Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Легкая атлетика - Спортсмены
Светлана Мастеркова: «ФАНФАР НЕ БУДЕТ!»
Светлана Мастеркова
Фото © Сергей Киврин
на снимке Светлана Мастеркова

Мы встретились в Подольске - в традиционном месте подготовки легкоатлетов - в середине июля. Мастеркова блестяще начала сезон, одержав три победы подряд в серии «Золотой лиги». Несмотря на то, что приезд в Москву оказался как часто бывает, коротким, в гостиничном номере царила почти домашняя иддилия: муж, дочка, тульские пряники и чай со свежей малиной. И только гостиничные стаканы своим казеным видом напоминали о том, что все происходящее - лишь короткая (и оттого - особенно ценная) передышка перед очередным ответственным боем за право быть лучшей в мире.

Несмотря на давнее знакомство, Мастеркова сразу предупредила: «Вы не забудьте сказать, когда закончится просто разговор, и начнется интервью. А то я такого наговорить могу! И вообще, давайте сразу с работой покончим, а потом уже за чаем нормально побеседуем».

Я не возражала.

- Вы должны быть довольны тем, как начался новый сезон.

- Начался он, действительно очень хорошо. Последний осенний старт был у меня в сентябре в Японии, потом месяц ушел на отдых, поездки к друзьям и родственникам, потом, как обычно, начались сборы в Кисловодске и Адлере, после которых я уехала в Мексику - тренироваться в горах. Вот только первые же выступления - еще до «Золотой лиги», хотя и были успешными с точки зрения результата, успели разбудить старую травму ноги. Возникала даже мысль снова лечь в Москве больницу к хирургу Балакиреву, который меня уже оперировал, но пока вроде бы нога позволяет тренироваться.

- Может быть имеет смысл сбавить нагрузки?

- К сожалению, нет. Я попробовала дать себе поблажку, когда почувствовала, что нога напоминает о себе, но стало только хуже. Почувствовала это в полной мере, когда в Осло на первом этапе «Золотой лиги» боролась на дистанции 800 метров с Марией Мутолой. Для меня результат мог считаться рядовым - по сравнению с тем, что уже показала, но дался он большим усилием. Правда через два дня я рискнула пробежать 1500 метров на «Гран-при» в Лозанне - и это удалось. Бегаю я все время с тейпом - страхую ногу.

- Другими словами, бегаете не в полную силу?

- В полную. Просто тейп накладывается таким образом, что как бы образует еще один ахилл.

- Всем известно, что вы чаще бежите «на победу», а не на результат. Бережете силы?

- Бегать на выигрыш тоже тяжело. Это - как замкнутый круг, когда перестаешь зависеть от себя, всегда понимаешь, что не имеешь права проиграть.

- Даже на не самых серьезных турнирах?

- Даже там. Это, если хотите, ответственность перед собой. Перед своим собственным самолюбием.

- Но почему?

- Потому что проделана огромнейшая работа. Когда на тренировке я бегу обычный кросс, никогда не сбавляю темп на последних метрах, как бы тяжело не было. Обидно: ведь уже такая огромная дистанция позади! Столько сил затрачено! Считаю, что не имею морального права щадить себя. Перед дочкой, которая меня почти не видит, перед родителями, перед мужем. Они все понимают, помогают мне во всем, поддерживают до такой степени, что вся работа - даже самая тяжелая - в грязи, в снегу - только в радость. Поэтому и я чувствую взаимные обязательства. В прошлом сезоне до последнего скрывала, что у меня болит стопа, чтобы никого лишний раз не волновать и не расстраивать.

Тогда же поняла, что должна максимально настраиваться на каждый старт. Потому что любой из них может стать последним. Три старта - в Осло, Лозанне и Риме - меня как бы вдохновили. Хотя пытаясь взглянуть на себя со стороны, понимаю, что пока это - не я. Собой я была тогда, когда в июне на мемориале Владимира Куца в Москве пробежала 800 метров за 1.55,87.

- Насколько сильно по вашим ощущениям, вам мешает травма?

- Сейчас почти не мешает. В промежутке между тренировками удалось провести очень интенсивный курс лечения.

- Вас не пугает, что такое количество стартов в предолимпийском году может оказаться для вас чрезмерным? Что от нагрузок, которые вы вынуждены переносить, ногам станет еще хуже?

- Так ведь хуже становится не от нагрузок, а от дорожек, на которых мы тренируемся в России. В Подольске по большому счету бегать приходится по асфальту. А в Лужниках - как по матрацу. Представляете какая разница? Ничего, увы, не поделаешь: профессиональных дорожек в России просто нет. Самое функциональное, как показывает практика, часто выступать. Отдохнуть пару дней после очередного старта - и снова соревноваться.

- Другими словами, вы перешли в то состояние спортсмена-профессионала, когда любая, даже самая тяжелая и интенсивная тренировка дает меньший эффект, чем соревнования?

- Получается так. Даже продолжительная серия стартов дается меньшей кровью, чем ежедневные тренировки.

- Что изменилось в стане ваших соперниц?

- Удивительно, но царит затишье. Может быть, многие выжидают перед Олимпийскими играми, может я слишком сильна, но я не вижу роста результатов, как было, например, в прошлом году на 1500 метров. Люди выходили на старт и бежали так, как трудно представить. А в этом сезоне, получается, гоняемся только мы с Мутолой. Остальные отсиживаются за спиной и у меня такое ощущение, что их устраивает третье место. Деньги-то тоже платятся немалые.

- Кроме «Золотой лиги» и чемпионата мира в ваших планах есть место для прочих коммерческих стартов?

- Приглашения, конечно, есть, но я вряд ли приму какое-либо из них. Слишком тяжелым получается сезон. К концу станет еще тяжелее - я к этому заранее готова.

- Как вам удается заставлять себя работать, когда работать не хочется?

- Со мной такое редко случается. Я - трудоголик. И больше всего боюсь ситуаций, в которых приходится жалеть о том, что когда-то ты сам что-то не доделал. Да и выходные дни есть - два в неделю. С другой стороны, если меня приглашают на соревнования и я понимаю, что конкуренции никакой не будет, честно предупреждаю организаторов, что никаких чудес с точки зрения результата не будет. Пробегу не напрягаясь - и только.

- Но ведь наверняка бывают дни, когда все валится из рук?

- Мне иногда достаточно одной единственной хорошей тренировки в месяц, чтобы я поверила в себя, в свои силы. Даже если потом что-то перестает получаться так, как хочу я, просто продолжаю спокойно делать привычную работу. Уверенность при этом не исчезает.

- Вы очень расстраиваетесь, если что-то в жизни - не обязательно спортивной - не получается по независящим от вас причинам?

- Так у меня нет никакой другой жизни, кроме спортивной. С мужем по этому поводу у меня не возникает никаких трений - он все очень хорошо понимает и принимает. Что касается друзей, то я уже в таком возрасте, когда вокруг остаются действительно близкие люди и опять же, принимают меня такой, какая я есть - со всеми сложностями характера.

- Вы с мужем по гороскопу - два Козерога. Кто кому уступает в конфликтных ситуациях?

- Асят. Он просто умнее. Более опытный, более сдержанный. Если я делаю глупость - то всегда отчаянно, бесповоротно, не задумываясь о последствиях.

- На какие же глупости вы способны?

- Могу рявкнуть, обидеть человека не подумав, и никогда не могу заставить себя попросить прощения. Хотя в душе переживаю страшно. Я бываю очень плохой по отношению к своему тренеру - Светлане Павловне Стыркиной. Чаще всего это - от усталости. Моральной в том числе. В таком состоянии постоянные стычки - нормальная вещь. Иногда ведь хочется побыть одной, никого не видеть, но это не всегда получается. Стараюсь, конечно, держать свои эмоции в себе, но неизбежно наступает момент, когда критическая масса накапливается и происходит взрыв. В таких случаях я всегда боюсь вмешательства со стороны. Могу так отреагировать - мало не покажется. Мы сами во всем разберемся. Для меня тренер - та же семья. А в семье значение имеет только мнение самых близких людей.

- Не ревнуете тренера к остальным ученикам?

- Никогда. Думаю, во всей легкой атлетике наша группа - просто-таки положительные герои. У всех между собой очень искренние дружеские отношения. Может быть потому, что нечего делить - я всегда была сильнее остальных. Но это никогда не вызывало, как мне кажется, ни малейшей зависти.

- Что в жизни способно вывести вас из себя?

- Я сама. Больше всего раздражает, когда из-за собственной неорганизованности у меня начинают рушиться намеченные планы. Такое происходит нередко: обычно день расписан по минутам. Если появляется какое-либо срочное дело, весь предварительный график ломается, я стараюсь схватиться за все сразу и в итоге не успеваю вообще ничего. Бешусь, опаздываю, подвожу людей и от этого психую еще больше. От того, что я - слабая, не успеваю ни с чем справиться, уделить время семье, дочке...

- Наверное, для любой спортсменки, имеющей детей, характерны подобные угрызения совести...

- Но какие! Чувство вины перед ребенком я испытываю с первого дня ее появления на свет и до сих пор. Хотя Настя становится старше, все понимает. Естественно, я стараюсь постоянно внушать ей, что все, что делаю - делаю не для себя, а для нее.

- Не боитесь избаловать?

- Очень стараюсь, чтобы этого не произошло. Настя уже понимает, что нельзя всегда получать то, что хочется. Что бывают моменты, когда в семье нет денег. Не так давно мы сильно поругались из-за того, что она разрисовала шариковой ручкой новую футболку. Я могу ей купить вагон таких футболок, но считаю, что независимо от материального состояния родителей ребенок должен знать цену вещам. Как знала это я сама. Единственное, в чем у Насти действительно нет недостатка - игрушки. Но это не столько благодаря нам с Асятом, сколько друзьям и знакомым, поскольку для ребенка игрушка - самый универсальный подарок. Я, правда, заметила: чем больше времени нахожусь за границей, тем больше покупаю там игрушек для Насти. Изобилия прочих вещей у нее нет. Стараюсь, чтобы гардероб у дочки был небольшим, но функциональным. И никогда, кстати, не отдаю подарки в день приезда - не хочу, чтобы в настином сознании мои приезды домой связывались только с новыми вещами. Вешаю тихонько платье или костюм в шкаф, а на следующее утро надеваю на нее, как самую обычную старую вещь.

- Как вы сами относитесь к обновкам?

- Когда только появилась возможность покупать себе то, что нравится, приобретала исключительно спортивную обувь и одежду. Чтобы комфортно себя чувствовать на тренировках и соревнованиях. Покупала всегда только то, что нравится, а это, как правило, было недешево. Поэтому и относилась к таким вещам очень трепетно. Помню, когда приобрела для новой квартиры понравившийся мне диван - за три тысячи долларов - несколько дней на него не садилась - жалко было. Может быть кому-то это покажется смешным. Как бы то ни было, не хочу, чтобы Настя потеряла уважение к вещам, купленным на тяжело заработанные деньги. Естественно, ей ни к чему мой отрицательный жизненный опыт, когда нечего было надеть и нечего порой съесть. Она никогда в жизни не будет жить в общежитии, я постараюсь дать ей все, что в моих силах, в плане образования. Собственно, уже стараюсь: в четыре года Настя читает, пробует писать. Наверное, желание обеспечить интересное будущее своему ребенку идет у нас с Асятом от собственных судеб: слишком много времени и сил было затрачено, чтобы добиться нынешнего успеха.

- Вы задумываетесь о том, что неизбежно наступит день, когда вы с восторгом, или, напротив, с ужасом поймете: не надо вставать утром и мчаться на тренировку, выходить на старт, терпеть боль старых травм...

- Ловлю себя на таких мыслях все чаще и чаще. Более того, недавно разговорилась на эту тему с очень известным спортсменом и увидела, что момент ухода пугает и его - здорового, обеспеченного и благополучного мужика, который выиграл в спорте все, о чем можно только мечтать. Ухода боятся все. Никогда не осуждаю спортсменов, о которых все говорят, что их время прошло, что давным-давно надо было закончить, не смешить окружающих попытками хоть как-то зацепиться, протянуть в спорте еще годик-другой...

От спорта невозможно уйти легко, так, чтобы не было больно. Даже если знаешь, чем будешь заниматься. Спорт для профессионала - это и стиль, и смысл жизни. Как жить потом не знает никто. И немногие понимают, что это будет совсем другая жизнь. Единственное, в чем я уверена, что не буду устраивать собственные похороны - прощание со спортом под фанфары и шампанское на банкете. Просто уйду и займусь другим делом. И постараюсь доказать себе и всем прочим, что умею не только бегать.

1999 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru