Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Сергей Вайцеховский - «Быстрая вода»
Глава 9. ЦЕНА ПОБЕДЫ
Сергей Вайцеховский
Фото из архива Елены Вайцеховской
на снимке Сергей Вайцеховский

За эти годы я изменился. Стал строже, жестче, требовательнее. Иногда я думаю: а не чрезмерно ли все это? В конце концов спорт, как считают очень многие, - это ведь обязательно радость, удовольствие, приятные эмоции...

Думаю, что эти любители спорта посчитали бы меня не то что жестким, а по-настоящему жестоким, если бы увидели, как я, приходя в тренировочный зал, заставлял спортсменок, милых, обаятельных девочек, трудиться не до седьмого - до семьдесят седьмого пота...

В зале установлены тренажеры. И спортсменки, приняв исходное положение, то, в котором они плывут, начинают двумя руками тянуть шнур, прикрепленный к устройству, оказывающему сопротивление. Через 20- 30 минут тренажер превращается в живого, упорного и коварного соперника, который заставляет тебя с каждым разом, с каждым повторением тратить все больше и больше сил...

Им трудно, очень трудно. И так хочется их пожалеть. Но я отлично знаю, что пожалеть спортсмена, избавив при этом самого себя от неприятных переживаний - прежде всего от сознания собственной жестокости, - значит, предать его. Одна из функций тренера заключается в том, чтобы дать спортсмену дополнительный импульс, дополнительный мотив, который помог бы ему преодолеть сверхнапряжение. Спортсмен ждет от меня не того, что я его пожалею, а что я скажу ему: «Вперед! Осталось десять метров... Еще три секунды до финиша!» Могу я поддержать его и по-другому: «Вася, ну еще немножко, ну потерпи, милый, еще чуть-чуть...»

У меня есть две настольные книги, к которым я обращаюсь постоянно. Стоит мне открыть какую-нибудь из них на любой странице, как в моем сознании сразу же возникает связь между тем, о чем говорят печатные строки, и проблемами, которые возникли передо мной сегодня, вчера, позавчера. Одна из этих книг - «Как воспитать настоящего человека» В.А. Сухомлинского. Для меня это книга еще и о том, как воспитать настоящего спортсмена, мысль, чувства и эмоции которого освещены светом коммунистической нравственности. Я читаю ее своим ученикам вслух, раскрыв на любом месте: «...нельзя оставлять старшего родного человека в одиночестве, особенно мать, если у нее нет никого другого, кроме тебя... нельзя допускать, чтобы мать давала тебе то, что она не дает себе - лучший кусочек на столе, лучшая конфетка, лучшее платье... Умей отказаться от подарка, если знаешь, что в вещи, которую тебе дарят, мать отказывает себе». Да, это книга о том, как воспитать настоящего спортсмена, такого, на которого мы все глядели и радовались бы...

Другая книга - «Волоколамское шоссе» Александра Бека. Ее я читаю, когда мне очень трудно, когда - бывает ведь и такое - я вдруг ощущаю, что между мной и командой возникает какая-то отчужденность... «Волоколамское шоссе» - это книга о том, как создать коллектив. В ней это показано на конкретных событиях военной жизни...

У меня большая любовь к военным примерам. Не только потому, что сам я вышел из военной среды и много лет служил в армии. Я уверен, что документально точный, искренний и правдивый рассказ о том, как мирные люди, которых война заставила стать солдатами, научились терпеливо, умело, не жалея жизни, защищать Родину, - это и есть высшая форма педагогики...

Да, в спорте лишь моделируются конфликты и ситуации, которые происходят или могут произойти в жизни. Но здесь, на спортивных аренах, бушуют подлинные страсти, здесь тоже нужно проявлять мужество и самоотверженность самой высокой марки, здесь тоже воспитывается патриотизм, ведь каждую победу, одержанную спортсменом в международных соревнованиях, осеняет флаг его Родины... Нельзя забывать и о том, что спорт дает молодому человеку прекрасную возможность проверить себя, свои физические и духовные силы, узнать, способен ли он проявить характер и волю, доказать в спортивных сражениях свое духовное родство с теми, кто защитил страну, кто сделал все возможное, до последнего дыхания оставаясь несломленным, непобежденным...

Я не боюсь аналогий. Более того, предлагая своим ученикам внутренне прожить, прочувствовать события военных лет, я хочу, чтобы они научились оценивать свои поступки с той же мерой требовательности, с какой подходили к себе их отцы и старшие братья...

Незадолго до Олимпийских игр в Москве мы провели в команде литературную конференцию по книге «Волоколамское шоссе». Ребята прекрасно поняли, почему я порекомендовал им для обсуждения именно эту книгу. И когда я спросил Андрея Крылова: «Скажи, пожалуйста, как ты думаешь, почему со сбора на сбор я вожу с собой этот роман?» - он ответил: «А о чем здесь думать? Это книга о нас, о команде...»

* * *

«Батальон опять двинулся. Пятьдесят километров по июльскому солнцу - нелегкая дистанция, особенно для людей, не втянутых в походы...»

Мне легко представить себе эту картину, услышать топот ног по прокаленной зноем дороге, ощутить, как нестерпимо хочется пить...

Я пытаюсь мысленно увидеть в рядах этих людей своего отца. Мои воспоминания о нем, соединившись с тем, что рассказывали об отце его друзья, с атмосферой моих любимых военных книг, утратили конкретные очертания, и сегодня мне кажется, чтимой отец был очень похож на героев «Волоколамского шоссе».

«...Вы, товарищи, недовольны, что марш такой длинный, такой тяжелый. Это сделано нарочно. Нам предстоит воевать, предстоит пройти не пятьдесят и не сто, а много сотен километров. На войне, чтобы обмануть врага, чтобы нанести ему неожиданный удар, придется совершать марши подлиннее и потяжелее, чем этот. Это цветики, а ягодки будут впереди. Так закалял своих солдат, прозванных чудо-богатырями, прославленный русский полководец Александр Васильевич Суворов. Он оставил нам завет: «Тяжело в ученье - легко в бою!» Хотите драться по-суворовски? Кто не хочет - два шага вперед...»

Мне кажется, что точно так же мог сказать мойотец. Я вновь перечитываю строки из книги А.Бека и думаю: «Да, все верно, да, пожалеть спортсмена легко и приятно. Но это значит предать его».

...Есть у нас такое упражнение. Берется резиновый шнур. Одним концом он прикрепляется к стенке бассейна, другим - к поясу пловца. Спортсмену дается задание - плыть, растягивая шнур метров на 20-25. Тренер-бригадир Геннадий Турецкий предлагает выполнить это упражнение Инне Абрамовой, одной из самых талантливых наших молодых спортсменок. Она плывет и растягивает шнур всего на 18 метров. А перед этим занималась группа, в которой были значительно менее сильные пловчихи, чем Инна. И они растягивали шнур на 25 метров.

Я говорю: Инна, ты должна полностью выполнить задание тренера. - Не могу. - Ты должна это сделать десять раз. Не сможешь - пробуй снова. Не сможешь - пробуй снова. Я буду засчитывать только удачные попытки».

Я взял на себя обязанности тренера-бригадира потому что он в силу мягкости характера оказался не в состоянии проявить необходимую жесткость. Ему было жалко Инну, он не мог заставить ее трудиться. Ну что ж, я главный тренер, я должен это сделать. Не поточу что вижу в спортсменке марионетку, которая обязана безропотно исполнять мои приказы. Я поступаю так потому, что «жалеть - значит не жалеть!». Так говорил генерал Панфилов, объясняя командирам что значит истинная забота о человеке в трудных военных условиях. и те же слова я могу отнести к тренерам, призванным заботиться о спортсменах, которым придется отстаивать честь Родины в трудной, очень трудной борьбе.

...Спортсменка делает очередную попытку. Ей не хочется показаться обманщицей, поэтому Инна очень естественно изображает, что действительно не может растянуть шнур. А я не обращаю на это внимания. Я говорю: «Попытку не засчитываем». Наступает время обеда, все ушли, а мы продолжаем заниматься. Вот она первый раз растянула шнур на 25 метров - на глазах слезы.. Второй раз: «Я не могу больше!» - «Можешь. Мне тебя очень жаль, потому что я понимаю, как ты устала, как тебе трудно, но мы будем заниматься с тобой до тех пор, пока ты не доделаешь все до конца» через несколько дней начинается чемпионат страны Инна Абрамова выступает отлично, и ее включают в команду, которая отправляется на чемпионат мира в Эквадор. Я подхожу к Инне и спрашиваю: «Ну как? правильно я тогда поступил или все-таки нужно было тебя пожалеть?» Она рассмеялась: «Конечно, правильно, Сергей Михайлович!»

Своим детям я тоже никогда не делал никаких поблажек. Помню, в 1974 году на чемпионате Европы но прыжкам в воду моя дочь Лена выиграла бронзовую медаль. Это был ее первый международный успех. И тогда же ее тренер Валентина Дедова сказала мне:

- Если вес у Лены не войдет в норму, я работать с ней не стану.

- Какая же это норма? - спрашиваю я тренера.

- Пятьдесят девять килограммов.

А тогда вес Лены был 63 килограмма (при росте 167 сантиметров). Ну а поскольку дочка у меня довольно-таки крепкого телосложения, то сбросить 4 килограмма ей было невероятно трудно. Можете мне поверить: я очень люблю свою дочку, но я по-настоящему морил ее голодом. В доме не было ни одной конфеты, ни одного куска сахара. Но мы выполнили требование тренера, и, кстати сказать, вес 57 килограммов Лена держит до сих пор, хотя и оставила большой спорт...

А как жалко было сынишку, которого я будил в пять утра, чтобы он успел сделать вместе со мной за рядку.

Я говорил ему:

- Миша, на то, чтобы одеться, тебе дается тридцать секунд.

Я принуждал себя делать это. Мой сын с самого раннего детства был слабеньким, болезненным, и вот этого сонного ребенка, который больше всего на свете хочет спать, я выгоняю на улицу...

Я знаю, как это трудно. В суворовском училище мы, курсанты, поднимались в шесть утра. Встаешь, а в голове одна мысль: «Эх, поспать бы еще чуть-чуть...» Когда я приходил домой в увольнение, то просил: «Мама; разбуди меня, пожалуйста, в шесть часов». Она, не понимая поначалу, зачем мне это нужно, будила, а я открывал глаза, садился на постели и, чувствуя невероятную радость от того что впереди у меня еще несколько часов сна, с восторгом снова ложился спать,

Иногда я сам себе кажусь этаким жестоким персонажем из детской сказки. Ну в самом деле, прихожу я, скажем, в столовую и останавливаюсь перед столом, за которым сидит 14-летняя спортсменка. А на столе сладкие пирожки. Я сажусь рядом и говорю: «Знаешь, девочка, нам, тренерам, сегодня не дали пирожков. Ты не обидишься, если я возьму твои?»

И забираю пирожки. Я знаю: эта девочка и в самом деле не обидится на меня. Она поймет, что я помог ей преодолеть слабость. Поймет, потому что мы с ней единомышленники, потому что, когда я вижу ее, у меня в голове одна мысль: только бы ты, Ирочка, проплыла хорошо...

Размышляя обо всем этом, я часто вспоминаю выдающихся тренеров, с которыми сталкивала меня жизнь. Одним из них был папа Буре, как мы его называли. Он руководил бригадой спринтеров, в которой занимался и его сын Владимир, сильнейший в те годы советский кролист.

Однажды на моих глазах произошло следующее. Во время тренировки Володя вылез из воды ипобежал в раздевалку за другими очками. А в бассейне шел ремонт. Спортсмен споткнулся и упал на стальной прут, который воткнулся ему в ногу... Володю отнесли в медпункт, наложили скобки и забинтовали рану. После этого он надел на ногу один за другим три пластиковых мешка, перетянул их резинкой и продолжил тренировку.

Я сказал тогда папе Буре:

- Послушайте, что вы делаете? Скажите сыну, чтобы он немедленно шел домой!

- Нет, - ответил мне старый тренер. Во-первых, я занимаюсь не с сыном. Я тренирую спортсмена. А у него и мысли не должно быть о том, будто существуют какие-то обстоятельства, при которых можно прервать урок...

«Может быть, по-вашему, героизм - дар природы? Или дар каптенармуса, который вместе с шинелями раздает бесстрашие, отмечая в списке: «получено», «получено»?» Ответом на этот вопрос главного героя книги «Волоколамское шоссе» командира батальона панфиловской дивизии Баурджана Момыш-Улы служит вся книга, рассказывающая о том, как люди, побеждая свои слабости, пренебрегая физической болью и подавляя в себе чувство страха, превращаются в героев...

Спортивный героизм - это тоже итог огромного труда, самопожертвований, бескомпромиссной борьбы с противниками, с обстоятельствами, с самим собой. Все это понимал папа Буре, который хотел, чтобы его сын стал большим спортсменом, и который берег его - здесь мне вновь хочется процитировать слова генерала Панфилова - «не словами, а действием».

Ради чего люди занимаются спортом?

Одни - чтобы удовлетворить свое честолюбие, другие - чтобы обрести физическое совершенство, третьи - чтобы оказаться в центре всеобщего внимания. К сожалению, есть и такие, которые видят в спорте лишь источник достижения материальных благ.

Нам не все равно, что движет человеком, который приходит в спорт. Нам не все равно, какие у него мотивы - корыстные или высокие. Мы не можем относиться к этому безразлично, потому что мы коммунисты и не терпим приспособленцев и стяжателей, потому что мы продолжаем дело отцов, потому что советский человек в нашем понимании - это коллективист, гражданин, деятель... Мы стремимся, чтобы ребята поняли и глубоко осознали: ты и страна - это единое целое, а твоя биография, которую ты творишь своими поступками, впрямую связана с биографией страны...

Люди, которые проникнуты этим сознанием, отличаются невероятной стойкостью. Это понимаем не только мы. Недаром журнал «Свиммингворлд» («Мир плавания») писал о звездах нашего плавания, что они относятся к редчайшему и наиболее опасному типу спортивных соперников. Когда они плывут, они не думают ни о рекордах, ни о медалях. Они думают только о том, что через несколько минут над пьедесталом почета поднимут флаг их страны...

Я с великим почтением отношусь к слову, но с особым - к слову об истории. Потому что прикосновение к истории дает нам чудесную возможность расширить границы настоящего и ощутить кровное родство всех поколении советских людей, отстоявших, упрочивших, возвеличивших Родину...

И когда перед трудными соревнованиями мы приезжаем на разъезд Дубосеково, где 28 героев-панфиловцев встали на пути вражеских танков, мы вдруг словно бы попадаем в пространство, в котором соседствуют два потока времени - вчера и сегодня, и становимся свидетелями подвига солдат 41-го, которые своей жизнью, своим настоящим заплатили за то, чтобы не оборвалось наше сегодня, не оборвалось наше будущее...

Из этого душевного настроя и рождается потом неистребимая жажда борьбы, жажда сражаться за честь своей страны и во славу спорта, как сказано в Олимпийской клятве.

Помню, накануне Московских игр мы встретились на Мамаевом кургане с участником битвы на Волге знаменитым снайпером, Героем Советского Союза, кавалером трех орденов Славы В. Г. Зайцевым. Он негромко рассказывал нам о своих товарищах, и нам казалось, что они возвращаются из небытия, повинуясь нашему желанию почувствовать их дыхание, посмотреть глаза в глаза так, чтобы они поверили: у нас такой же характер, как и у них...

Часто бывали мы и на предприятиях. И когда, например, приходили в горячий цех, где работа связана с большим физическим и нервным напряжением, то говорили ребятам:

- Запомните этих людей. Это благодаря им вы можете учиться и заниматься спортом. Значит, от вас, вашей честности, вашего труда зависит, чтобы та часть труда рабочих, которая затрачена на вас, не пропала даром...

Такие встречи заставляют ребят почувствовать истинную любовь к Родине, не детскую, не книжную, а проникнутую взрослым чувством ответственности перед страной, тем самым чувством, которое превращает человека в бойца...

Помню, в 1976 году в Монреале, после того как Марина Кошевая выиграла высшую награду - это было единственное наше «золото», - ко мне подошел Андрей Крылов и сказал:

- Сергей Михайлович, мы вот как решили. Когда в честь победы кого-нибудь из наших ребят будут поднимать советский флаг, мы сами будем петь наш гимн. Будем стоять на трибунах и петь...

На Олимпиаде в Москве после победных финишей советских пловцов 8 раз поднимали флаг нашей Родины. И всякий раз я с гордостью и восторгом слушал, как звучит наш гимн, который поют юноши и девушки; в спортивных костюмах со словами «Сборная СССР» на груди...

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru