Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Легкая атлетика - Чемпионат Европы-1998 - Будапешт (Венгрия)
Сергей Клюгин: «ПРЫЖОК НА 2,36 ПОКА НЕ МОГУ ОБЪЯСНИТЬ»
Сергей Клюгин
Фото © AFP
на снимке Сергей Клюгин

24 августа 1998

Подсчитывать медали заранее - всегда неблагодарное занятие. Особенно медали золотые. В прыжках в высоту российские тренеры рассчитывали именно на золото. Очень уж хотелось, чтобы лидер сезона, дебютант чемпионата Европы Сергей Клюгин повторил результат, который показал на этапе «Гран-при» в Цюрихе. Там российский прыгун преодолел планку на высоте 236 см.

Поначалу и казалось (а может быть, слишком хотелось верить), что все сложится наилучшим образом: Клюгин очень легко и красиво взял 2,32. И отправился продолжать разминаться на соседний с прыжковым сектором участок беговой дорожки. Лишь по чересчур резким движениям угадывалось, что спортсмен занервничал, настраиваясь на пока не очень привычные для себя (несмотря на личный рекорд) 2,34.

Увы, дальше начались сбои. Клюгина обошел поляк Артур Партыка, а после того как англичанин Далтон Грант вдруг выдал фантастически удачную попытку на два сантиметра выше той, что удалась Сергею, распрощаться пришлось и с видами на серебро. Но это, честно говоря, ничуть не умаляло заслуг российского прыгуна.

Клюгин выглядел безумно опустошенным даже на следующий день после финала, когда пришел на условленное интервью.

- Что было для вас самым неожиданным в соревнованиях?

- То, что югослав Драгутин Топич так быстро закончил соревноваться. Он был очень хорошо готов. Я сильно удивился, что на высоте 2,30 его уже не было. Ну и, естественно, Грант. Его прыжка на 2,34 не ожидал, как мне показалось, вообще никто. Даже он сам.

- Вы сильно расстроились из-за бронзы?

- Пожалуй, нет. Мне было очень интересно выступать. Ведь для меня это - первый чемпионат Европы, да и вообще всегда приятно попрыгать в сильной компании. Я просто устал. До сих пор не могу отойти. Знаете, на турнирах «Гран-при» обстановка совсем другая. Там все друзья. И все гораздо проще: выиграл - молодец, проиграл - ничего страшного, будет еще один старт. А в Будапеште постоянно ощущалось, что каждый - сам за себя. И, естественно, за команду. И что второй шанс, если проиграешь, будет не скоро. Все это давит на психику. И выигрывает тот, у кого крепче нервы.

- Как вы восприняли свой прыжок в Цюрихе на 2,36 - как случайную удачу или же закономерный итог тренировок?

- Я рассчитывал взять 2,32. И настраивался именно на эту высоту. Но вдруг взял 2,34. Когда увидел, что планка стоит, то испытал просто шок. В голове не укладывалось. Ну а после этого мне уже, как говорится, море было по колено. Когда нет ощущения, что ты должен взять высоту во что бы то ни стало, как это было в Будапеште, напряжение моментально уходит, и все получается гораздо лучше. Так было и в Цюрихе. Каким образом я перелетел через планку, я, наверное, еще долго не смогу объяснить.

- А что вы почувствовали, когда Грант взял 2,34?

- Шок. Он шокирует меня уже второй раз. Первый был на чемпионате мира в Афинах. Надо было видеть, с какими мучениями Грант прошел квалификацию - еле-еле взял 2,28. A в финале начал с 2,32, что вообще мало кто делает, - и сразу взял. Здесь, в Будапеште, он только с третьей попытки в квалификации взял 2,15, еле-еле перебрался через 2,24, а финал вы видели. Зато потом, когда он поставил 2,36 и трижды сбивал планку лопатками, я просто не мог удержаться от смеха. Понимаю, что смех скорее нервный был, но Грант слишком уж комично выглядел.

- Вы сразу начали прыгать в высоту?

- Я всем занимался. Бегал 1000 метров в Кинешме, потом пробовал спринт. Там же начал прыгать в высоту. Мой первый тренер Евгений Мухин вообще был сторонником разнообразной подготовки. Собственно, основную техническую и физическую базу он мне и заложил. В 1991 году я стал вторым на юношеском первенстве Европы в Греции - прыгнул 2,27. А через два года переехал в Москву - женился.

- Жена тоже спортсменка?

- Да. Занималась подводным плаванием. Сейчас работает тренером. Очень, конечно, тяжело, когда два спортсмена в семье. Лидировать-то хочется.

- Исходя из этого, соревнования вам должны нравиться куда больше тренировок.

- Так оно и есть. Но, знаете, в тренировках у меня иногда появляется ощущение полета, какой-то особенной свободы в прыжках. В соревнованиях такого не было ни разу.

- Какие-то приметы у вас в соревнованиях есть?

- Да, конечно, как и у всех.

- А мечта?

- Я не хотел бы говорить о ней.

- Хорошо, тогда скажите, спорт для вас - это удовольствие или работа?

- Соревнования - однозначно удовольствие. Мне безумно нравится ощущение соперничества, чувство адреналина в крови, возбуждение, эйфория победы.

- А состояние мандража случалось?

- Последний раз лет пять назад, когда я бежал в эстафете на каких-то областных соревнованиях. Меня начало трясти уже тогда, когда я просто взял в руки эстафетную палочку. И страшно боялся, что ничего не получится. Ни о чем другом просто думать не мог.

- И чем дело кончилось?

-Упал.


© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru