Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Легкая атлетика - Спортсмены
Радион Гатауллин: «ВЫИГРАТЬ У БУБКИ МНЕ ПО СИЛАМ»
Радион Гатаулин
Фото из архива Елены Вайцеховской
на снимке Радион Гатаулин

Два дня подряд я приезжала в ЦИТО безрезультатно. Полученная информация о том, что чемпион Европы, шестовик Радион Гатауллин лежит в отделении спортивной и балетной травмы, явно не соответствовала действительности. Зато на третий раз повезло: в палату я вошла в тот самый момент, когда две медсестры под пристальным наблюдением пациента ставили ему капельницу.

- Глубже, глубже иглу втыкайте и смелее. Мне однажды все содержимое вогнали в вену за тридцать секунд, прямо на соревнованиях, так что хуже не будет.

- Радион, как же так? Вы сами - врач, а из больницы убегаете?

- Здесь уж очень тоскливо. Так что приезжаю по утрам на процедуры, а после обеда уезжаю к друзьям или в гостиницу.

-А что с вами произошло?

- Поизносился немного. Последние года полтора выступаю на уколах и таблетках. А после чемпионата мира совсем невмоготу стало - такие боли в тазобедренном суставе, что не то чтобы прыгать, бегать не могу.

- Многие спортсмены сейчас предпочитают лечиться за рубежом, если есть такая возможность.

- Возможность есть. И я ее, кстати, неоднократно использовал. Но разницы большой не вижу. Все равно лекарства покупаю и привожу сам.

- Я слышала, что когда вы учились в медицинском институте, то очень серьезно относились к учебе. Хотели стать врачом?

- Я и есть врач. Но по прямой специальности - терапевтом - работать не хотел никогда. Были планы связать медицину со спортом. Это мне интересно и сейчас.

- Расскажите немного о себе. Живете по-прежнему в Ташкенте?

- Перебрался в Санкт-Петербург. Жена оттуда. Да и, знаете, не хочется жить и тренироваться в отделившейся республике.

- В Санкт-Петербурге у вас квартира?

- Пока только ордер. Не могу въехать, жду, когда предыдущие жильцы площадь освободят. Так что понятия «дом» пока нет. Живем у тещи. Но чаще в разъездах. Жена тоже тренируется и выступает. Она бегунья.

- А у кого тренируетесь вы?

- У своего же тренера - он у меня единственный вот уже четырнадцать лет. Валерий Коган. Правда, сейчас я не тренируюсь. И когда смогу начать - неизвестно. Недели две как минимум придется провести здесь.

- И ради чего все эти мучения? Чтобы дотянуть до Олимпиады?

- Что значит - «дотянуть»? Не дотянуть, а хорошо выступить.

- А потом?

- Видно будет. Насколько я знаю, от спорта, тем более от большого, добровольно никто еще не отказывался.

- Чем объяснить, что при таком количестве турниров, соревнований, те, где вы выступаете вместе с Сергеем Бубкой, по пальцам перечесть можно? Вы намеренно избегаете друг друга?

- Естественно.

- И кому принадлежит инициатива подобной тактики?

- Нам обоим. Бубка не хочет со мной встречаться лишний раз, я - с ним. Потому что каждый раз, когда мы с ним встречаемся, борьба требует огромных усилий. И рубиться в пятнадцати стартах сезона, на наш взгляд, ни к чему. Принципиальные соревнования - чемпионаты Европы, мира - дело другое.

- Рискну сказать, что вы выигрываете у Бубки не так часто, как вам хотелось бы.

- Но и проигрывать мне тоже не очень хочется.

- Значит ли это, что вы просто не можете у него выиграть?

- Вопрос, я бы сказал, в лоб. В конце концов спорт есть спорт. В прошлом и позапрошлом годах я не проиграл ему ни разу. Сейчас же он силен как никогда. По крайней мере я не помню, чтобы Бубка находился в столь блестящей форме. Даже когда был моложе. Но кто знает, что будет в будущем?

- Хотите сказать, что в отличие от многих прыгунов с шестом «комплекса Бубки» вы лишены?

- Если бы я никогда у него не выигрывал, то, возможно, победа казалась бы мне недостижимой. Но я знаю, что он смотрит на меня как на соперника. И знаю, что у него можно выиграть, хотя природа одарила его гораздо щедрее, чем меня.

-Вы считаете, что недостаточно талантливы?

- Не в этом дело. Бубка очень близок к понятию идеального спортсмена. У него практически нет слабых мест.

- А у вас?

- Как показала практика, связки слабоваты. Поэтому и мучаюсь с травмами.

- Скажите, что вы чувствовали, когда на чемпионате мира в Токио у Бубки оставалась последняя попытка?

- Я хотел, чтобы он прыгнул. Отдавать молодому венгру золотую медаль было бы совсем несправедливо. Уж лучше Бубка. Правда, я понимал, что в этом случае лишаюсь медали, что в результате и произошло. Но, откровенно говоря, знал, что он прыгнет.

- Вы настолько изучили друг друга?

- Для этого времени было более чем достаточно.

- А какие между вами отношения?

- Этот вопрос мне задают чаще всего. Мы не друзья. Не только потому, что соперничаем в секторе, просто слишком разные люди. Но всегда готовы помочь друг другу, хотя отношения, я бы сказал, чисто коллегиальные.

- А что вами движет, когда выходите на старт - азарт, деньги?

- Честолюбие. Я хочу быть первым. Думать о том, сколько заплатят за победу, скучно, и для меня это не стимул.

- Поражения вы переживаете тяжело?

- Конечно. Мне ужасно было больно и обидно, когда на чемпионате мира я остался без медали.

- А как вы относитесь к мысли, что из спорта надо уходить победителем?

- Звучит хорошо. На практике реализуется плохо. Я уже думал об этом и пришел к выводу, что если почувствую, что не могу прибавить, или же появится какое-то дело, которое меня захватит сильнее, чем спорт, -уйду. Пока же знаю, что у меня есть неиспользованные резервы.

- Ну и как высоко, по вашему мнению, Гатауллин способен прыгнуть?

- Нахальный вопрос.

- Тем не менее он задан.

- Реально - на 6,15. Приблизительно такую высоту на тренировках я уже преодолевал. Ну а если подходить теоретически, то, наверное, можно и выше.

- Как я понимаю, даже если Бубка до Олимпийских игр ни разу не выйдет на старт, место в сборной команде ему обеспечено. А вам?

- Думаю, что нет. Все знают, что я болен, неизвестно, как быстро смогу восстановиться.

- Не бывает жалко себя?

- Да нет. С точки зрения обыкновенного человека, я здоров. Полон сил, энергии, прибавил пять килограммов. Но спорт же - это совсем другое дело. Взялся - значит, надо терпеть.

- А у вас не складывается впечатления, что наш спорт катастрофически разваливается?

- Конечно, разваливается. Но пессимизма по этому поводу не испытываю. Во-первых, у меня есть дело, я имею возможность выступать за границей. А если говорить о будущем легкой атлетики в этой стране, то меня это мало касается, потому что в легкой атлетике я работать не буду. Тренером, по крайней мере.

- Вы не думали о том, чтобы поселиться за границей?

- Думал. И возможность есть. Может быть, куплю дом в Соединенных Штатах, буду уезжать на некоторое время. Но не насовсем. Меня вполне устраивает то, как я живу здесь. К тому же, если говорить о будущем, наша страна с коммерческой точки зрения - золотое дно.

- Вас привлекает коммерческая сфера деятельности?

- Да. И бежать сейчас отсюда не вижу никакого смысла.

1991 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru