. Они гораздо свежее нас. Да и немки тоже. У нас же даже некого поставить на замену: все, кто бежал утром, будут выступать в финале. И бороться, думаю, ры реально сможем лишь за третье место.

- Вы, как обычно, побежите на заключительном этапе?

- Естественно. Я всегда на нем бегаю. Один раз, правда, на взрослой Спартакиаде народов, когда я еще по юниорам вовсю соревновалась, меня поставили на третий этап, так я ухитрилась с передачей палочки запутаться. Не в этом, конечно, дело, но так сложилось, что с того времени мой этап - последний. Все-таки, эстафета здорово заводит. И результаты, как правило, бывают выше. Если бы не усталость...

Предсказывая бронзу, Привалова как в воду глядела. Все, кто говорил накануне о том, что российская эстафета 4x100 может стать золотой, конечно же, имели в виду, что Приваловой по силам вытащить четверку на себе. По-другому расценивать такие надежды трудно: за те полтора года, что Ирина не выходила на дорожку из-за травмы, полученной в Гетеборге, российская женская эстафетная команда ни разу не была в призовой тройке ни на одних соревнованиях.

Рассчитывали на Привалову и подруги по команде - Оксана Экк, Галина Мальчугина и Наталья Воронова. Только, видимо, не учли то, что для Ирины старт в финале эстафеты стал восьмым забегом не чемпионате. Собственно, она сама и вызвалась бежать за ко манду, прекрасно понимая что иначе у России не будет вообще никакой медали, а то и места в финальной восьмерке.

Палочку Привалова получила первой. Вырвалась еще немного вперед, но было уже ясно, что француженка Аррон, выигравшая у Приваловой стометровку, окажется впереди, - бежала она по-сумасшедшему быстро и мощно. На самом финише Ирину опередила и немка.

На пресс-конференцию после награждения российская команда пришла в расстроенных чувствах. «Мы хорошо бежали, - хмуро сказала Экк. - Просто кое-что не получилось». На вопрос «Что именно?» дебютантка, получившая первую в жизни европейскую медаль, заметила: «Финиш».

Могла ли Привалова пробежать быстрее? Наверное, да. «Я страшно боялся, что Ира не выдержит и попытается прибавить, - сказал Владимир Паращук, тренер и муж Ирины. - Потому что в таком измотанном состоянии, как она сейчас, очень легко снова травмировать только что залеченную мышцу. А ей еще в этом сезоне стартовать не раз. Да и до Олимпийских игр осталось не так много времени.

Наверное, когда-нибудь, у России наступят времена, когда спасение эстафеты в одиночку ценой собственных нервов и здоровья лидера (что происходит не только в легкой атлетике) перестанет быть системой. Пока же в Будапеште все, с кем приходилось разговаривать, неизменно переключались на больную тему: нет баз, нет денег, все меньше становится людей, способных бороться за медали. Кстати, когда в команде есть надежный эстафетный резерв, сильнейшего нередко ставят вовсе не на финиш, а на второй - наиболее длинный в легкой атлетике - этап. Чтобы создать отрыв, но при этом избежать ненужного риска. Пока же Россия не может себе этого позволить. И остается радоваться бронзе. И тому, что лидера удалось уберечь от очередной травмы. Иначе, кто знает, сколько еще лет нашей эстафетной команде пришлось бы только смотреть со стороны, как награждают других?


© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru